В Турции сирийские беженцы работают за гроши, чтобы выжить

194

Жизнь превратилась в борьбу за существование для более чем двух миллионов сирийцев, которые нашли прибежище в Турции. Большинство из них работают за гроши, чтобы выжить.

К примеру, ежедневная заработная плата многих работающих в турецкой столице сирийцев составляет 15 турецких лир ($ 5). Самым удачливым из приблизительно 50 тыс. работающих в Анкаре сирийцев платят до 30 лир ($ 10) в день. Как правило, небольшие компании, в которых обычно трудятся беженцы, рассматривают их как «дешевую рабочую силу». Большинство из них вынуждено работать без социального страхования.

Вы также можете увидеть сирийских детей, работающих в промышленных зонах, таких как Остим (Ostim), а также в небольших мебельных мастерских, расположенных в предместьях столичного района Сителер. Как правило, большинство сирийцев живут в хибарах, арендуя их в тех же промышленных районах, в которых они работают. Ежедневный заработок сирийских беженцев, работающих в вышеупомянутой промзоне Остим, как правило, составляет 15 лир. По мнению некоторых работодателей, которые согласились ответить на вопросы журналистов при условии сохранения анонимности, большинство работающих здесь сирийцев – молодые люди. Некоторые из них остаются на своем рабочем месте даже ночью. Согласно официальным данным, в Турции на данный момент находятся 2 млн 291 тыс. 900 сирийских беженцев. Реальные цифры, по неофициальным оценкам, значительно выше. Только 250 тыс. беженцев живут в специально созданных лагерях, в основном расположенных в приграничных турецких провинциях.

Почти треть из официально зарегистрированных сирийцев – молодежь. Особенно социально уязвимая группа беженцев – дети школьного возраста, поскольку подавляющее большинство из них не могут получать образование. Согласно недавнему докладу Human Rights Watch (HRW) – неправительственной организации, осуществляющей мониторинг, расследование и документирование нарушений прав человека – в Турции сейчас находятся 708 тыс. сирийских детей школьного возраста. Более чем 400 тыс. из них не могут посещать школу, несмотря на указ турецкого правительства, гарантирующий им доступ к турецкой системе образования. Согласно докладу HRW под названием «Когда я представляю мое будущее, я не вижу ничего: Препятствия к получению образования для детей сирийских беженцев в Турции», школу посещают только 25% от живущих за пределами лагерей детей-беженцев школьного возраста.

Один из производителей мебели в районе Сителер, отвечая на вопросы журналистов издания Sunday's Zaman, сказал, что у него работают трое сирийских сотрудников. Работодатель, предоставивший сирийцам рабочие места без надлежащей по закону регистрации в системе социального обеспечения, согласился на интервью при условии сохранения полной анонимности. Отметив, что он не единственный, кто сотрудничает с сирийцами на тех же условиях, наш собеседник сказал: «Они пытаются заработать на хлеб, а мы пытаемся заполучить работников». Он также добавил, что в числе рабочих, занятых в мебельном производстве в Сителер, есть дети. Бизнесмен хорошо отозвался о сирийских работниках, подчеркнув: «Особенно хороши в производстве те, кто прибыл из Алеппо. Они очень профессионально изготавливают мебель. В работе они трудолюбивы и скрупулёзны». Однако все же есть работодатели, которые предпочитают нанимать на работу турецких граждан, а не сирийцев, при этом справедливо утверждая, что многие местные жители являются безработными.

Другой представитель все тех же местных мебельных цехов сказал: «Все-таки здесь все предпочитают брать на работу сирийцев, так как они работают без социальной страховки и соглашаются на меньшую плату, чем турецкие рабочие».

Ахмад Муса – сириец, который также работает на производстве мебели в Сителер. У себя на родине, в Алеппо, он управлял рестораном. Муса был вынужден покинуть свой город, когда сирийские самолеты начали бомбардировки. Как и большинство сирийцев, работающих в турецкой столице, он живет в районе Ёндер, что рядом с Сителер . «У нас нет никакой социальной страховки, но мы должны работать. Мои родственники работают на тех же условиях», – сказал Муса.

Сирийцам платят от 700 до 800 лир в месяц ($ 239–273), рассказал Муса, мечтающий о возвращении в родной город, как только там закончатся военные действия. Район Ёндер, по его словам, выглядит как его родная страна Сирия в миниатюре. Часть сирийских беженцев держат здесь скромные продуктовые магазины, пекарни и ресторанчики. Вы также можете увидеть множество магазинов, на окнах которых есть надписи на арабском языке. Помимо всего прочего, значительное число сирийцев, живущих в Анкаре, задействованы в качестве рабочей силы в текстильной промышленности.