Отец Вари Карауловой обратился в Стамбуле к турецким службам безопасности

714

В среду отец пропавшей студентки Варвары Карауловой вылетел в Стамбул на поиски дочери. В том, что девушка оказалась в лапах исламских экстремистов, мужчина не сомневается.

«Варя отлично закончила школу. Знает пять языков, она чудесный, правильный ребенок, попала под дурное влияние», — говорил несколькими днями раньше отец студентки Павел. Как развиваются события с поисками девушки и почему она могла променять внешне благополучную жизнь на сомнительное «приключение» — в материале «МК». (А также читайте материал "Филфак МГУ — факультет невест... сначала панков, потом исламистов").

Пять дней отец Вари Карауловой бил тревогу. Своей бедой поделился в соцсетях. Помогать ему взялся известный столичный адвокат. К поискам присоединились журналисты всего мира.

— В среду Павел Караулов вылетел в Стамбул, — рассказывает лидер общественного движения «Альтернатива» Олег Мельников. — Мы поделились с ним всеми контактами и связями с сирийской оппозицией. Сейчас пытаемся тоже что-то разузнать по нашим каналам о местонахождении Вари. Хотя в этом случае и наши власти, и власти любой другой страны бессильны что-то поменять. Дело в том, что девушка — совершеннолетняя, поэтому она вправе распоряжаться своей судьбой как захочет. Она могла спокойно пересечь границу с Сирией и отправиться дальше. Задерживать ее на границе не стали бы. Повода нет. Она не преступница, не малолетняя, ничего противозаконного не совершила. По факту чего ее задерживать? Если бы она была несовершеннолетняя или был бы установлен факт ее похищения — одно дело. Но, по всей видимости, Варвара сама принимала решение уехать из России.

— Какие последние новости из Стамбула?

— Отец пропавшей связался с местным аналогом ФСБ, нанял адвоката и пытается через официальные органы найти дочь. Помогут ли ему там — вопрос. Единственный шанс, чтобы турецкие власти зашевелились, сказать им, что дочь отправилась воевать на ту сторону, которую не поддерживают турки. Тогда возможно, что девушку задержат на какое-то время на границе. Если, конечно, она официально будет ее переходить…

— Но она могла уже и перейти границу?

— Времени у нее было достаточно. От турецкой провинции Газиантепа до границы Сирии — каких-то десятки километров. Она практически никем не охраняется. Перейти ее нет проблем. Это место напоминает российско-украинскую границу до военных действий. То есть она прозрачна. Там есть пункт пропуска, но отсутствуют какие-то спецсооружения, которые не позволили бы девушке перейти ее.

— Вы часто встречаетесь с подобными случаями?

— Года два назад к нам обратился мужчина с просьбой найти сына. Они сами из Казахстана, но русские. Сын уехал в Москву учиться. Жил он в Люберцах. Познакомился с девушкой. Бросил институт, потом принял ислам. Но молиться ходил не в обычную мечеть, а делал это на квартире в Люберцах. Вскоре парень поменял имя и улетел в Стамбул. Оттуда в Сирию. До сих пор о нем ничего не известно. Еще пара похожих случаев происходила в Москве за последние два года. Интересно, что все ребята, которые приняли ислам, посещали молитвенные комнаты на квартирах, расположенных на окраинах столицы.

— Родители пропавшего студента пытались разыскать сына?

— Отец написал заявление в посольство России по факту пропажи ребенка, в местные органы власти. В итоге в России завели разыскное дело, в Казахстане тоже. На этом всё. По моим данным, сейчас каждый день в разных частях нашей страны родители сталкиваются с подобной проблемой. Так получилось, что отец Вари оказался активным товарищем, и об этой истории узнала вся страна. А большинство родителей сидят и просто ждут возвращения своих детей.

Кто попадает под влияние экстремистов, что могло подтолкнуть успешную студентку изменить свою жизнь и есть ли обратная дорога из такой истории — мы поинтересовались у психологов.

Психолог Анна Кирьянова:

— Какие люди поддаются вербовке?

— Человек должен быть очень хорошим, добрым и отзывчивым. Вербовщики всегда пользуются тем, что делают акцент именно на благородных качествах человека, на его готовности к самопожертвованию. Также человек должен быть внушаемым. Это врожденное качество, и оно не зависит от образования, воспитания и национальности. Примерно 20 процентов людей, живущих на земле, внушаемые. Также вербовке хорошо поддаются люди, у которых высокий уровень личной энергии, он требует реализации. В основном подобному влиянию поддаются юноши и девушки от 17 до 25 лет. В этом возрасте в человеке ярко проявляется бунтарский дух, и если он встретит сильного лидера, то есть человека, обладающего властностью, харизмой, умением убеждать, то, безусловно, пойдет за ним и за его идеей. Идея в этом случае должна быть очень резкой, яркой, крутой, она должна задействовать в человеке его страстность, эмоциональность и жертвенность. Лидеры религиозных фанатиков — умные, образованные люди — легко вычисляют нужный им тип личности. А многим молодым людям сегодня не хватает драйва, эмоций. Возможно, пропавшая Варя не искала благополучия, денег, она просто готова была себя принести в жертву. Молодые люди привыкли считать, что лично с ними ничего случиться не может: они воспринимают смерть как нечто комичное, театральное: главный герой погиб на сцене, потом встал, отряхнулся и дальше пошел. Вряд ли Варя за короткое время успела стать религиозным фанатиком. Она идейная девочка. А люди с горящими глазами, идеалисты — это самые опасные. Именно они путают идеалы и реальную жизнь.

— Девушка уже уехала в Турцию. Что ее может заставить вернуться обратно?

— Никакие действия отца, который везде кричит о том, что надо вернуть дочь, к успеху не приведут. Чем больше Варя будет чувствовать на себе давление и сопротивление, тем больше у нее будет проявляться негативизм. Она начнет действовать назло. Это все равно что пытаться отвернуть девушку от любимого человека: чем больше ей будут про него говорить плохого, тем больше она к нему станет привязываться. Здесь такой же феномен. Чем больше отец будет разоблачать дочь, тем она быстрее порвет отношения с родителями. А те, кто ее завербовал, быстрее добьются желаемого результата; более того, они разрушат ее отношения с семьей, и родители станут для Вари врагами. В случае разочарования возвращаться девушке будет некуда.

— А что делать родителям? Сидеть и ждать?

— Сложный вопрос. Действия родителей могут послужить предупреждением для других, но собственный ребенок может от них и отвернуться.

— Кстати, отношения у Вари с родителями всегда были отличными. Почему они ничего не подозревали?

— Люди, которые попадают в секты, становятся скрытными. Их привлекает тайное общество, секретность, им нравится играть разные роли, носить маску.

— И все-таки у родителей Карауловой есть шанс вернуть дочь?

— В том случае, если у самой Вари наступит разочарование в той идее, в которую она поверила. Сейчас она ждет, что ее жертву оценят, на голову наденут мученический венок, дадут призы и награды. Как правило, такого не происходит. На деле все окажется более прозаично. Варя, судя по всему, девочка яркая, с высоким самомнением. И как только она поймет, что ожидаемое не совпадает с действительным, она вернется.

У социального психолога Алексея Рощина свое видение ситуации.

— В больших городах многие люди чувствуют себя одинокими. Это чувство называется «одиночество в толпе». Вроде вокруг много людей, но базовые человеческие потребности не удовлетворяются — это сразу вызывает депрессию, апатию, нераскрытую злость, которую люди таят от посторонних. Такие люди чаще всего попадают под влияние вербовщиков. Глобальное равнодушие окружающих к человеку — фактор, который сыграет на руку вербовщику. Возможно, Варе предложили те ценности, которыми она была обделена, — братство, слияние, общую цель, — и в завершение добавили: «Все будет хорошо, и все будут счастливы».

— Но у нее и так все было хорошо!

— Женщины более поддаются психологической обработке. Потому что они больше страдают от одиночества. Насколько я знаю, молодого человека у Вари не было. Это минус. Ей не хватало телесного контакта. Если бы к Варе кто-то проявлял интерес, подобного бы не случилось. Часто женщин вербуют именно через совмещение идеологической обработки и телесного контакта. Их окружают заботой и вниманием. И когда они полностью удовлетворены эмоционально, физиологически и психологически, то способны на любые «подвиги». И вскоре обычная жизнь становится для них серой, непонятной и неинтересной. Это механизм секты. Так происходит изменение психики.

— Можно вернуть такого человека к нормальной жизни?

— Если ее вернуть обратно в нормальное сообщество в течение ближайшего времени — восстановление может произойти быстро. Ничего необратимого нет. Чем больше она будет погружаться в ту среду, тем больше будет разрушаться ее психика. Впоследствии ей придется уже вспоминать многие навыки обычной жизни, которые у нее будут подавлены, и, собственно, начинать жизнь с нуля.

На сегодняшний момент никаких новостей о Варе нет. Родные продолжают разыскивать ее, а однокурсники поспешили закрыть свои аккаунты в социальных сетях: то ли боятся оказаться в зоне повышенного интереса окружающих, то ли опасаются такой же вербовки, которой подверглась Варя.

Андрей Яшлавский, автор работ по политическому экстремизму и терроризму: «Пока мы не можем со стопроцентной уверенностью утверждать, что девушка из МГУ уехала в Турцию для того, чтобы перебраться в Сирию, на контролируемую джихадистами территорию. Однако именно Турция, имеющая 800-километровую границу с Сирией, является основным перевалочным пунктом для европейцев (и наших соотечественников тоже), едущих воевать в соседнюю страну на стороне «Исламского государства». Туда легко и дешево попасть, не нужна виза, да и доехать на автобусе, скажем, из Стамбула до сирийской границы тоже не составляет проблемы. Женщины, по оценкам, составляют 10–15% иностранных рекрутов «Исламского государства». Некоторые женщины — гражданки европейских стран отправляются на контролируемую джихадистами территорию Сирии вместе с детьми. В феврале этого года стало известно, что в Сирию отправились девушки-школьницы из Великобритании, 15 и 16 лет, желавшие присоединиться к «Исламскому государству». Порой отправляющихся к экстремистам иностранцев удается перехватить. Вот один пример: несколько месяцев назад в Великобритании исчезли двое 17-летних парней. Когда власти заподозрили, что они отправились воевать в Сирию, тут же были проинформированы соответствующие органы в Турции. И молодых людей задержали в аэропорту Стамбула, куда они прилетели из Барселоны. Юношей и находившегося с ними 19-летнего парня сразу отправили в Лондон. Другой пример: нынешней весной в Турции были задержаны девять граждан Британии (все они приходятся друг другу родственниками, а один из них, 22-летний студент Манчестерского университета, был сыном члена горсовета английского города Рочдейла) — их подозревали в том, что они хотели проникнуть в Сирию. Пару месяцев назад сообщалось и о задержании в турецкой провинции Газиантеп нескольких граждан России, а также граждан Косова, Таджикистана и Швейцарии, пытавшихся перейти турецко-сирийскую границу».