Не отбрасывающий тени

1

Уже несколько месяцев граждане России гадают: кто будет нами править? И западные лидеры гадают, и все, чья жизнь хоть как-то связана с Россией. 

Поэтому те, кто встречается с Медведевым, задают ему вопрос, пойдёт ли он на второй срок. А он упрямо отказывается отвечать. Держит в неизвестности и собственных граждан, и лидеров Запада.

Вообще-то он что-то отвечает, но толком понять нельзя. Вместо ответа он обещаетответить. Мол, когда придёт время — тогда скажу. Вот его в Питере спрашивают, будет ли он баллотироваться.

МЕДВЕДЕВ. Я на эту тему свою позицию неоднократно формулировал. В тот момент, когда я посчитаю правильным прямо сказать, буду или не буду, я выйду и сделаю это. …Такого рода решения, как правило (я уже тоже об этом говорил), продумываются и делаются в абсолютно специальном формате. И я своё решение сообщу. Можете не сомневаться только в одном: мне этой «счастливой» участи не избежать, я не смогу сделать так, чтобы не сообщить о своём решении российскому народу и всем заинтересованным людям.

Разве это ответ? Это длинный (хоть и сокращённый нами вдвое) отказ от ответа.

Через пару дней в интервью газете Financial Times:

МЕДВЕДЕВ. Я считаю, что любой руководитель, который занимает такую позицию, как президент, он просто обязан хотеть баллотироваться. Другой вопрос, будет ли он для себя это решение принимать или нет, вот это решение несколько отстоит от его желания.

Разве это ответ? Даже непонятно, хочет он или нет. Потому что обязанные хотетьвовсе не обязательно хотят.

Сам ли он принимает решение? Этот вопрос ему люди из вежливости не задают, хотя между собой обсуждают постоянно. Но никто, кажется, не заметил, что в его уклончивых словах чего-то явно не хватает.

 

Медведев в Сколкове. Высоко над толпой журналистов; не отвечает на “проклятый” вопрос. фото: Александр Астафьев

 

Правильный (типичный) ответ на вопрос «пойдёт ли президент на второй срок?» обычно выглядит так: «Я еще не решил: пойду сам или предложу стране и народу достойного преемника».

Так поступил Ельцин, предложив Путина. Так поступил Путин, предложив Медведева. Так поступают и там, где выборы настоящие. И Клинтон, и Буш задолго до дня выборов говорили, кого именно они считают лучшим кандидатом на пост президента (просто в Америке это не гарантирует победы).

За действующим президентом всегда маячит тень предполагаемого преемника. Отсутствие тени может не на шутку смутить наблюдателей. Это с ужасными подробностями описано Булгаковым в «Мастере и Маргарите», где несчастный администратор Варенуха долго и витиевато отвечал на простой вопрос:

«Чем жизненнее и красочнее становились те гнусные подробности, которыми уснащал свою повесть администратор, тем менее верил рассказчику финдиректор. Лишь только финдиректор утвердился в мысли, что администратор ему лжет, страх пополз по его телу… (Здесь мы сократили жуткие вампирские подробности. — Ред.И тут вдруг его глаза стали совершенно безумными: „Он не отбрасывает тени!“ — отчаянно мысленно вскричал Римский».

В лексиконе Медведева слово «преемник» отсутствует полностью.

Из этого, к сожалению, нельзя сделать однозначного вывода. Может, он твёрдо решил идти сам, а может, не волен выбирать сменщика.

Некоторые граждане изо всех сил уговаривают Медведева остаться президентом. Недавно появилось «Обращение российских интеллектуалов», подписанное М.Чудаковой и др., где они убеждают граждан России, что Медведев — лучший и единственный выбор (и уж точно «меньшее зло»), а Путин совсем не годится.

С точки зрения нормальной политики, с точки зрения правил публичного поведения, Медведев (если уж не встречаться со сторонниками) по меньшей мере должен был бы поблагодарить подписантов за тёплые слова, за оказанное доверие… Он промолчал.

…Еще одна лёгкая странность появилась в формулировках Медведева, когда он отвечал на проклятый вопрос в Ганновере.

МЕДВЕДЕВ. По поводу того, что я буду делать, я уже неоднократно говорил. Предлагаю ещё немножко запастись терпением, совсем ненадолго. Я обо всём скажу, чем я буду заниматься: буду я президентом или какую-то другую себе работу найду. Надеюсь, что ваш вопрос именно с этим связан, а мой ответ вас в конечном счёте не разочарует.

Последняя фраза — почти буквальный повтор. Путин на такой же вопрос ответил: «Вам понравится».

Но для нас главная деталь (а мы, увы, вынуждены ковыряться в деталях) вот это:«буду я президентом или какую-то другую себе работу найду».

В этой формуле нет слов «баллотироваться», «кандидат». В этой формуле нет выборов вообще.

Хороший ответ; по крайней мере честный. Хотя увидеть Медведева ищущим работу нам вряд ли удастся.

Александр Минкин, рисунок Алексея Меринова, Московский Комсомолец