Wall Street Journal: Лучший образец для Египта – Турция

4

Одна из влиятельных американских газет Wall Street Journal, рассуждая о будущем Египта, назвала Турцию лучшим образцом, к которому Египет должен стремиться.

В статье-заметке был проанализирован следующий вопрос: «Будет ли новое руководство Египта походить на иранское, пакистанское, индонезийское или турецкое либо будет отличаться от всех них?»

Как отмечается в заметке, возможность того, что новое египетское руководство будет похоже на иранское, очень невелика, надо также обратить внимание на примеры Пакистана и Индонезии. В заметке подчёркивается, что лучшим примером для Египта является Турция, которую отличают самые динамичные демократические процессы и современная рыночная экономика.

Указывается, что правительство ПСР (Партии справедливости и развития) под руководством премьер-министра Реджепа Тайипа Эрдогана, проявляет уважение к демократии и следует политике, направленной на развитие капитала. После прихода к власти ПСР в 2002 году инфляция упала до однозначных показателей, а экономический рост достиг двузначных цифр. Экономическое положение в стране изменилось в лучшую сторону.

Как говорится в заметке, в Турции, которая более 80 лет является светским государством и в которой многие годы армия играла значительную роль, постепенно формируется более открытое общество, а роль генералов становится более нейтральной с политической точки зрения. Пример Турции стал её отличительной чертой??. Интенсивное развитие страны и особенно открытые в Европу торговые пути способствовали прочному внедрению Турции в глобальную экономику. В заметке даётся точка зрения представителя Госдепартамента США, политолога Вали Насра (Vali Nasr), который отмечает, что «события в Турции привели к созданию нового среднего класса мусульман». Экономический плюрализм в этой стране стал лучшей гарантией того, что политика и общество в стране также остаются плюралистическими.

Согласно заметке, Египет располагает малой частью исторического опыта и преимуществ Турции, а вот Тунису следовать примеру Турции легче.

В конце заметки обращается внимание на то, что во всех этих примерах, от Пакистана до Турции, есть одно общее – страны, в которых демократические и экономические процессы идут более динамично, добиваются успешных результатов.

«Уроки турецкого для египтян»

Специалист из центра Crown университета Brandeis Джошуа Уолкер (Joshua Walker) заметил следующее: «Прежде чем указывать Египту на Турцию в качестве примера для построения нового правительства, нужно постараться понять, что это две очень разные страны». «Египет и Турция представляют две разные политические традиции, форма управления, которая будет создана в Каире, вряд ли будет походить на ту, с которой мы имеем дело в Анкаре», - добавляет Уолкер. Уолкер опубликовал статью «Уроки турецкого для египтян» в газете Boston Globe. В своей работе он высказывает мнение, что после ухода со своего поста президента Египта Хосни Мубарака какое бы правительство в стране ни сформировалось, находившееся долгое время под запретом движение «Братья мусульмане» наберёт силу. Уолкер указывает, что защищающие «исламские традиции??» «Братья мусульмане», на которых оказывалось давление в период правления Мубарака, вызывают тревогу у некоторых американских аналитиков, обеспокоенных тем, что Египет станет новым Ираном.

Согласно Уолкеру, некоторые специалисты говорят, что опасения относительно «Братьев мусульман» преувеличены. Они указывают в сторону Турции как доказательства того, что на Ближнем Востоке исламские религиозные движения и демократия – два вполне совместимых понятия.

«В сравнениях нужно быть осторожным»

Уолкер, говоря, что Турция, усилия которой направлены на демократизацию, на обеспечение экономического благополучия и укрепления политического статуса, предлагается всем арабским странам в качестве модели. «Но в этих сравнениях с Турцией надо быть осторожным. Хотя между «Братьями мусульманами» и ПСР есть поверхностные сходства, однако общего у них мало. Египет и Турция представляют разные политические традиции, и та форма управления, которая сложится в Каире, вряд ли будет походить на анкарскую. «Братья мусульмане» не черпают вдохновения у Турции», - указывает Уолкер.

По словам Уолкера, некоторые обращаются в адрес ПСР с риторикой, сходной с той, что используется по отношению к «Братьям мусульманам», но нужно учитывать, что ПСР очень отличается от более жёстких групп в регионе. В турецкой политике термины типа «шариат», к которым прибегают «Братья мусульмане», не используется.

Джошуа Уолкер отмечает, что согласно турецкой геополитической традиции, экстремизм стремятся контролировать, в отличие от Египта. «Турция, бывшая прежде во главе империи на Ближнем Востоке, получила в распоряжение наследство сильных организаций, для которых характерна сильная роль армии. Турция, как член НАТО и с позиции Запада, обладает важным геостратегическим преимуществом, она способна играть сдерживающую роль. В Турции, по мнению Уолкера, в отличие от Египта, выстроена традиция, согласно которой исламские партии действуют, следуя букве закона. Турция пережила четыре военных переворота, но с 1950-х годов здесь функционирует многопартийная система, предпочтя с этого периода применять военную силу за кулисами, страна стала способствовать тому, чтобы в политической конкуренции участвовали и оппозиционные партии, действия которых не выходили бы за рамки конституции.

«Инициативы по запрещению политических партий, защищающих исламские традиции, привели к тому, что ПСР в Турции стала ещё более яро следовать правилам светскости в политической игре, успехи партии в большей части обеспечены именно этим», - заключает Уолкер.