Армии указали на место

46

12 сентября в Турции состоялся референдум по вопросам конституционной реформы Подготовка к нему шла несколько месяцев, и в итоге больше половины граждан страны, пришедших на избирательные участки, высказались за принятие поправок в конституцию, нацеленных на демократизацию страны, уменьшение роли армии во внутренней политике, закрепление права на неприкосновенность частной жизни… Журналисты «Санкт-Петербургских ведомостей» уже писали о проведении референдума и его политических итогах, а вот как воспринимают произошедшее событие наши турецкие коллеги? На наши вопросы о значении сделанного выбора, о роли армии и ислама в современной жизни Турции отвечает главный редактор газеты «Бугюн» Эрхан БАШЮРТ.

— Господин Башюрт, референдум был проведен уже после того, как пакет поправок был одобрен парламентом страны. Почему правительство избрало такую сложную и рискованную процедуру, почему не ограничилось решением парламента, а вынесло вопрос на всенародное обсуждение?

— Существует два пути внесения поправок в конституцию. Первый — через одобрение парламентом, но в этом случае количество депутатов, одобривших пакет поправок, должно составлять не менее 367. То решение, о котором вы говорите, поддержали лишь 336 депутатов, а поэтому президент и правительство воспользовались второй возможностью и обратились к народу, благо проведение референдума для внесения поправок в конституцию предусмотрено самой конституцией.

— Какова роль армии в современной Турции? Действительно ли, как говорят многие, она является гарантом сохранения светских основ государства, заложенных Кемалем Ататюрком?

— Армия внесла значительный вклад в основание современного государства; она сыграла важную роль в войне за независимость Турции и является в некотором роде ее основателем и защитником. Отмечу, что первые президенты и премьер-министры Турецкой Республики были героями войны за независимость.

Но и в мирной жизни армии как государственному институту были приданы расширенные полномочия. В развитых демократических странах армия подчиняется гражданским властям; в нашей же стране в период становления современной Турции принципы демократии не играли определяющей роли. Постепенный отход от этих принципов оказался непростым, да и в армии были люди, опасавшиеся лишиться «завоеванных прав», а потому сопротивлявшиеся этой перемене. Но с проведением всенародного референдума Турция предприняла важные шаги в направлении демократизации.

— Насколько велика сегодня роль ислама, исламских структур во внутренней и внешней политике Турции?

— На мой взгляд, их роль сравнима с ролью других неправительственных организаций. При этом в своей политической деятельности они отстаивают интересы страны, а не сугубо религиозные принципы. Например, Турция является одной из сил НАТО, ведущих в Афганистане борьбу с терроризмом, выполняя свои обязательства по руководству командованием коалиции в районе Кабула. Этот факт будет заметен и по тому, какое место занимает та или иная страна в объеме внешней торговли Турции.

В российской прессе отмечалось, что одобренные на референдуме поправки запрещают дискриминацию женщин, детей и инвалидов. О какой, собственно, дискриминации идет речь?

— Я думаю, что произошла ошибка в понимании выражения. Речь идет не о запрете «дискриминации», а о «включении», поддержке этих групп людей. Благодаря поправкам будет проще обеспечить условия, позволяющие им поступить на государственную службу или найти работу, что было невозможно прежде. Простой пример: даже если для принятия на работу в государственное учреждение необходимо пройти конкурсное испытание, из 100 сотрудников 40 должны быть мужчины, 40 — женщины, 10 — инвалиды, и еще 10 — вдовы и дети военных, погибших при исполнении служебных обязанностей, и члены семей ветеранов. Раньше подобный подход противоречил «принципу равенства», но с принятием поправок он обретает законную силу.

— Турция по-прежнему стремится вступить в ЕС или это уже не является задачей номер один?

— Нет, Турция не отказалась от стремления вступить в ЕС. Однако комплекс мер, которые должны быть выполнены страной, претендующей на полноправное членство в Европейском Союзе, снизил темпы реформ. Это уменьшило и энтузиазм, который прежде наблюдался в обществе. В частности, если учесть, что Ангела Меркель и Николя Саркози открыто выступили против нашего членства в ЕС.

Отмечу при этом, что вопрос членства Турции в ЕС ни в коей мере не препятствует развитию отношений нашего государства со странами, не являющимися членами Евросоюза. Напротив, в экономических отношениях предпочтение отдается налаживанию многосторонних торговых связей. При этом Турция придает значение не только экономическому развитию, но и социальной стабильности, миру в регионе; особенно она стремится к развитию дипломатических отношений с соседними странами и выведению этих отношений на уровень стратегического партнерства. — Стоит ли ожидать в ближайшие годы в Турции новых референдумов по внесению изменений в конституцию? — Это груз, с которым в ближайшее время Турция не справится. Тем более что в следующем году состоятся всеобщие выборы. А после всеобщих выборов? Если в конституцию будут снова внесены какие-либо фундаментальные поправки, а парламент опять не окажет им поддержку нужным числом голосов — тогда новый референдум будет, конечно, возможен…