Роль Управления по делам религии в политике Турции

157

Управление по делам религии Турции (Diyanet) принимает в политике страны гораздо большее участие, чем может показаться.

Об этом пишет автор Ahval Майя Аракон, напоминая, что статья 136 Конституции Турции требует, чтобы Diyanet «выполнял свои обязанности, предусмотренные в конкретном законе, в соответствии с принципами секуляризма, отстранившись от любых политических взглядов и идей, поставив целью национальную солидарность и целостность».

Однако, глядя на ситуацию в Турции сегодня, как считает Аракон, Diyanet явно нарушил это конституционное требование, развивая дискурс, который очевидно поддерживает политику правящей партии.

Но, по её словам, проблема гораздо глубже, чем кажется на первый взгляд: невозможно мгновенно создать современное светское общество из необразованного, феодального и религиозного лагеря.

«Так же, как светский проект не смог укорениться в турецком обществе, как планировалось, неспособность закрепить государственную систему laïcité (секуляризма - ред.) в западной манере означала, что религиозные группы не могли оставаться автономными и в течение долгих лет продолжали свою деятельность в тайне, вне контроля государственных механизмов», - пишет она.

Она также отмечает, что после того, как страна перешла в многопартийную систему, некоторые религиозные группы стремились обеспечить своё дальнейшее существование, поставляя голоса определённым партиям, и, таким образом, получили политическое влияние.

По мнению Аракон, это был первый шаг на длинном и опасном пути, укрепившем кумовство в турецкой бюрократии, приведший к тому, что группы получали должности для своих членов на высоких государственных позициях. И это, в свою очередь, привело к тому, что со временем эти группы оказались замешаны в коррумпированной деятельности для собственной выгоды.

Она напоминает, что Мехмет Йылмаз, автор турецкой Hürriyet, привлёк внимание к одной такой группе в колонке, написанной в 2016 году после попытки государственного переворота: община Курдоглу, строгие последователи учения Саида Нурси, того же курдско-суннитского теолога 20 века, вдохновившего Гюлена.

«Кажется, в турецких вооружённых силах есть ещё один религиозный орден - группа Курдоглу... Бывший главнокомандующий Илькер Башбуг сказал, что в разведывательных сообщениях указано, что силы были очищены от солдат, связанных с этой группой, но, похоже, что некоторые остались... Если мы не хотим опять видеть командиров, принимающих приказ от религиозного лидера, мы должны серьёзно расследовать эти заявления», - цитирует его Аракон.

Она отмечает, что ещё одно предупреждение о том, что вакуум, оставшийся на гражданской службе после чистки от участников движения Фетхуллаха Гюлена (обвиняемого турецким правительство в организации попытки переворота 15 июля 2016 года), заполняется другими религиозными группами, поддерживаемыми высокопоставленным чиновником в Diyanet доктором Мустафой Озтюрком.

«Различные организации сейчас хотят постепенно заполнять пространство (оставленное участниками движения Гюлена - ред.)», - сказал Озтюрк, прежде чем привлечь внимание к приказам, немедленно продемонстрировавшим поддержку президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана и правящей партии после переворота. По его словам, таковой может стать орден Мензил (Накшбанди), который пытается наладить хорошие отношения с государством, и некоторые другие группы, вдохновляемые Саидом Нурси.