Журналист Юджель: Эрдоган боится последствий потери власти

155

Немецкий журналист газеты Die Welt Дениз Юджель рассказал о своём заключении и что он думает о Турции в интервью газете Die Tageszeitung. Напомним, он был задержан полицией за «террористическую пропаганду» и «разжигание ненависти» в феврале этого года.

По его словам, он уверен, что знает причину своего ареста. «Даже несмотря на то, что до сих пор нет обвинительного акта, я знаю, почему был задержан: потому что [...] я выполнил свою работу журналиста должным образом», - заявил Юджель.

Он отметил, что репрессии в Турции против журналистов войдут в историю как позор страны.

При этом Юджель выразил надежду на скорейшее и справедливое судебное разбирательство, сказав, что арест для него равносилен пытке.

44-летний репортёр рассказал, что тюремные власти удерживают его в одиночной камере. «Изоляция - это пытка», - отметил Юджель. Однако, по его утверждению, он чувствует себя хорошо.

Журналист подчеркнул, что нынешний режим в Турции управляется страхом и даже его тюремные надзиратели явно боятся сделать что-то неправильно.

«Режим страха действует не только по отношению к его критикам, но и по отношению к участникам этого механизма репрессий», - добавил он. По его мнению, боятся все - правоохранительные органы, судьи, высокопоставленные чиновники, правительственные политики. При этом репортёр считает, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган боится больше всех.

«На самом деле, он ещё больше боится, чем все остальные, потому что он знает о последствиях потери власти. Именно поэтому он держит всё общество в страхе», - добавил Юджель.

После того, как его просьбы об освобождении были отклонены турецкими судами, он подал жалобу в Европейский суд по правам человека. ЕСПЧ попросил Анкару представить свою точку зрения по этому делу до 24 октября, но крайний срок был изменён дважды по просьбе республики. Недавно суд установил окончательный срок на 28 ноября.

В интервью Юджель также обвинил Турцию в том, что она медлит, и призвал ЕСПЧ принять решение быстро.

«Я жду справедливого судебного разбирательства», - заключил журналист.