Россия-матушка и Япона мать

1

Модернизация, модернизация, модернизация! Уже невозможно стало смотреть федеральные каналы, которые в режиме нон-стоп знакомят зрителя с новой эпохой, в которой живет ваша страна. Пока телевизионные лозунги потихоньку превращаются лишь в делопроизводственные акты — российское руководство подписало протоколы и договоры о сотрудничестве в инновационном секторе с разными иностранными государствами.

 Только за последнее время — с Германией, Австрией и Швейцарией. Развитие связей с американскими и европейскими IT-фирмами позволяет надеяться на хорошие перспективы в будущем.

Однако что-то все-таки здесь не так. Среди приглашенных партнеров отсутствуют японцы. А как можно забыть страну, которая, судя только по уровню инфраструктуры и технологического развития, живет на 20 лет впереди Европы и как минимум на 50 лет впереди России? Прошлым летом я встречался в Москве и в Токио с авторитетными специалистами из двух стран, чтобы разобраться в известном споре о Южных Курилах, или, «по-японски», Северных территориях. Во время многочасовых встреч обе стороны показывали мне массу документов, исторических карт, фотографий, книг...

Эта колонка — не место, чтобы вникать в те сложные дискуссии и выявлять детали, решающие вопрос в пользу одних или других. В принципе и россияне, и японцы имеют основательные аргументы. Как независимый наблюдатель, я вкратце напишу о другом.

Во-первых, обе стороны постоянно стараются скрывать важность проблемы спорных островов с военной точки зрения. Именно в этой зоне есть единственные достаточно глубокие и не замерзающие зимой проливы, гарантирующие российским подводным лодкам вход в Тихий океан. Их простая передача означала бы превращение Охотского моря в озеро. Во-вторых, многолетние обиды, послевоенные пропаганда и культура обеих стран исключают какие-либо уступки бывшим врагам. В-третьих, у меня создалось ощущение, что и вас, и японцев просто здорово подставили, и сейчас уже сложно выйти из этого тупика без совместного мудрого политического решения.

А вот результаты этой анахронической ситуации у всех перед глазами. Москва и Токио еще не подписали мирный договор после окончания Второй мировой войны. И ведут себя иногда как персонажи голливудских фильмов, в которых забытые на необитаемых островах солдаты Страны восходящего солнца продолжают десятилетиями удерживать позицию (и если надо, стрелять), до того как узнают, что все давно закончено. В России есть похожие по смыслу анекдоты про партизан.

Но мир изменился с прошлого века, и с этим рано или поздно надо смириться. Сегодняшняя Япония — уже другая страна, не та, которую посетил мой отец в 1950-х годах. Тогда в Йокогаме местные жители, когда узнавали, что отец итальянец, говорили ему заговорщицким шепотом: «В следующий раз мы победим!» А перед одним зданием официального учреждения в Токио долгие десятилетия висел огромный плакат с надписью «Мы их вернем». «Их» — это Северные территории.

Я не желал бы выступать здесь адвокатом японцев (им совершенно не нужна моя помощь) и продолжать новую итальянскую традицию защиты чужих интересов. (Помните, как эмоционально это сделал однажды Берлускони с Путиным, когда журналисты завалили вашего премьер-министра острыми вопросами?) Однако некоторые вещи в этом деле очевидны.

После окончания войны Япония превратилась в одну из самых развитых стран в мире. Она, как и Германия, постепенно переносила свою традиционно масштабную внутреннюю силу с военного сектора на экономику. Посетив Музей мира в Хиросиме, я удивился тому, что было доказано документально: на следующий день после атомной бомбардировки город снова начал снабжаться электроэнергией, а через три дня в его окрестностях уже ходили троллейбусы. В районе Фукусимы дороги были перестроены через неделю после недавнего цунами. Попробуем сравнить вышеуказанные «чудесные» события со славным строительством автодорог в России. Или вспомним о европейской магистрали Лион—Турин, где спустя десятилетие после принятия правительствами проекта антиглобалисты еще дрались с итальянской полицией и в течение долгого времени не давали возможности начать стройку.

Во все эти годы несогласия российско-японские экономические отношения понесли серьезный ущерб из-за нерешенных вопросов прошлого. Особенно это заметно в технологической и энергетической отраслях. Москва, например, именно в Стране восходящего солнца могла бы найти ключ к решению проблем своей политики инновации.

Не стоит забывать и о непосредственном влиянии этого спора на некоторые геополитические аспекты развития России на Востоке. До сих пор трудно понять некоторые расчеты, связанные с российской политикой в Китае. Во-первых, почему Москва продала ему так много оружия в последние годы? Ведь, как доказал эпизод с модифицированным истребителем «Су-27», благодаря этому китайцы сегодня вышли на современный мировой уровень и активно используют российский опыт в своих целях.

Во-вторых, история, кажется, ничему не учит. В ХХ веке столько крови пролилось в Советском Союзе и в России ради противостояния новым растущим державам! Мы, конечно, надеемся, что в будущем китайские партнеры обратят все свои усилия на экономику, но, с другой стороны, они начали создавать мощный флот. И военные специалисты считают, что это является первым шагом в политике великодержавной экспансии. А в то же время Россия, как недавно объявлено, будет в состоянии построить свой второй авианосец после 2016 года, если найдется место. Ведь заводы, подходящие для этого, находятся на Украине.

В-третьих, несогласие с китайцами по цене на российский газ. Когда Россия уже проложила трубы на тысячи километров через Сибирь, Пекин ясно дает понять, что не будет платить «по-европейски». Ситуация очевидна: у китайцев есть преимущество, они подписали выгодные контракты с некоторыми бывшими советскими республиками (Узбекистан, Казахстан, Туркменистан). И сами китайцы, а не «Газпром», будут диктовать цену. Предложение попросить у Пекина кредит, чтобы разрешить разногласия, комментируется как «тупик».

Куда же тогда девать этот природный газ, если китайцы его не захотят? Логичный ответ тут один: в Японию. Вот мы и возвращаемся к началу.

Спор о Южных Курилах можно сравнить со спором о Катыни с поляками — по той остроте и злу, которые спровоцировали ущерб для России. Пора его уже как-то решить. Возможности перезагрузить отношения после недавней трагедии с цунами напрасно были упущены.

Под президентством Барака Обамы США начали новый этап в своей политике по отношению к Токио, а японцы одновременно стали выпускать популярные «манги» — комиксы — о дружбе с Вашингтоном. Эти публикации специально ориентированы на молодые поколения, которые выросли в атмосфере антиамериканизма. Причина этого поворота проста: у них — общая проблема сдерживания Китая. В знак геополитического союзничества в прошлом году впервые официальный представитель США присутствовал на церемонии поминания жертв ядерной бомбардировки в Хиросиме.

Десятки здоровяков-телохранителей из ЦРУ защитили испуганного посла Иона Руса от журналистов со всего мира, закрыли его от телекамер. Случайно в толпе у меня получилось к нему приблизиться в тот момент, когда мой сосед на корректном английском языке, но с сильным московским акцентом закричал послу: «Are you afraid?» Видимо, ребята с ваших федеральных каналов хорошо натренированы в борьбе с телохранителями Кремля.

Посол Рус, весь в поту, качал головой, как герои мультфильмов, которых преследуют акулы. Прощения за ядерные бомбардировки и решение проблемы присутствия американской базы в Окинаве, видимо, последуют. Но не скоро, несмотря на то, что дипломаты двух стран уже готовят для этого почву.

А мне кажется, что русским, как и американцам, очень важно забыть обиды прошлого в отношениях с Японией. И начать вместе строить будущее в XXI веке. Возможности для этого, я уверен, есть. Было бы желание. Точнее — политическая воля руководства сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Ведь непоколебимое патриотическое упорство в территориальном споре с Японией на самом деле наносит огромный ущерб России. Это как раз тот случай, когда, как говорится в русской пословице, скупой платит дважды. Причем своему прямому геополитическому конкуренту.