LA Times описал новую миграционную политику Турции

181

Вчера в LA Times вышла статья журналиста Умара Фарука о произвольных задержаниях мигрантов в Турции и депортации их в страны исхода. Среди задержанных - много мигрантов из Центральной Азии, которые приехали в Турцию в поисках спокойной жизни. «Фергане» предлагает краткий перевод статьи на русский язык.

В ночь на девятое марта 2017 года министерство внутренних дел Турции провело сразу десять контртеррористических рейдов по всему Стамбулу. Поводом послужил анонимный звонок на горячую линию, куда бдительные граждане сообщают о «подозрительной активности».

В результате операции было выявлено шестьдесят девять человек, обвиняемых в причастности к деятельности так называемого «Исламского государства» (запрещенная террористическая организация «Исламское государство Ирака и Леванта», ИГИЛ, ИГ, ISIS или IS англ., Daesh араб., ДАИШ)). Все они, кроме двух иностранцев, были взяты под стражу. В число подозреваемых попали семнадцать женщин и двадцать девять несовершеннолетних. Никто из них до сего момента не обвинялся в связях с террористами.

Начиная с июля 2016 года подобные рейды проводятся все чаще. Именно тогда, после попытки государственного переворота, в Турции было введено чрезвычайное положение.

На данный момент в турецких тюрьмах находятся свыше пятидесяти тысяч человек. Многих подозревают в причастности к неудавшемуся перевороту или связях с Рабочей Партией Курдистана, которую правительство Турции называет террористической организацией. Кого-то обвиняют в контактах с так называемым «Исламским Государством» - той самой организацией, которую, как считалось, долгое время игнорировали турецкие власти.

Только за одну неделю этого месяца турецкая полиция провела 1400 рейдов, задержав 1167 человек, подозреваемых в принадлежности к террористическим организациям. Кроме них, за незаконное пребывание в стране было взято под стражу 6890 человек.

Депортация и гепатит

Эксперт по безопасности Гарет Дженкинс, работающий в Стамбуле при Институте Центральной Азии и Кавказа, говорит, что чрезвычайное положение позволяет органам власти не стесняться в средствах. Они могут забрасывать свою сеть как угодно широко и не думать о реальных доказательствах причастности к ИГИЛ тех, кого они задерживают, осуждают или депортируют.

По данным МВД Турции, к июлю 2017 года под стражей находились 9350 человек, подозреваемых в связях с ИГИЛ. В их число входило 3840 иностранцев. Но власти не торопятся определять судьбу задержанных: на сегодняшний день по этим делам осуждены менее пятидесяти человек. Турецкие правозащитные организации опасаются, что тотальные аресты мигрантов поставят их под угрозу депортации в страны, где их пытают и сажают в тюрьмы по недоказанным обвинениям в терроризме.

Жена гражданина Узбекистана Фахриддина Биполотова Анурхол, живущая в Стамбуле, была задержана полицией вместе с тринадцатилетней дочерью и двумя сыновьями восемнадцати и девятнадцати лет. Сыновей отпустили на свободу через две недели, а сама Биполотова и ее дочь провели под арестом семь месяцев. В итоге их обвинили только в незаконном нахождении в стране.

За время пребывания в тюрьме города Эдирне Анурхол Биполотова заразилась гепатитом B. Через два дня после выхода на волю она узнала, что ее муж был депортирован в Узбекистан вместе с семью другими соотечественниками. О дальнейшей судьбе мужа и точном его местонахождении не знают ни она, ни его родители в Узбекистане. Говорят, что кто-то видел, как его сняли с самолета в Ташкенте.

Фахриддин Биполотов покинул Узбекистан вместе с семьей в 2011 году. Его жена Анурхол утверждает, что на мужа оказывали давление спецслужбы, которым не нравился его консервативный образ жизни и приверженность религии. «Мы приехали в Турцию, надеясь свободно исповедовать свою веру. Мы никому не причиняли вреда, мы только хотели реализовать свои человеческие права», – говорит Анурхол Биполотова.

Диссидентам приготовиться!

Сегодня в Турции живут сотни тысяч граждан Узбекистана, Туркменистана, Таджикистана, Казахстана и Кыргызстана, а также этнические уйгуры из Китая. Одни переехали сюда, потому что на родине их преследовали за религиозность, другие – в поисках лучшей жизни, подальше от стагнирующей, пораженной коррупцией экономики.

Мусульман из Центральной Азии привлекает в Турцию общее культурно-историческое наследие, схожесть их родных языков с турецким, тот факт, что здесь, как и у них на родине, исповедуется ислам суннитского толка. Кроме того, Турция является одной из немногих стран, где визу не нужно испрашивать заранее, а можно получить прямо по приезде в страну.

До последнего времени и власти Турции, и турецкое общество радушно принимали мигрантов. Традиционно здесь находили убежище инакомыслящие со всей Центральной Азии, в том числе и разного рода сепаратисты. Однако сейчас Анкара отворачивается от Евросоюза, ее взор обращается к России, Китаю и Центральной Азии. На практике это значит, что турецкая толерантность оказалась под угрозой. Ужесточение так называемых мер безопасности означает возникновение серьезных проблем для разного рода диссидентов.

«Раньше мы ориентировались на западную правовую культуру, и у нас не возникало вопросов с выдачей на родину инакомыслящих, – говорит Ибрахим Эргин, юрист Международной Ассоциации прав беженцев (International Refugee Rights Assn). – Однако сейчас правительство меняет свои политические взгляды, оно стало сотрудничать с Китаем, Россией и другими подобными странами».

Эргин полагает, что турецкие власти склонны отказываться от гарантий для беженцев. Они готовы выдавать людей, которым угрожает опасность подвергнуться пыткам или тюремному заключению на родине.

У юридической фирмы Эргина на руках – сотни дел мигрантов из Центральной Азии. При этом многие из них находятся в стране вполне легально, а некоторые даже имеют турецкое гражданство. Тем не менее, всем им грозит депортация, несмотря на ходатайства с просьбой защиты их прав в турецкие суды и Европейский суд по правам человека.

В этом месяце турецкие власти депортировали Зафаршона Алиханова, таджикского диссидента, проживавшего в Турции пять лет, назад в Таджикистан. И это несмотря на апелляцию его адвокатов в Конституционный суд Турции: на родине Зафаршон может быть подвергнут пыткам или смертной казни.

Показательна в этом смысле история с гражданином Казахстана Абдухалилом Абдужаббаровым. Вместе со своими десятью детьми он был депортирован из Саудовской Аравии на родину, но на пересадке в Стамбуле попросил международной защиты своих прав. Восемь месяцев семья Абдужаббарова безвыездно жила в аэропорту. Сам Абдухалил выпускал видеообращения к президенту Эрдогану с просьбой помочь ему. Его адвокаты даже получили решение суда о приостановлении депортации, однако Абдужаббарова все-таки выслали в Казахстан. В октябре казахстанский суд приговорил его к восьми годам лишения свободы за «разжигание религиозной вражды».

Уйгуры, казахи, киргизы и прочие террористы

Адам Чевик, помогающий мигрантам из Центральной Азии обустроиться в Турции, заявляет, что полиция здесь задерживает и депортирует мигрантов по своему желанию. Используя тот факт, что в стране введен режим чрезвычайного положения, она не отчитывается за подобные действия даже перед судом.

«Турция депортирует мигрантов на родину, где к ним начинают относиться, как к террористам. А в качестве доказательства их вины приводят сам факт депортации, – говорит Чевик. – Получается, раз тебя депортировала Турция, ты автоматически попадаешь в террористы».

Чевик и другие активисты используют свои связи в правительстве, пытаясь вмешиваться в процесс депортации. Кроме того, они проводят кампании в соцсетях, доводя до сведения общественности бедственное положение мигрантов, которые обращаются к ним за помощью.

После теракта, совершенного Абдулкадиром Машариповым в ночном клубе, в результате которого погибло тридцать девять человек, турецкие власти арестовали несколько сотен мигрантов, проживающих в стамбульском районе Пендик. Ситуацию усугубляет тот факт, что эта часть мегаполиса является популярной среди мигрантов из Центральной Азии.

«Сначала объявили, что подозреваемый является уйгуром, потом – казахом, затем – киргизом и, наконец, узбеком. Таким образом, каждый из этих этносов был помечен как террористический. Подобный подход создает проблемы для всех жителей Центральной Азии», – посетовал Чевик.

Перевод Фергана