Резван: Мусульманские богословы должны привлекать внимание к гуманистическим основам ислама

199

Издание «МК-Турция» совместно с агентством Джихан побеседовало на актуальные темы, касающиеся исламского мира, с известным российским арабистом и исламоведом, доктором исторических наук, профессором Ефимом Резваном. Также мы поговорили о положении верующих мусульман, о том, как их воспринимают другие общества, о том, какую роль должны играть сами мусульмане в решении проблемы террора.

Насколько мы знаем, одна из ваших работ в 2001 году получила премию ЮНЕСКО за наибольший вклад в развитие диалога цивилизаций. Можете рассказать о ваших свершившихся и продолжающихся трудах в данной области?

На самом деле моя самая узкая специальность – это древнейшие рукописи Корана. И мне кажется, что самые интересные мои научные достижение как раз связаны с этой сферой, которая за последнее время приобретает всё большую не только научную, но и общественно-политическую актуальность. Может быть, вы слышали, что не так давно была проведена радиокарбонная датировка серии древнейших рукописей Корана, и эта датировка оказалась, в ряде случаев, сравнима с годами жизни пророка Мухаммеда, а иногда давала и более ранние даты. Это поставило под сомнение мусульманскую традицию создания священного текста, на фоне чего возник методологический кризис у нас в науке. В своё время, на рубеже 1970-80 гг., подобный кризис уже возникал в связи с тем, что ряд западных учёных утверждал: тот текст Корана, который мы имеем сегодня, возник не ранее 9-10 веков. Как учёный, я не пытаюсь чью-то точку зрения подтвердить или опровергнуть, а работаю с теми материалами, которые у меня есть. В первом случае, я говорю о работе, за которую я получил разные премии, мне удалось с помощью одной из древнейших рукописей Корана, часть которой я нашёл здесь, в Петербурге, а часть – на границе Афганистана с Узбекистаном, доказать, что мусульманская традиция создания, фиксации священного текста верна по существу.

Совсем недавно меня пригласили в Великобританию, чтобы я мог принять участие в обсуждении непонятных данных радиокарбонной датировки и представить свои варианты решения проблемы. Кажется, что мне это удалось сделать. Решение здесь лежит на поверхности (подробнее см.: http://www.kunstkamera.ru/en/news/2015_10_28/). Дело в том, что древнейшие рукописи Корана созданы на пергамене, а радиокарбонная датировка фиксирует смерть животного, из кожи которого он сделан. Эти рукописи очень большие, по существу один лист – это один баран. Понятно, что рукопись из 500 или 600 листов – это 500 или 600 баранов, и это, на самом деле, очень дорого. Нам известно, что в ходе первых арабо-мусульманских завоеваний в ряде монастырей и византийских государственных учреждений были захвачены скриптории, где хранились заготовленные заранее листы пергамена. Этот пергамен вывезли в качестве военной добычи и использовали как раз для того, чтобы создать самые древние рукописи Корана.

Все это очень важно, потому что вопрос с древнейшими рукописями, с тем, менялся ли текст Корана на протяжении веков, приобретает сегодня очень большую актуальность. Это один из тех вопросов, которые самым активным образом обсуждаются мусульманами в соцсетях и используются в том числе для вербовки молодых людей в радикальные движения. Так достаточно неожиданно моя в высшей степени академическая работа вдруг стала приобретать такое общественно-политическое значение.

Коран живёт в своих комментариях

По роду вашей деятельности вы контактируете с мусульманами, которые принадлежат разным этносам, культурам и цивилизациям. По вашему мнению, насколько исламский мир владеет знанием Корана?

Как оценивать, знает мусульманский мир или не знает Коран? Я могу сказать совершенно точно, что мусульмане знают Коран лучше, чем христиане в целом знают Новый и Ветхий Завет. Это связано в том числе с тем, что Коран в быту звучит намного чаще, чем Ветхий и Новый Завет. Вообще Коран в жизни мусульман присутствует значительно больше, чем священные тексты в других авраамических религиях. С другой стороны, мы постоянно сталкиваемся с тем, что Коран живёт в своих комментариях. Люди считают, что знают Коран, но на самом деле они знают комментарии, т. е. мнения того или иного учёного. Мы отчётливо знаем, что Коран является очень мощным оружием в идеологической борьбе и всегда таковым являлся. Да, человек может считать, что он хорошо знает Коран, но может знать его очень однобоко, знать интерпретации, которые искажают смысл. Именно об этом, по-моему, говорил господин Гюлен в своем недавнем интервью газете Le Monde: «Будучи мусульманами, мы должны, пользуясь случаем, критически оценить наше понимание ислама и религиозную практику в свете потребностей и условий нашей эпохи. Это означает не отход от накопленного богатства исламской традиции, а, скорее, интеллектуальное исследование на предмет подтверждения настоящего учения Корана и традиции Пророка, к чему так стремились наши праведные предшественники».

Основа веры - уважения к человеческой жизни

Одна из главных задач учёных, общественно-политических деятелей и, в первую очередь, мусульманских богословов – это, конечно же, постоянная необходимость отделять зёрна от плевел, использовать в своей работе и привлекать внимание к тем классическим и исключительно многообразным комментариям к Корану, которые подчеркивают истины, связанные с гуманистическими основами ислама. С их помощью можно и нужно попытаться дать ответы на актуальнейшие вопросы, связанные с самими основами веры. «Критерий настоящей веры, — пишет господин Гюлен в том интервью, которое я уже цитировал, — это не слоганы или внешний вид, а приверженность фундаментальным принципам, являющимся основой для всех мировых религий, — предельному уважению к человеческой жизни и человеческому достоинству».

Социальная несправедливость порождает радикализм

Как вы думаете, может быть, люди, проповедующие ислам, не совсем ценят и знают его, подобно тем людям, которые имеют изобилие и тоже не ценят его? Какие факторы толкают людей в сторону терроризма и радикализма, если, как утверждают мусульмане, ислам – это миролюбивая религия? Какое лекарство способно побороть это явление?

С моей точки зрения, людей к терроризму и радикализму толкает в первую очередь социальная несправедливость. Вот мы, люди, живущие в России, хорошо помним времена большевистской революции. Тогда громадная православная страна резко изменила свои взгляды, и Бог знает, что произошло еще. Во многом от власть имущих зависит, существуют ли у нас в обществе социальные лифты для молодых людей, получивших достойное образование, или нет. Что происходит, если человек не видит возможности работать, реализовать себя? Для чего Господь нас всех посылает на Землю? Чтобы дать нам возможность реализовать себя! Значит, человек, как бы то ни было, будет искать возможности самореализации. И наша общая большая беда, если такие возможности он находит только у джихадистов.

Резван

Неучтенное мнение

Это одна сторона. Другая сторона – та международная система принятия решений, которая существует сегодня. Она однозначно несправедлива и, с моей точки зрения, не учитывает возросшее значение мусульманского мира. Разве есть хоть одна мусульманская страна среди членов Совета Безопасности или в составе Большой семёрки? Получается так, что мусульманский мир контролирует громадные богатства, производство нефти и газа, мусульмане сегодня контролируют огромное число западных компаний, но их мнения не учитываются. В такой ситуации обязательно появляются люди, которые говорят: «Почему с нами не считаются? Потому что мы слабые. Вот будет у нас халифат с атомной бомбой, тогда с нами каждый будет считаться!».

В поисках справедливости

Проблемы, существующие сегодня, имеют фундаментальный характер. Они не лечатся мгновенно, по щелчку пальцев. Конечно же, нужно проводить профилактику, надо разговаривать с молодёжью, рассказывать молодым людям об ужасах, связанных с реальностями радикального ислама. Но нужно понимать: когда исчезла социалистическая альтернатива, появился сначала антиглобализм, а затем и исламский радикализм, которые спекулируют на социальной несправедливости. Мир же всегда будет искать справедливость! Поэтому от всех нас зависит, что происходит здесь, на балтийском побережье России или на Северном Кавказе. Молодые люди, приехавшие из Средней Азии в Петербург, конечно же, чувствуют себя не как коренные петербуржцы. В общем, сегодня в обществе есть многое, что толкает людей в объятия вербовщиков-радикалов. К сожалению, здесь косметическими мерами ничего вылечить не удастся. Но с другой стороны то, что весь мир осознал эту проблему, толкает его к тому, чтобы эти проблемы решать не только косметически, но и по существу.

Терроризм - раковая опухоль

Есть такое понятие, что терроризм – это «раковая опухоль» общества.

Талантливые, энергичные молодые люди, перед которыми – вся жизнь, но которые себя не могут реализовать. Раковая клетка – перерожденная клетка, ведь она очень мощная, постоянно развивается и захватывает новое пространство. Вот так и эти молодые люди, которые не находят себе применения в обществе. На самом деле это касается всех, независимо от того, Запад это или Восток, Европа или Россия, Америка или Турция.

Вы, наверное, наблюдали за разными национальными и международными мусульманскими движениями. Есть ли, на ваш взгляд, положительная динамика в формировании образа современного хорошего, идеального мусульманина, который может успешно состояться в нашем мире?

Положительная динамика есть. На самом деле всё, что сейчас происходит, – это внутриисламский конфликт, прежде всего. Возьмем террористический акт в Париже, где пострадало порядка 150 человек. Мы знаем пострадавших людей чуть ли не поименно. Или, например, в Ираке гибнет 150 человек, мы просто не обращаем на это внимания. Та пограничная ситуация, в которой во многом оказался мусульманский мир, – она требует решений, и, естественно, позиции кристаллизуются. Совсем недавно прошла информация о том, что верховные муфтии Египта, Ливана и Иордании приняли совместное заявление против терроризма. Вот и господин Гюлен выступил со своей статьёй. На самом деле позиция мусульманских лидеров, мусульманских авторитетов сегодня важна как никогда. С другой стороны мы должны отдавать себе отчёт в опасности, которой ежедневно подвергают себя видные представители гуманистического ислама: выступления с антитеррористическими заявлениями приводят к тому, что таких людей просто убивают. Сколько замечательных имамов погибло у нас на Северном Кавказе! Поэтому мне остаётся только пожелать мужества мусульманским авторитетам и священнослужителям в сегодняшнее – такое непростое – время.

Турция больше не пример для мусульманских стран

Каким вы видите место Турции в исламском мире и ее возможную роль в становлении образа мусульманина?

На самом деле вы прекрасно понимаете, что мусульманского мира нет без Турции. Мусульманского мира нет без громадных культурных, исторических достижений, связанных с Турцией. Более того, мусульманский мир может увидеть в Турции, которая прожила долгий и интересный период со времен Ататюрка, пример очень позитивного взаимодействия ислама и общества. Мне кажется, тот опыт, который накоплен Турцией, от которого, к сожалению, Турция, может быть, сегодня отходит, – он очень востребован. Этот опыт востребован у нас в Татарстане: государство остается в целом светским, но при этом продолжает уважать религиозно-культурные ценности. Это очень важно, и Турция здесь могла бы показать пример. Я уже несколько раз цитировал господина Гюлена в связи с его статьей, опубликованной в газете Le Monde. Мне кажется, не только любой мусульманский священнослужитель, но и любой порядочный человек мог бы подписаться под такой статьей. Мне сложно судить, еще раз повторю, что я не специалист-тюрколог, но мне кажется, что в турецком обществе взгляды сторонников господина Гюлена все больше становятся альтернативой тем взглядам, которые исповедует господин Эрдоган на сегодняшний день, и которые, с моей точки зрения, заводят Турцию в тупик.

Ефим Резван

Ислам силен своим многообразием

Вы сегодня упомянули о газете Le Monde, и как раз до этого вы сказали, что существует проблема внутри ислама и мусульмане сами должны с ней бороться. Что вы можете сказать по этому поводу?

Вспомним, с чем связана вершина мусульманской цивилизации. Она связана со свободой и с плюрализмом мнений, со свободой духа. Вспомним, как в Багдаде у халифа собирались философы, представители различных религий и вели дискуссии на важнейшие темы. Бейт ал-Хикма (Дом Мудрости) прославился переводами на арабский язык индийских и древнегреческих трудов по астрономии, математике, медицине, алхимии, философии! Мы прекрасно знаем, что не было бы эпохи Возрождения в Европе, если бы не было исламской цивилизации, которая стала мостиком между эллинизмом и эпохой Возрождения. Было бы замечательно, если бы мусульмане сегодня выступили с инициативой воссоздания такого Дома Мудрости для коллективного поиска решений сегодняшних проблем!

Сегодня мусульман призывают назад в будущее, к золотому веку ислама. Так давайте из этого золотого века брать самое главное! С моей точки зрения, ислам силен своим многообразием. У меня есть научная программа, посвящённая как раз многообразию мусульманского мира. В нашем музее хранятся фантастические коллекции, которые как раз и связаны с таким многообразием. Один пример: я был на Суматре, где живут мусульмане. Один из мусульманских народов называется минангкабау. Их семь миллионов человек. Коран, медресе, женщины ходят в платках... Но у них матриархат – до такой степени, что молодой человек должен покинуть дом матери в 18 лет и жить в общежитии, пока его не выберет девушка, потому что все недвижимое имущество принадлежит женщине. Я, в принципе, знаю, что мусульманский мир многообразен, но когда увидел это собственными глазами, все равно удивился чрезвычайно – вот до какой степени у нас зашорены глаза. Мусульманский мир развивается, мусульман становится все больше, ислам завоёвывает все большие пространства, потому что он умеет адаптироваться, меняться, становиться основой для выражения национальной культуры и традиций разных народов. Разнообразие мусульманского мира не его проблема, а его самое большое богатство!

Сознательное искажение

И такой еще вопрос. Вы как раз упомянули имя Эрдогана вместе с именем Гюлена. Вы сказали, что движение Гюлена ведёт работу по созданию образа идеального мусульманина, однако правительство Эрдогана пытается навязать обществу представление, что это некий образ террориста. Как вы к этому относитесь?

Мне сложно ответить на этот вопрос, я не тюрколог. Но я не представляю, как это можно сделать, как нужно извратить слова господина Гюлена из статьи в газете Le Monde, чтобы навязать ему образ террориста. Но политики на самом деле умеют делать из белого черное, и, судя по всему, это и происходит сегодня, к сожалению.

СПРАВКА

Ефим Резван – известный российский арабист и исламовед, доктор исторических наук, профессор, заместитель директора Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамеры) Российской Академии Наук, главный редактор международного научного журнала "Manuscripta Orientalia", автор более 300 научных работ, опубликованных на многих иностранных языках. Резван также является автором монографии «Коран и его мир», которая вызвала большой интерес как в России, так и за рубежом.

В феврале ожидается выход в свет новой книги ученного – «Туркестан» – первого тома его исследования, посвященного многообразию мира ислама. В ближайших планах ученого – русский перевод Корана с полными лексико-грамматическими комментариями.