Эксперт: «Угрозу ядерной войны никто не отменял»

31

Сегодня на фоне неспокойной международной ситуации все чаще слышатся разговоры о том, что перспектива новой глобальной войны уже не так призрачна, как раньше. С момента последнего мирового конфликта — Второй мировой войны — прошло уже почти 70 лет, и оружейные технологии за это время сделали огромный шаг вперед. Как будет организована защита населения в случае возможного военного противостояния? Об этом и многом другом «МК» побеседовал с Сергеем АКАТЬЕВЫМ, заместителем начальника Управления гражданской обороны и защиты населения МЧС России.

Хочешь мира — готовься к войне

— Гражданская оборона — это система мероприятий по подготовке и защите населения от опасностей, возникающих при ведении военных действий и вследствие них, а также от опасностей различных чрезвычайных ситуаций. У нее есть три основных метода: первый — это обеспечение населения средствами индивидуальной защиты, в том числе противогазами, защитными костюмами и т.д. Второй — это предоставление людям в случае опасности средств коллективной защиты, в том числе убежищ, защищающих от воздушно-ударной волны ядерного оружия, и противорадиационных укрытий, защищающих от действия радиации и отравляющих химических веществ. Это знаменитые бункеры, обеспечивающие автономное существование на срок до трех суток. Это также заглубленные помещения более простого устройства, ослабляющие действие радиации. К ним можно отнести подвалы, погреба и другие подземные помещения. Наконец, третий метод гражданской обороны — это эвакуация населения и материально-культурных ценностей в безопасные районы. Сегодня стало ясно, что подходы к обеспечению гражданской обороны необходимо менять.

— С чем связана такая необходимость?

— Дело в том, что начиная с 1961 года отечественная система гражданской обороны создавалась в расчете на защиту населения от поражающих факторов, в первую очередь ядерного оружия. Поэтому она постоянно совершенствуется, и сегодня мы даже при огромных затратах не сможем обеспечить 100-процентную защиту населения от всего того арсенала, который накопило человечество. От прямого попадания современного оружия массового поражения не спасет ни один бункер; более того — его применение в ходе международного военного конфликта неизбежно обернется катастрофой мирового масштаба, в которой, скорее всего, не выживет никто. Это понимаем мы, и это понимают наши противники; именно поэтому до сих пор ядерной войны и не произошло. Сегодня много говорят о том, что мы снова находимся в состоянии «холодной войны» со странами Запада; так вот, имеющееся у ее сторон ядерное оружие предназначено не для нападения — оно обеспечивает сдерживание от войны. Вероятность того, что мы, как и наши противники, применят его первыми, крайне низка; более того, мы сделаем все возможное, чтобы наше противостояние не переросло в ядерный конфликт.

— Значит, готовиться к ядерной войне система гражданской обороны больше не будет?

— Нет, конечно, такую угрозу никто не отменял. Однако на первый план сегодня выходит высокоточное оружие, предназначенное для точечного поражения военных, критически важных и потенциально опасных объектов, а также объектов жизнеобеспечения. Поэтому в современных войнах население будет страдать в первую очередь от их поражения и образующихся вокруг них зон химического и радиационного загрязнения, пожаров, зон катастрофического затопления и т.д. И мы, разрабатывая новую стратегию гражданской обороны, должны найти некую золотую середину между угрозами ядерного оружия и высокоточного оружия с сопутствующими очаговыми, локальными чрезвычайными ситуациями.

Бункер в каждый дом

— Согласно правилам, принятым в СССР, убежищами в городах особой важности — Москве и Санкт-Петербурге — обеспечивалось все трудоспособное население. В остальных крупных городах они предоставлялись лишь рабочим тех предприятий, которые должны были продолжать работу даже в военное время. Остальных горожан в случае опасности планировалось укрывать при внезапном нападении противника в подвальных или заглубленных помещениях. Однако основным способом защиты считалась эвакуация. По правилам вначале из городов вывозилось нетрудоспособное население, не занятое на производстве, затем — по решению руководства страны — уезжали и все остальные. Эти правила достались по наследству и России. Все схемы эвакуации согласованы с множеством ведомств, в т.ч. с Минобороны, Минтрансом и РЖД. Однако сегодня в случае опасности эвакуация по этим планам, вероятнее всего, проводиться уже не будет. Причин этому несколько — во-первых, рост населения. Та же Москва в случае опасности должна эвакуироваться в 10 субъектов РФ; значит, в каждый субъект должно ехать свыше миллиона человек. Но они просто не могут принять столько людей! Ведь во времена СССР действовал принцип подселения — к одному человеку подселяли трех. А сегодня у нас есть частная собственность, и для размещения эвакуированного населения мы можем использовать только какие-нибудь пансионаты да санатории. Кроме того, из-за развития вооружения площадь безопасных районов резко уменьшилась; ведь сегодня достать тем или иным оружием можно практически везде.

— Но если население городов не будут эвакуировать, то как же его планируется защищать?

— Последние события на Украине показали, что сегодня наибольшую опасность для городского населения во время военных конфликтов представляют осколочное и фугасное поражения, а также обрушение зданий. Для защиты от этого будет вполне достаточно кратковременных укрытий, куда люди в случае опасности могут спуститься, переждать обстрел, а затем вернуться к своим повседневным делам. Такие укрытия в будущем планируется создавать во всех объектах капитального строительства (в т.ч. в жилых домах), возводимых в крупных городах. Это могут быть и укрепленные подвалы, и какие-то специально оборудованные помещения. К примеру, в некоторых странах в средних частях зданий создаются специальные защищенные комнаты, где люди могут укрыться в случае различных химических атак. Они прячутся там, затем ядовитое облако проходит, и население возвращается к своей обычной деятельности. При этом советские, «ядерные» укрытия, безусловно, сохранятся; они, как и раньше, будут предназначены в большинстве городов для укрытия наибольшей рабочей смены предприятий, а в Москве и Санкт-Петербурге — для укрытия всего трудоспособного населения. Это связано с тем, что власти всегда понимали, что эвакуация оттуда людей крайне проблематична и их эффективнее там укрывать, чем оттуда вывозить.

— Население Москвы в последние годы постоянно увеличивается. Хватит ли в случае опасности бункеров на всех жителей города?

— На сегодня столица обеспечена убежищами на 70–75%, при этом центр города — более чем на 100%. Существующие укрытия мы постоянно поддерживаем в рабочем состоянии и дополнительно вводим в эксплуатацию 10–15 объектов ежегодно. Кроме того, в будущем в каждом капитальном строении будут предусмотрены краткосрочные убежища, так что москвичам будет где укрыться.

— Эвакуация как метод гражданской обороны уйдет в прошлое?

— Нет, она сохранится — но для зон, которые с наибольшей долей вероятности пострадают от воздействия высокоточного оружия. Как я уже говорил, это военные, критически важные и потенциально опасные объекты, а также объекты жизнеобеспечения. Такие объекты (в т.ч. гидротехнические сооружения, атомные станции и т.д.) обычно имеют санитарно-защитные зоны, в которых могут быть расположены небольшие населенные пункты. Их мы и планируем эвакуировать в случае опасности — но здесь речь идет уже не о миллионах человек, как в случае с крупными городами. Соответствующие нормы содержатся в новой редакции Свода правил «Инженерно-технические мероприятия по гражданской обороне». Указанный Свод правил утвержден приказом Минстроя России и вступает в силу с 1 декабря 2014 года.

Кому нужны 82 миллиона противогазов

— Недавно в МЧС был разработан приказ №543 «Об утверждении положения о порядке обеспечения населения средствами индивидуальной защиты». Этот документ, сейчас находящийся на регистрации в Минюсте, полностью меняет подход к средствам индивидуальной защиты как одному из методов гражданской обороны. Сегодня они в основном представлены противогазами двух типов — ГП-5 и ГП-7, — которые в количестве 82 миллионов (!!!) штук еще со времен СССР хранятся на специальных складах в пригородах больших городов. У такого положения дел есть два главных минуса: во-первых, в случае какого-либо ЧП мы можем просто не успеть вывезти их в ближайший город и раздать людям. Во-вторых, эти противогазы главным образом предназначены для защиты людей от отравляющих боевых веществ. Т.е. при воздействии других отравляющих веществ, в том числе всевозможной производственной химии, они людей попросту не спасут.

— И что же должно прийти на смену противогазам?

— Противогазы останутся, но их попросту станет меньше. Там, где они не нужны, с учетом имеющихся опасностей будут использоваться другие средства индивидуальной защиты, которые при определенных условиях эффективнее. Один из вариантов — это так называемые самоспасатели, средства индивидуальной защиты органов зрения и дыхания человека от воздействия отравляющих веществ на время эвакуации. Они напоминают прозрачные накидки со сменным патроном, через который, как и в противогазе, фильтруется воздух. Причем этот патрон рассчитан именно на тот тип отравляющих веществ, который с наибольшей долей вероятности может появиться в том или ином месте. Проще говоря, на заводе по переработке аммиака самоспасатели будут предназначены именно для защиты от него. При этом они легкие и дешевые, люди могут проводить в них много времени, в то время как противогаз и стоит 3,5 тысячи рублей, и находиться в нем больше часа способен очень редкий человек.

— А храниться самоспасатели будут на тех же загородных складах?

— Нет, склады с ними предполагается размещать около военных, критически важных и потенциально опасных объектов, а также объектов жизнеобеспечения, которые могут стать мишенями для точечных ударов противника. Кроме того, самоспасатели предполагается размещать на рабочих местах этих объектов. Более того — их запаса там должно хватить для выдачи населению, проживающему в населенных пунктах санитарно-защитных зон. Мы предполагаем, что новые правила, касающиеся средств индивидуальной защиты, вступят в силу уже с 1 января 2015 года.

— Планируются ли какие-то новшества в области систем оповещения, «воздушной тревоги» и т.д.?

— Системы централизованного оповещения в городах есть, они сохранены и функционируют в полном объеме. Пока принципиальных изменений в них не так много; одно из них — это комбинированное оповещение. Проще говоря, если раньше в случае опасности в городах срабатывали электрические сирены, а информация до населения доводилась черед радио, телевидение и другие СМИ, то теперь есть разработки, при которых включение сирен комбинируется с трансляцией необходимой информации населению через уличные громкоговорители, что ускоряет процесс оповещения.

— Оказали ли последние события на Украине влияние на планы по развитию гражданской обороны в России?

— Безусловно. Сейчас мы огромное внимание уделяем разработке планов гражданской обороны Республики Крым и города Севастополя. Он, вероятнее всего, вскоре встанет в один ряд с Москвой и Санкт-Петербургом, получив статус города особого значения. От МЧС в Крыму недавно побывала специальная рабочая группа, которая оценила уровень готовности объектов гражданской обороны, которые там находятся, проанализировала возможные угрозы и приступила к разработке подробных планов по защите местного населения. Безусловно, события, которые разворачиваются вблизи Крыма, заставляют нас работать активнее.