Геннадий Зюганов: “Мы сохранили красный ген”

24

Проект “МК”: лидеры российских партий у нас в гостяхВ конце августа президент Дмитрий Медведев подпишет указ о назначении выборов в Госдуму.

 По уже сложившейся за две предыдущие кампании традиции “Московский комсомолец” начинает серию предвыборных встреч с руководителями основных политических сил. Первым у нас в гостях побывал лидер КПРФ Геннадий Зюганов.

Среди прочего Геннадий Андреевич рассказал:

■ должен ли Медведев уволить Путина;

■ может ли быть другой кандидат в президенты от КПРФ;

■ сколько наберет “Единая Россия”, если выборы будут честными…

— Последний пленум КПРФ оценил перспективы партии на думских выборах в 30–35%. Откуда такой оптимизм?

— Это не оптимизм, а реализм. Во-первых, власть и курс достали всех. Во-вторых, даже те, кто очень нажился, и то понимают, что с каждым днем возрастают риски потерять все. Как бы наш фронтовик-тыловик Путин ни кичился, основной доход у России — нефтегазовый. Государство не выполняет свои функции, а наши фронтовики-тыловики все в пиар играют, вместо того чтобы реальными делами заниматься. Я вот посмотрел основные направления их социально-экономической политики — она отвратительна с любой точки зрения. Они орут, что что-то там прибавят. Что?! У них уже инфляция по году составила 9,4%. Таким образом, обещанную в 2012 году прибавку пенсионерам в 11% почти съела инфляция, а студенты, которым обещана прибавка на 6%, уже в убытке. Плюс реальные доходы граждан падают, цены растут. Поэтому, если мы сформируем команду из 500 тыс. наблюдателей, если улица хорошо поддержит созданное нами Народное ополчение и мы сумеем проконтролировать выборы, у нас будет реальная возможность получить не 30–35%, а большинство голосов.

— Больше 50%?!

— А почему ты удивляешься? Сейчас на местных выборах в Арзамасе мы получили 55% против 27% у «Единой России», в Тверской области выиграли все города без исключения, у меня на родине^ на Орловщине^ пополам с партией власти разделили результат...

— Но это всего лишь отдельные регионы...

— Это тенденция. Общенациональные социологические опросы устойчиво говорят, что за нас, в принципе, не исключают для себя возможность проголосовать до половины населения. Причем это очень устойчивое, из года в год фиксируемое настроение.

— Хорошо, давайте представим, что вы набираете 50%. А сколько же тогда достанется единороссам?

— Если сегодня по-честному, то естественный, так сказать, потолок «Единой России» — кто ей верит и ее любит — 15–20%.

— То есть по сравнению с прошлыми выборами ситуация должна зеркально поменяться: у вас будет конституционное большинство, а «Единая Россия» оказывается на вашем месте со второй по размеру фракцией?

— Мы реалисты — конституционного большинства у нас пока не будет.

— А сколько, по-вашему, партий пройдет в Думу?

— Похоже, что станут тянуть Прохорова, но натянуть ему 7% будет очень большая проблема. А Миронова уже схарчили. Это проект Кремля, но там видят, что он неудачный. Так что тут еще много будет прыжков и гримас.

— То есть вы полагаете, что в парламенте останется четыре фракции, только вместо «СР» будет «Правое дело»?

— Я не исключаю и такой вариант.

— Вы заявляете, что намерены подготовить 500 тыс. наблюдателей. Но по закону на избирательном участке может быть только один наблюдатель от партии. Всего в стране 96 тыс. избирательных участков. Таким образом, вы сможете задействовать 96 тыс. человек. Куда денете остальных?

— Не так это — что можно только одного наблюдателя от партии.

— Так!

— Не так! Во-первых, за соблюдением закона следят и тот, кто формально называется наблюдателем, и еще два члена комиссии — с решающим и совещательным голосом. Во-вторых, плюс к тому если в выборах участвует одномандатник, то и от него идет свой наблюдатель. В-третьих, если одновременно проходят и выборы в муниципальные органы, то и тут от кандидатов требуется один наблюдатель. Здесь очень непростая «арифметика», которую обязательно надо знать. Наша задача — провести действительно демократические выборы и не датьвозможности «Единой России» прикрыть свой голый зад каким-то фронтом. Вот у нас был пилотный проект в Арзамасе. Мы послали на каждый участок по пять человек. То есть один человек — это член комиссии от нашей партии, плюс два наблюдателя, и еще три человека находились на улице и готовы были вместе с активом отстаивать наши интересы, если бы нам не выдавали копии протоколов. Таких людей могло быть на каждом участке и десять. Иногда это очень полезно. Благодаря контролю мы не дали украсть наши голоса и получили 55%.

— Недавно вице-президент РСПП Игорь Юргенс признался, что его жена хочет пойти к вам наблюдателем и просила его найти телефоны КПРФ. Возьмете ее к себе?

— Юргенс знает все наши телефоны. Видимо, он понял, что его либеральные прожекты не годятся. Сейчас многие начнут искать свои партийные билеты и телефоны КПРФ.

— Так жена Юргенса вам позвонила?

— Нет.

— А вы готовы брать в качестве наблюдателей граждан, которые членами партии не являются, но при этом хотят вам помочь?

— С удовольствием возьмем всех, кто готов честно организовывать контроль. Тут мы готовы кооперироваться по максимуму.

 

Зюганов — категорический противник революций. Он — за диалог. Фото: РИА-Новости.

 

«Прохорову подарим шоколадку»

— В последние года два, подводя итоги региональных выборов, вы с удовлетворением констатируете, что за КПРФ голосует все больше жителей городов. Но многие из ваших избирателей — и вы это прекрасно знаете — голосуют за компартию не из идейных соображений, а из чувства протеста против «Единой России» и чтобы их голос не пропал. Давайте представим, что в стране случаются по-настоящему демократические преобразования, проходят честные выборы. Тогда эта категория избирателей от вас уйдет, чтобы проголосовать за ту партию, взгляды которой действительно разделяет. За тот же ПАРНАС. И, как это ни парадоксально звучит, выходит, что демократические преобразования и честные выборы вам не нужны.

— Я с вашей логикой не согласен. Недавно был на одной стройке, и там человек десять-двенадцать предпринимателей, толковые молодые ребята, начали задавать мне вопросы. Говорят: «Вы знаете, какой у нас выбор? Или за вас голосовать, или на выборы не ходить». Я отвечаю: «Ну, вон у вас Прохоров — ё-партию создает, уже ё-автомобиль появился». А они говорят: «Ну будет у него 20–30 депутатов,и что? Здесь в принципе надо менять ситуацию, иначе все накроется. Поэтому мы приглядываемся к вашей программе».

— Но вы признаете, что среди ваших избирателей довольно много людей, которые голосуют за вас не из идеологических соображений, а из чувства протеста?

— Я считаю, что речь идет о сознательном выборе, обдуманном решении. Мое личное ощущение — люди осознают, что им не дают нормально работать, жить, видят наше отношение к их проблемам и хотят, чтобы ситуация принципиально изменилась. Хотя, думаю, есть и те, кто голосует за нас из чувства протеста.

— Сколько примерно таких людей от числа всех голосующих за КПРФ?

— Мы проводили исследование на эту тему. В электорате КПРФ только 4% голосуют за нас из протеста, т.к. нет графы «против всех». Это несущественно.(По сведениям «МК», голосующих за компартию из чувства протеста на самом деле 20% — соответствующий доклад партийные аналитики некоторое время назад делали Зюганову.)

— И все же очень сомнительно, что те избиратели, которые голосуют за КПРФ из чувства протеста, по-настоящему разделяют вашу программу. Если принимать ее как руководство к действию, то это приведет к гражданской войне.

— Да ну что вы... Вы официальную партийную программу путаете с настроениями масс. Большевики в 1917 году победили не потому, что рабочие и солдаты ходили по улицам Петрограда и читали их программу, а благодаря призыву: «Фабрики — рабочим, земля — крестьянам, мир — народам!». Вот и вся программа. Или, по-вашему, это не программа? А насчет гражданской войны скажу так: втихую она ведется уже 20 лет, и страна потеряла в ней, только по официальным данным, порядка 10 миллионов жителей. Мы с этой войной, придя к власти, покончим.

— Вы предлагаете пересмотреть итоги приватизации, вернуть в собственность государства нефтегазовые месторождения... По-вашему, это все добровольно отдадут? Кстати, КПРФ также предлагает отменить мораторий на смертную казнь. Интересно, что бы вы сделали с олигархом Прохоровым в случае отмены моратория?

— Шоколадку подарим. Пончиками накормим. Верите? Вот что мы предлагаем: надо ремонтировать тепло- и электросети, создавать современное производство. Где у вас ресурсы? Их нет. Тогда вы должны ответить на вопрос: где вы возьмете эти ресурсы для того, чтобы страна не взорвалась и не замерзла? Потому что если завтра начнут замерзать кварталы и города, удавят тех, кто в этом виноват. И пока не повесят Чубайса, никто с улиц не уйдет — я вас уверяю. Так дайте мне эфир, и я объясню всем — и тем, кто с толстым кошельком, и тем, кто с пустым карманом, — что их ждет в ближайшие пять лет, если будет так продолжаться.

— Геннадий Андреевич...

— Стоп, я закончу! А то что мы базарим? Вы не хотите ответа.

— Я хочу ответа.

— И я вам объясняю. Берем Норвегию — у них каждые 82 доллара из ста с продажи нефти отчисляются в бюджет. На эти деньги власти оплачивают бесплатную учебу, медицинскую страховку, открывают спортивные сооружения... Вот мы введем порядок, при котором с тонны добытой нефти будут минимум 80 долларов идти в общую казну. И тогда в стране будут нормальные пенсии и зарплаты. Мы проведем народный референдум и национализируем минерально-сырьевую базу в пользу всех граждан страны. Вся охрана олигархов проголосует за это! А вы говорите — гражданская война. Ничего не будет.

— А почему вы думаете, что при вашей власти не станут разворовывать бюджетные деньги? Есть механизм, который не позволит красть?

— Есть, и он известен. Вспомните, что первым делом уничтожил Ельцин, придя к власти.

— Народный контроль.

— Молодцы! А сейчас нет никакого контроля, никто ни за что не отвечает. Я говорю Путину: «Какие вы фронтовики? Это не фронтовики. С точки зрения ответственности перед страной так поступают дезертиры».

— Вот прямо так и сказали?

— Ну, когда Путин отчитывался (перед Думой. — «МК»), я ему сказал: «Вы и ваши министры обязаны отчитаться».

— Но дезертиром вы его не называли. Да и фронта тогда не было.

— Ну не было. Но я просто смотрю, кто туда идет. Дезертируют с трудового фронта и прикрывают все безобразия «Единой России». Ну просто позорище. Люди устали от этого хамства, варварства, бесконечной лжи. Власть обязана сделать все, чтобы трагедий, подобных «Булгарии», не было. Я же ходил к Путину, когда была «Хромая лошадь» и СШГЭС, с конкретными предложениями. Была одна просьба — принять необходимые меры. Все знают, какие это меры. Ни-че-го не приняли!

— А почему вы ходили к Путину, а не к Медведеву?

— Мы с Медведевым тоже обсуждали эти проблемы во всех деталях.

— А почему вы сейчас морщитесь? Бессмысленно, что ли, с Медведевым проблемы обсуждать?

— Почему бессмысленно? Пока они у власти, любое обсуждение может пойти на пользу. По крайней мере, кроме КПРФ, откровенную правду редко кто говорит. Боятся. Я же вижу, что происходит на встречах президента с парламентскими фракциями.

 

“Кроме КПРФ президенту редко кто говорит откровенную правду”. Фото: Александр Астафьев.

 

«Готовьтесь к обвалу, а не к Путину»

— Кстати, как вы думаете, кто из тандема будет баллотироваться в 2012 году?

— Пока оба идут. Пиаровские команды раскручивают их на полную. В чем оба поднаторели, так это в дешевом пиаре. Меня, было, обнадежило выступление Медведева в Ярославле (на Мировом политическом форуме. — «МК») в прошлом году. Во-первых, он признал, что страна зашла в тупик. Надо же, думаю, Путин никогда этого не признавал. У него на словах всегда был прогресс, все росло и пахло. Далее Медведев сказал, что сырьевая модель экономики не годится, что коррупция сожрала государственный механизм, ни один закон не работает и надо максимально демократизировать процесс. Но с тех пор я не увидел никаких подвижек. Я бы на месте Медведева немедленно уволил четырех министров — Кудрина, Сердюкова, Фурсенко и Мутко!

— А Путина следует уволить?

— У Медведева есть все полномочия для этого.

— Но вы сами как считаете: должен президент уволить премьер-министра или нет?

— Правительство давно не справляется с работой. Оно обанкротилось. Но, конечно, у Медведева не хватит силенок, чтобы отправить кабинет министров в отставку.

— Но он должен это сделать?

— Медведев давно обязан был выгнать Кудрина.

— А Путина?! Геннадий Андреевич, вы можете произнести фразу: «Медведеву надо уволить Путина»?

— Медведеву надо уволить все правительство.

— Почему вы не называете фамилию Путина? Боитесь?

— Я ничего не боюсь. Но я реалист в политике и знаю цену своим делам. Вы что, не понимаете, Медведев стал президентом по воле Путина? Поэтому в данном случае у Медведева домашние приятельские соображения, хотя ради блага страны надо было сформировать новое дееспособное правительство. Но я уверен, что этого в ближайшее время не случится. Медведев через себя не перешагнет и Путина не уволит — это из жанра ненаучной фантастики. На Кипре взорвался склад боеприпасов, и министр обороны ушел в отставку. А у нас склады взрываются, и Сердюков на своем месте как сидел, так и сидит.

— Если в нашей стране после каждой трагедии и ЧП менять начальников, то в конце концов и назначать будет некого.

— Да какой Сердюков начальник?! Это полное недоразумение. Я тут с десантурой встречался, так они фамилию министра обороны без мата не выговаривают.

— И все-таки — «новое дееспособное правительство» Медведев должен сформировать без Путина?

— Ну, по крайней мере... Сейчас, подожди...

— Геннадий Андреевич, почему вы не отвечаете на вопрос?

— Вам хочется жарехи, а мне хочется решения проблем.

— Нам не жарехи хочется. Нам хочется вашу позицию понять.

— Позиция наша заключается в следующем: ни Путин, ни Медведев справиться с нынешней ситуацией не могут. Поэтому думающим гражданам надо не отсиживаться и не базарить, а делать все возможное, чтобы прежде всего поменять нынешнюю законодательную власть, а затем и всю власть на ту, которая способна эффективно, мирными средствами исправить ситуацию в стране.

— Как скажется на парламентской кампании нынешняя неопределенная ситуация в тандеме?

— Если будет понятно, что остается Кудрин, который обескровил всю экономику, включая малый и средний бизнес, и душит последнее машиностроительное производство, без которого «Сколково» будет просто дискотекой на кладбище, если поймете, что Мутко, который угробил зимние виды спорта и наверняка угробит Олимпиаду, по-прежнему сидит, тогда никто не будет голосовать за «Единую Россию» и ситуация в марте будет принципиально иной. Парламентские выборы предопределят результат президентских выборов. Они бы никогда не стали создавать Народный фронт, если бы не понимали, что под флагом «Единой России» уже никто не хочет идти на выборы.

— А если «Единой России» удастся всеми правдами и неправдами получить результат, близкий к результату прошлых выборов, будет ли это означать, что в 2012 году вернется Путин?

— Готовьтесь к обвалу, а не к Путину. Готовьтесь к тяжелому и опасному политическому бою. Они не справятся с ситуацией в стране.

— Когда вас спрашивают, будете ли вы баллотироваться в президенты, вы, как правило, отвечаете: «Все решит съезд». Но если съезд решит выдвинуть не вас, то кого?

— Хоро-оший вопрос, хоро-оший... Сейчас мы назвали 40 с лишним человек, которые могут войти в правительство народного доверия. Там много молодых. Например, секретарь ЦК по работе с молодежью Афонин — 33 года. У нас сильная плеяда людей, которые знают производство, сельское хозяйство, образование. Мельников, Кашин, Рашкин, Харитонов, Новиков... У нас классный военный Комоедов — работал на трех флотах, на четвертом в командировке был...

— То есть кроме вас возможны и другие варианты в качестве кандидата в президенты от КПРФ?

— Я считаю, что они не просто возможны, а должны рассматриваться. Но сейчас для нас первая и главная задача — успешно выступить на выборах в Думу, и это поможет нам достойно выступить на выборах президента. Страна подъехала к очень опасному рубежу. Россия сейчас напоминает такой же корабль, как «Булгария», где сгнило все управление.

— Сейчас была «Булгария», а в 1986 году — «Адмирал Нахимов». В советские годы тоже все взрывалось, тонуло. Было даже похуже, чем в настоящее время.

— Нет, хуже не было.

— Разве Чернобыль — это не хуже?

— Дело не в этом. Чернобыль — это уже горбачевщина, это прелюдия сегодняшней эпохи. С чего она началась, тем и кончается. Я про Чернобыль изучил все отчеты. Процитирую вам отрывок из доклада академика Легасова о причинах катастрофы: «Главная причина чернобыльской трагедии заключается в том, что те, кто эксплуатировал станцию, опирались не на Толстого и Достоевского, а на таких же технократов, как они сами. Их нравственно-культурный уровень не соответствовал сложности управляемого объекта». Вот нравственно-культурный уровень нашего правительства абсолютно не соответствует ни сложности задач, ни состоянию управляемого объекта.

— То есть вы считаете, что причина всех проблем — это низкий нравственно-культурный уровень членов правительства? Но это же слишком простое объяснение.

— Но оно правильное. Вот сидит Фурсенко. Он вместе с двумя «тетками», которые мало что понимают в образовании, из основных 19 предметов обучения выкинул 7. Главными же определил физкультуру, ОБЖ и так далее. Но ни один нормальный человек вам не скажет, что нам не нужен русский язык, потому что это единственное, что нас сейчас хоть мало-мальски объединяет! Раньше была единая советская власть, единое народное хозяйство, единая идеология... А сейчас ничего единого нет.

— Ну почему же? «Единая Россия» есть.

— «Единая Россия» — это фикция.

 

фото: Геннадий Черкасов

 

«У нас возможен египетский сценарий»

— У нас есть такие понятия, как «системная» и «внесистемная оппозиция». К какой из них вы относите КПРФ? И что сами понимаете под системной и внесистемной оппозицией?

— Я считаю, что КПРФ — реальная оппозиция. Мы сохранили красный ген — лучшее, что было при советской эпохе. А что такое «системная»? Работаем систематически, даже в летнее время.

— То есть вы признаете себя системной оппозицией?

— Что ты привязалась! Ты писала хорошие репортажи... Вот сейчас будем вокруг этого крутиться... Я хочу, чтобы у вас в газете было содержательное интервью, а не крутня вокруг системной и внесистемной оппозиции.

— И все же... КПРФ принято считать системной оппозицией — то есть той, которая поддерживает диалог с властью. А где, на ваш взгляд, та грань, за которую системный оппозиционер не может заступить?

— Системная оппозиция — это вовсе не та, которая «поддерживает диалог с властью»: такое определение является обычной отсебятиной, и не более того. Речь здесь на самом деле идет о такой оппозиции, которая использует легальные институты общества для своей борьбы, то есть она действует в контексте общественной системы. Большевики тоже были системной оппозицией, если брать ваше определение, когда работали в Государственных думах или в Петроградском совете в 1917 году. А грань, которая для нас неприемлема, — это поддержка нынешнего курса, и мнение, что может быть либо Путин, либо Медведев. Что касается отношений с властью, то ты знаешь мою позицию: возможен либо диалог, либо война. Я пока за диалог. И я знаю, что КПСС погибла прежде всего потому, что у нее в верхнем эшелоне не было диалога.

— Если бы Ленин придерживался ваших взглядов системного оппозиционера и ходил на переговоры к Керенскому, он бы никогда ничего не добился.

— Ленин до самого последнего времени был против вооруженной борьбы, потому что был уверен, что Советы могут прийти к власти мирным путем. Кстати, и Октябрьская революция была самой бескровной из всех, которые были в истории человечества.

— В одном из недавних интервью вы заявили: «Эта власть уйдет подобру-поздорову. Или не подобру». «Не подобру» — это как?

— Я за то, чтобы подобру-поздорову. Поэтому и бьюсь за то, чтобы прошли нормальные выборы. А как не подобру? Я с Мубараком близко знаком, был у него несколько раз в гостях. До того как в Египте случилось восстание, были выборы. Мубарак возглавлял местную «Единую Россию». Они получили 80%. Но ни один египтянин в реальность этого результата не верил. Ни один! И сегодня вы видите, что произошло в Египте. Вы хотите, чтобы у нас это было? Я не хочу. Я и Путину с Медведевым говорил, что у нас возможен египетский сценарий. Они во многом согласились, что этот вариант крайне опасен. Еще два-три громких дела спровоцируют ситуацию. Люди устали.

 

Геннадий Андреевич ко всему прочему еще и цветовод.

 

«Мед немножко продаю, чтобы окупить затраты»

— Чем вы будете заниматься и на какие средства станете жить, когда уйдете на покой?

— Если взять чисто меркантильную сторону, то у меня только за рубежом вышло 150 работ. Я читал лекции во всех ведущих университетах: Гарварде, Оксфорде, королевском Ричмонде... Моя книга «Глобализация и судьба человечества» вышла на всех мировых языках. Таким образом заработать гонорары несложно. Кстати, знаете, какой у меня дома лозунг висит? «Кто не научился играть в волейбол, бильярд, теннис и преферанс, тот полностью обокрал свою старость».

— У вас в Орловской области есть пасека. Медом торгуете?

— Мед мы в основном раздаем. Ну и немножко продаем, чтобы окупить затраты. Я вообще считаю, что пчела — это гениальное изобретение Всевышнего. Зря улыбаетесь. В маленькую козявку вложили шесть фабрик: по производству маточного молока, меда, прополиса, яда, воска, перги и так далее. Еще одно гениальное изобретение — цветы. У меня сто видов цветов растет. Я в пять утра встаю, поливаю, ухаживаю... Но самое гениальное изобретение Всевышнего — женщины. Они весь род человеческий выносили под сердцем. Всевышний наделил женщин в пять раз более сильной интуицией, чем мужчин. Женский интеллект плюс интуиция делают ее сильнее любого мужчины.

— Именно поэтому у вас нет ни одной женщины в президиуме ЦК?

— Это мы поправим... У женщины и запас прочности больше. Когда на острове Пасхи умер последний мужичина, женщина пережила его на десять лет.

— У нас есть к вам еще один неприятный вопрос...

— Слушай, все! (Начинает душить корреспондента отдела политики Галимову.)С неприятными закончили. Сейчас анекдот расскажу, про медведя. (Перестает душить корреспондента отдела политики Галимову.) Я как-то рассказал на совете Думы — все смеялись, кроме Грызлова.

— А он не умеет, наверное.

— Я не об этом. Мужик пошел в лес и заблудился. Бегает, орет: «Помогите, спасите!» Вдруг кто-то сзади хлопает его по плечу. Оказалось, медведь: «Ты что, дурак, орешь? Весь лес взбаламутил». — «Да испугался я, заблудился». — «Ну вот, я пришел. И что, тебе легче стало?»

— И все-таки обещанный вопрос. Нам стала известна история, как во время одной из предвыборных кампаний вы приезжали в Заокский район Тульской области и на подъезде к ожидающим вас избирателям пересели из «Ауди» в «Волгу». Селяне это видели и до сих пор вспоминают ваш визит исключительно в контексте смены машин. Зачем вам был нужен этот маскарад?

— Ни разу такого не было! Это вам очередную басню «скормили»; их сейчас, перед выборами, много появится, целые тома. Другое дело — бывает, подъезжаешь к проселочной дороге на машине низкой посадки и надо пересаживаться на более подходящий транспорт: «Волгу», «козлик», например. Это бывает только с такими целями и ни с какими больше!

— А с какой тогда целью во время поездки в Иркутск вы перед встречей с избирателями сняли богатую меховую шапку и надели вместо нее теплую кепку? Я эту историю знаю со слов очевидца, который вас в поездке сопровождал.

— Да я меховую шапку 15 лет не надевал! Даже в Сибирь. У меня фуражка есть хорошая. Так что твой очевидец бессовестно врет. Слушайте лучше еще один хороший анекдот. Встречаются два грузина. Один говорит: «Вано, ты представляешь, работаю на даче и вдруг вижу — жаба. Замерзла. Мне ее так жалко стало. Веришь?» — «Верю». — «Я ее в руках отогревал — не отогрел. Веришь?» — «Верю». — «Лег спать, на грудь положил, сверху одеялом прикрыл. Просыпаюсь, вижу — красавица! Глаза как озера, ноги от ушей. Веришь?» — «Верю». — «А жена не верит!»