Гюльсюм, ухаживающей за парализованным Умутом, перестали выплачивать пенсию

1511

В отношении Гюльсюм Кабадайы возбуждено уголовное дело по жалобе со стороны Департамента социальной защиты населения (SGK), который обвиняет Гюльсюм в фиктивном разводе с мужем с целью получения отцовской пенсии, на которую бы она не имела права в случае, если бы была замужем. Организация требует от Гюльсюм возвращения уже полученных пенсий на сумму 68 тыс. лир.

Напомним, Гюльсюм-ханым стала известна в Турции и России благодаря истории своей жизни. Женщина уже много лет ухаживает за русским юношей, который в результате аварии, произошедшей в Турции в 2008 году, оказался парализованным, потерял память и чья личность до сих пор не установлена.

На слушание дела, проходившее в суде Анталии, явились Гюльсюм Кабадайи, её бывший муж Зекерия Агар и их дети Тунахан, Мехмет Али и Фирдевси Агар. Женщина привезла на инвалидной коляске и молодого человека по имени Умут (Надежда), за которым она ухаживает. Однако во время всего процесса юноша находился за дверями зала суда.

Выслушав в качестве свидетелей детей бывших супругов, которые сообщили, что их родители не живут вместе ещё с 2006 года, а также старосту квартала Мейдан Мехмета Будаклы, утверждающего, что он ничего не знает об этой семье, суд принял решение отложить разбирательство, пока не будет выслушан ещё один общественный свидетель по имени Ильяс Кандемир — работник района, в котором живёт Гюсьсюм Кабадайи.

Отвечая на вопросы журналистов, Кабадайи сообщила, что она получала 840 лир ежемесячной пенсии своего умершего отца, пока работники Органов социальной защиты населения не узнали об этом из документального фильма, снятого российскими корреспондентами. В этом фильме женщина рассказала и о бывшем муже, с которым она развелась в 2006 году: «Тогда мой бывший муж сказал, что материально нам помогает. Работники органов социальной защиты населения, решив, что я обманным путём развелась с мужем и осталась жить с ним в одном доме, перестали выдавать мне пенсию моего отца. Пока я была в Самсуне на лечении Умута, мне домой пришло письмо, в котором они требуют вернуть 68 тысяч лир, которые я получила до сегодняшнего дня. Поэтому я подала апелляцию в Первый трудовой суд Анталии. Мои дети – Тунахан, Мехмет Али и Фирдевси Агар – пришли вместе со мной и выступили в качестве свидетелей. А поскольку Умута негде было оставить, мы взяли его с собой».