В Турции суд освободил 3 бывших сотрудников Zaman, оставив за решёткой остальных

51

Стамбульский суд 8 декабря постановил освободить трёх сотрудников отдела рекламы и продаж медиа-группы Zaman и продлить содержание под стражей других 19 журналистов.

В ходе третьего слушания 13-ый Верховный уголовный суд Стамбула постановил освободить Хусейна Белли, Онора Кутлу и Исмаила Кючюка, отклонив ходатайство об отмене подписки о невыезде нескольких других журналистов, сообщает P24. Следующее слушание дела назначено на 5 апреля 2018 года.

Напомним, что 31 сотруднику Zaman грозят три пожизненных срока по обвинению в «попытке изменить конституционный порядок и свергнуть правительство и парламент», а также лишение свободы сроком от 7,5 до 15 лет за «членство в террористической организации».

Во время слушания журналист Мехмет Оздемир попросил суд разъяснить доказательства, послужившие причиной продления его задержания.

«Я потребовал предоставить мне доказательства против меня ещё 7 июня, но так и не получил ответа. Я задавал те же вопросы во время первого слушания. В ходе второго слушания моё прошение также не было удовлетворено. По всей видимости, у суда нет ничего на меня, но, тем не менее, я провёл в тюрьме 16 месяцев. У вас нет никаких улик, доказывающих мою вину, поскольку не было и преступления, в котором меня обвиняют», - сказал Оздемир, проработавший журналистом в течение 20 лет.

Журналист Ибрахим Карайеген рассказал, что его имя фигурирует в списке подозреваемых в обвинительном заключении, но он до сих пор не знает, в чём его обвиняют. «Кажется, здесь судят журналистику. Журналистика - это не преступление», - отметил он.

Обозреватель Мюмтазер Тюркёне так же попросил суд представить доказательства его вины. По его словам, многие из его коллег не знают, какие у суда есть доказательства их вины. «Я хотел бы представить 10 статей, упомянутые в обвинительном заключении, которые считаются подтверждением моей вины, как свидетельство обратного», - добавил Тюркёне.

Обозреватель Ахмет Туран Алкан высказал мнение, что с помощью заключённых в тюрьму журналистов правительство пытается запугать все оппозиционные СМИ. «Это дело является ничем иным как следствием амбиций, мести и политического недовольства. Неужели так легко украсть 500 дней жизни человека, опираясь на эти многочисленные необоснованные утверждения? Я писал то, во что верил. У меня нет никаких обязательств ни перед президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, ни перед проповедником Фетхуллахом Гюленом. И я горжусь этим», - заявил Алкан.

Он добавил, что заключение обозревателей Zaman - это просто средство подавить инакомыслие. «Я не жду от вас милости. Я просто хочу, чтобы вы следовали букве закона», - подчеркнул журналист.

Обозреватель Али Булач также попросил освободить его. Он указал на то, что колонки, упомянутые в обвинительном заключении, были опубликованы несколько лет назад. Согласно закону, подчеркнул Булач, срок исковой давности составляет четыре месяца. Кроме того, по его словам, в соответствии с обвинительным актом, работать в Zaman и есть преступление. Он отметил, что других доказательств нет.

«Я провёл за решёткой 500 дней. И я даже не знаю почему. Я не террорист. Я никогда не был причастен к насилию. Я написал тысячи статей. Вы не найдёте ни единого слова, поддерживающего переворот. Я не являюсь членом какой-либо организации. Вы должны это доказать, если вы это утверждаете», - сказал обозреватель Мустафа Унал.

Шахин Алпай заявил, что он не работал бы на Zaman, если бы движение Гюлена было юридически объявлено преступной организацией. Журналист также указал на свои серьёзные проблемы со здоровьем.

«Я хочу, чтобы вы прекратили эту несправедливость и позволили мне провести остаток моей жизни с моей женой, детьми и внуками», - сказал он.

Обозреватель Ихсан Дагы напомнил, что он прекратил писать для Zaman в апреле 2014 года. «Как я могу быть связан с гнусной попыткой переворота, которая произошла два с половиной года спустя после моего ухода из газеты?» - добавил он.

Другой журналист Орхан Кемаль Дженгиз спросил, почему ни одна из его колонок не упоминается в обвинительном заключении, несмотря на то что он указывается в качестве обозревателя.

«Обвинение требует приговорить нас к мере наказания в виде трёх пожизненных сроков, однако не представило пока ни единого доказательства того, что я являюсь членом террористической организации», - подчеркнул Ахмет Метин Секизкардеш.