Турция: когда просыпаются дервиши

9

Станислав Тарасов. ИА REGNUM Новости

В конце февраля турецкая полиция задержала около 70 военнослужащих по подозрению в причастности к подготовке военного переворота (план «Бальоз»). Масштабная полицейская операция проводилась одновременно в Анкаре, Стамбуле и Измире. Арестованных для дачи показаний свозили в Стамбул. Автору самому удалось наблюдать, как в районе Бешикташ на проспекте Чираган собрались многочисленные турецкие и иностранные журналисты, ожидавшие очередных сенсационных сообщений. На вопрос ИА REGNUM Новости «Что происходит?», генеральный директор турецкого информационного агентства «Джихан» Абдулхамид Биличи ответил просто:

«С технической точки зрения ничего особенного. Просто осуществляется очередная мера правительства по предотвращению подготовленного некоторыми действующими и отставными высокопоставленными офицерами военного государственного переворота. Такие аресты в Турции идут уже с лета 2007 года».

Это действительно так. Именно в это время главное внимание общественности Турции было приковано к подпольной организации «Эргенекон». В турецкой мифологии Эргенекон — место в Центральной Азии, которую в мифологии считают прародиной тюрок. Судя по всему, на эту структуру турецкую службу безопасности вывели по наводке, хотя многие турецкие журналисты уверяли автора, что вся необходимая информация была получена путем только прослушивания телефонных разговоров военных. Тогда в ходе проведения антитеррористической операции в трущобах Стамбула было обнаружено оружие и взрывчатые вещества. В этой связи власти заявили, что раскрыта сеть разветвленной подпольной структуры, имевшей своей целью отстранить находящуюся у власти с 2002 года «Партию справедливости и развития». По мере проведения расследования, в СМИ со ссылкой на правоохранительные органы допускались дозированные «утечки» информации: заговор готовился в недрах турецкого генералитета, который привлек на свою сторону некоторых преподавателей университетов, бизнесменов, журналистов. В итоге перед судом предстали 56 человек. В эпицентре заговора фигурировали имена двух генералов в отставке — бывшего шефа жандармерии Сенера Эруйгура и экс-генерала турецкой армии Хюрсита Толо. Утверждалось, что они оценивают политику нынешнего политического руководства страны как исламистскую, противоречащую светской идеологии основателя современной Турецкой республики Мустафы Кемаля Ататюрка. Признаки роста исламских настроений в стране генералы усматривали в росте в стране антиамериканских настроений, неприятии существующего формата отношений Турции с западными державами, стремлении якобы насильственно установить в Турции шариатское государство и восстановить отмененный Кемалем Ататюрком халифат. Поэтому готовившиеся теракты (существуют, кстати подозрения, что накануне начала секретных переговоров между Турцией и Арменией в Цюрихе именно эти силы стояли за убийством в январе 2007 года турецкого журналиста армянского происхождения Гранта Динка), должны были быть приписаны исламистам, которые якобы составляют большинство в турецком правительстве.

«Все это бредни, которые навязывают мировому общественному мнению определенные круги в Турции и за ее пределами, — считает Абдулхамид Биличи. — В действительности военные перевороты в Турции происходили тогда, когда правительства вступали на путь отказа от принципов государственного капитализма, предпринимали попытку создать полноценные основы рыночной экономики, которые неизбежно вели к ослаблению политического влияния военных. Идейное и политическое наследие Ататюрка — для военных только прикрытие. Конечно, Турция — мусульманская страна. Но, простите, ведь никому не придет в голову говорить, к примеру, о становлении в России государства православного фундаментализма только потому, что лидеры вашей страны посещают церковь».

Но как бы то ни было, фактом является то, что удар по «Эргенекону» последовал вслед за тем, как в Конституционном Суде Турции рассматривался вопрос о запрещении деятельности правящей «Партии справедливости и развития». Это позволило команде главы правительства Реджепа Тайпа Эрдогана спасти партию от участи, постигшей в июне 2001 года партии «Рефах» и «Фазилят». Именно на этой разоблачительной волне в июле 2007 на выборах в парламент «Партия справедливости и развития» набрала большинство голосов — 46,47%. В июле того же года Абдулла Гюль стал президентом страны.

Теперь, похоже, наступает второй этап. Сюжетно он обозначен публикацией в проправительственной газете «Тараф» подробностей, связанных уже с планом «Бальоз». Газета утверждает, что еще в марте 2003 года этот план был представлен высокопоставленным военнослужащим штаба 1-й Армии Сухопутных войск Турции. По сценарию, готовилась дестабилизация обстановки в некоторых крупных городах Турции: взрывы во время пятничного намаза в стамбульских мечетях «Фатих джамиси» и «Баязет», захват военного музея страны, предусматривалось уничтожение над Эгейским морем нескольких турецких истребителей, для того чтобы потом предъявить обвинения греческим властям. «Тараф» приписала соавторство в подготовке такого сценария бывшему командующему 1-й армией генералу Четину Догану. Тут, похоже, властям удалось нащупать самый чувствительный нерв заговорщиков, поскольку генерал Доган ничего не отрицал, заявляя только, что «план разрабатывался исключительно в учебных целях, для проведения военной игры, которая предусматривала отработку механизмов организации защиты и сохранения в Турции основ республики». В этой связи власти пообещали туркам в будущем еще немало политических сенсаций.

Понятно, что любой госпереворот — это не просто захват почты, телеграфа, телефона или вокзала. Это — сложный процесс, предусматривающий нейтрализацию верных властям силовых структур, парализацию основных политических формирований государства, и, наконец, финансирование операции. Хорошо продуманные даже учебные сценарии, особенно военные, всегда выглядят правдоподобно и предусматривают самые различные сюрпризы и неожиданности. Следовательно, если только в руках властей действительно оказался полный сценарий переворота, то из него в любой момент можно выбросить в СМИ любую очередную сенсацию. Загадочным остается только то, почему у таких опытных заговорщиков, какими являются турецкие военные, и которым начиная с 1960 года удавалось 4 раза «спасать политическое наследие Ататюрка», произошли сбои в операции. Кто и почему их сдал?

Тут не все так очевидно, как утверждается в турецких СМИ. В Стамбуле автору приходилось выслушивать и такие суждения, что, мол, нынешнее желание военных возглавить политический процесс в стране связано со стремлением самим придать резкий импульс развитию капитализма, реализовать который гражданский режим якобы не в состоянии. В этом смысле военный переворот 1980 года подается в качестве «образцового», поскольку утверждается, что именно он дал сильный толчок развитию экономики Турции, что связывается с реформистской политикой Тургута Озала. Именно за это наследство, как считает Абдулхамид Биличи, фактически ведутся борьба между нынешним турецким правительством и военными. То есть, если следовать тезису Макиавелли, что » за каждой политической идеей нужно искать заурядный интерес к вещам», то военные Турции стремятся сохранить свое политическое влияние, прежде всего, за счет контроля за финансовыми потоками. «Это не их дело, — так комментировал ИА REGNUM Новости в Стамбуле президент союза турецких журналистов и писателей Мустафа Йешиль. — Военные должны заниматься укреплением вооруженных сил, укреплять их обороноспособность и забыть о политике».

Уступят ли турецкие военные свое, хотя и пошатнувшееся, но еще сохраняющееся, политическое влияние в стране, проиграв только в одной примитивной остросюжетной интриге гражданским властям? Сейчас между правительством и военными проводится тонкая сверка баланса интересов, заключаются промежуточные «мирные соглашения». Инициатива пока в руках партии Реджепа Тайипа Эрдогана. Он не забыл, что от запрета в 2008 году ее спас единственный голос в Конституционном суде (за запрет проголосовали 5 судей из 11). На днях был принят закон, позволяющий гражданским судам судить военных. Это означает, что власти ведут подготовку к судебному процессу над выявленными заговорщиками или будут в дальнейшем использовать этот факт в качестве давления на военных. Озвучены и планы по изменению конституции и проведению судебной реформы, что официально привязывается к раскрытию военных заговоров. По мнению турецкого политолога Музаффера Гюлоза, высказанному ИА REGNUM Новости, нужно быть готовыми к тому, что тематика военного переворота будет держаться в эпицентре общественного внимания Турции еще в течение года — до очередных выборов.

Согласно данным турецких социологов, если бы выборы состоялись в ближайшие дни, то 35,3% респондентов проголосовало бы за правящую «Партию справедливости и развития»; 15,5% — за Республиканскую народную партию; 11,6% — за Партию националистического движения. Но в Турции, как погода на Босфоре ранней весной, все может измениться в любую минуту. В то же время, если схватка между правящей партией и военными будет продолжаться, то обе стороны рискуют настолько дискредитировать себя, что откроют дорогу к власти так называемой «третьей силе». Она есть в стране, хотя официально еще не структурирована.

Речь идет о так называемом просвещенном дервишском новом суфийском исламе. Или — что нельзя исключать — правящая партия попытается использовать дервишей в качестве своего второго, тылового эшелона, чтобы более увереннее продолжать неолиберальные реформы и провести последовательную привязку Турции к евроструктурам. С другой стороны, военные также могут попытаться перехитрить гражданских и начнут сами двигаться в сторону дервишей: у них есть опыт использования так называемых умеренных исламистских организаций в качестве инструмента борьбы против левых сил. Более того, для турецких военных новые дервиши могут стать и эффективным инструментом в деле общенационального возрождения, продолжения капиталистической модернизации страны. Так что битва за будущее Турции еще только начинается.