Журналистика под арестом!

76

Они не первые журналисты, которые попали за решетку, защищая право общества на свободное получение информации. И, к сожалению, судя по тому, что мы наблюдаем в последние дни, они не будут последними.

Можно с уверенностью сказать, что арестованы не Джан Дюндар и Эрдем Гюль, а в целом свобода слова и печати в Турции.

Газета Cumhuriyet на сайте издания опубликовала видеокадры, на которых была запечатлена прошедшая 19 января 2015 г. в провинции Адана операция по задержанию грузовиков с оружием и боеприпасами, принадлежащих Национальному разведывательному управлению Турции (MİT) и предназначавшихся сирийским повстанцам. Инцидент получил огласку задолго до публикации Cumhuriyet, однако власти утверждали, что эти грузовики перевозили гуманитарную помощь сирийским туркманам. И тут появились доказательства, опровергающие отговорки государства. Цена данного журналистского поступка оказалась очень высокой: главный редактор газеты Cumhuriyet Джан Дюндар и представитель газеты в Анкре Эрдем Гюль были арестованы.

Дюндар и Гюль были арестованы 26 ноября в результате расследования, начатого Стамбульской республиканской прокуратурой, по обвинению в «причастности к террористической организации», «шпионаже» и «разглашении государственной тайны». Журналистов направили в следственный изолятор Силиври.

Давайте на примере Джана Дюндара и Эрдема Гюля посмотрим, как журналистика Турции попала под давление и была «заткнута».

Видеокадры с обыском грузовиков были опубликованы в мае этого года. Не прошло и дня, как Стамбульская республиканская прокуратура взялась за это дело. Против газеты Cumhuriyet было начато расследование по обвинению в «терроризме».

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган после появления новости дал интервью одному из центральных телеканалов. «Человек, который опубликовал эту информацию, дорого заплатит за неё. Я не оставлю этого просто так», – пригрозил Эрдоган. Обратите внимание: он не просто заявил об этом, он практически взял на себя роль и обвинителя, и адвоката, и прокурора, и судьи в этом деле.

Прокурор Ирфан Фидан вызвал Дюндара и Гюла на допрос. Направляясь давать показания, Дюндар задал уместный вопрос: «Это тайна государства или тайна Эрдогана? Почему президент подал заявление от своего имени?» Пытаясь найти ответы на этот вопрос, он продолжил: «Думаю, расследование раскроет детали. Я обвиняюсь в шпионаже. Президент сказал, что публикация является предательством. Мы не шпионы, не предатели, не герои. Мы просто журналисты. И то, что мы сделали, от начала и до конца всего-навсего журналистика. Прокурор требует двойного пожизненного заключения. Я понимаю реакцию президента и его жесткие обвинения, учитывая, какого масштаба достигло это дело. Всё потому, что преступники были пойманы с поличным. С поличным было поймано правительство. Это вызвало панику. Всё это можно понять. Но я знаю, что расследование только увеличит панику».

Оба журналиста были арестованы в результате обвинения президента по делу о грузовиках, которые принадлежали разведке. Правительство не раз заявляло о том, что свобода слова и печати является её красной чертой. Этими действиями власти показали, где именно, по их мнению, проходит красная черта. Таким образом, право граждан получать информацию – в том числе и о том, что правительство допустило ошибку или обмануло, – было попрано. Механизм, который во имя граждан контролирует и там, где это уместно, критикует власти, очень серьёзно пострадал. Институт, который во всем мире используется для информирования граждан и контроля над властями, в Турции начал превращаться в уродливое чудовище, которое скрывает правду, замалчивает факты, обеляет репутацию, оправдывает, прикрывает, утрирует и, при возможности, раболепствует. СМИ, журналисты которых пытаются с честью выполнять свою работу, поглощаются или подавляются государством, а сотрудникам угрожают, указывая на СИЗО Силиври.

Нельзя не вспомнить спекуляции и противоречивые высказывания властей после публикации новости о грузовиках МİТ, за которую посадили Дюндара и Гюля. Под влиянием паники власти вначале заявили: «Не было в грузовиках ничего подобного», «Там гуманитарная помощь, продовольствие». Как только стало известно, что грузовики везли оружие и боеприпасы, стали заявлять о том, что оружие предназначалось для туркманов. А после инцидента с российским военным самолётом Су-24 появились те, кто сказал: «Если бы не эти предатели, туркманы получили бы тогда свое оружие и смогли бы защитить себя». Говорить-то говорили. Но если вспомнить слова бывшего члена оппозиционной Партии националистического движения (ПНД) Тугрула Туркеша, переметнувшегося на сторону правящей партии и ставшего заместителем премьер-министра Турции: «Клянусь Богом, это оружие не направлялось к туркманам», картина приобретает совершенно иную окраску.

Всех интересует вопрос, будет ли Туркеш выступать в качестве свидетеля в деле Дюндара и Гюля. К тому же, если учесть тот факт, что туркманы также заявляли о том, что никакого оружия им не приходило.

Так куда же направлялось это оружие? Отвечая на этот вопрос, Эрдоган как-то сказал: «Какая разница, перевозили они оружие или не перевозили?» На что позже Дюндар отреагировал словами: «Тогда какая разница, опубликовали мы эту новость и видеокадры или не опубликовали?»

Самое интересное то, что в этом деле в качестве обвиняемых фигурируют не преступники, а те, кто рассказал о преступлении. В этом деле журналистика представляется преступлением, а журналисты – преступниками. К сожалению, больше всего этой глупости способствуют журналисты, приближенные к власти. В то время, когда Джан Дюндар и Эрдем Гюль давали показания прокурору Ирфану Фидану, на «Канале 24» выступал Джем Кючюк, который сказал следующее: «Если ты покажешь спальню Турецкой республики всему миру, ты заплатишь за это. Они не отделаются лишь показаниями. Их будут судить и требовать пожизненное. Джана Дюндара нужно арестовать. То, что он сделал, называется шпионажем».

А агентство Anadolu, превратившееся в стенгазету правительства, еще во время допроса Дюндара и Гюля брало интервью у провластных юристов, которые, в свою очередь, говорили о журналистах как о преступниках.

Власти Турции, которые не терпят критики, по-видимому, серьезно намерены вырубать каналы, запрещать печать, открывать дела на СМИ, арестовывать журналистов. Одним словом, подавлять любую критику. Однако нужно вспомнить слова Джана Дюндара, которые он сказал после того, как суд выдал ордер на его арест: «Не расстраивайтесь. Это решение для нас как медаль Почёта. Мы будем продолжать свою борьбу за решеткой и за ее пределами»