New York Times: Власти Турции обнародовали реестр населения Турции с целью укрепить мусульманскую националистическую самоидентификацию

372

Публикация реестра населения Турции для широкой общественности в начале этого года направлена на продвижение концепции мусульманского национализма как ключевого компонента турецкой самоидентификации.

Такое мнение приводит автор Кайя Генч в статье для New York Times, добавляя, что открытие в феврале этого года доступа к реестру, содержащему документы, относящиеся к 1880-м годам, вызвало большой общественный интерес. Когда миллионы турков бросились изучать свою родословную, сайт, предоставляющий эти данные, даже вышел из строя на несколько часов.

Многие с удивлением обнаружили, что у них есть греческие, еврейские или армянские корни. В статье за 2012 год в журнале Annals of Human Genetics отмечалось, что в родословной проживающих в Турции 38% составляют европейцы, 35% - выходцы из Ближнего Востока, 18% - из южноазиатских регионов и 9% - из среднеазиатских.

Эти данные не совсем соответствуют изложению фактов турецким правительством, пропагандировавшееся на протяжении не одного десятилетия. В версии правительства Турции довольно мало внимания уделяется сложностям человеческой генеалогии и утверждается, что турки пришли из степей Средней Азии, в то время как любые другие этнические влияния, исключая значительную курдскую составляющую населения Турции, называемых «горными турками», считались девиантными и опасными.

Итак, что же скрывается за открытием реестров населения? Профессор антропологии в интервью армянскому изданию Agos назвал этот шаг «революционным» и «серьёзным признаком улучшения» в попытке развенчать миф о турецкой этнической чистоте.

У других, наоборот, это вызвало опасения. Представители левого течения в турецком обществе, по словам Генча, обеспокоены, что это может привести к трайбализму или даже гражданской войне.

Однако обозреватель считает, что цель открытия архива более очевидна с точки зрения желания турецкого правительства переосмыслить концепцию самих турок и объединить их исходя не из этнических и генетических соображений, а из религиозных.

«Время открытия доступа к родословной турецких граждан на самом деле тоже является частью политического расчёта. На фоне военной операции Турции в Африне на севере Сирии и подготовке к предстоящим президентским выборам, намеченным на 2019 год, правительство надеется на дальнейшую консолидацию мусульманского национализма как ключевого компонента турецкой самоидентификации», - отметил он.

Кроме того, таким образом правительство может отделить себя от предыдущих республиканских правительств, которые скрупулёзно отделяли религиозное влияние от правительства.

«Государство в стремлении вернуть общество в лоно ислама намерено позволить гражданам ознакомиться со своими этническими корнями. Граждане Турции могут гордиться своим наследием и корнями и даже найти там обоснование внешнеполитических шагов турецкого правительства», - заключает автор.