Рыбаки увидели Медведева издалека | Тандему достались окуни, щуки, сазан и сом

37

Рыбный день был 17 августа у Дмитрия Медведева. Он поудил рыбку с Владимиром Путиным и пообщался с другими рыбаками-любителями.

Предмет разговора тоже был рыбный: обсуждали законопроект «О любительском и спортивном рыболовстве».

Вторник и утро среды Медведев и Путин провели вместе на Волге. На острове Школьный в Астраханской области тандем ловил рыбу. Улов оказался не бедным: несколько десятков окуней, несколько щук, сазан и собственноручно пойманный Медведевым сом. Также ДАМ и ВВП развлекли себя спуском под воду в аквалангах. (Для главы государства это уже не первый опыт. Подобным образом, причем в той же самой Астраханской области, он проводил время в 2009-м.)

Потом премьер улетел в Подмосковье на авиасалон. А президент отправился на встречу с рыбаками-любителями из Астраханской области. В рыбоохранную зону «15-я Огнёвка» Медведев приплыл на катере, так что, как и полагается, рыбаки рыбака увидели еще издалека.

ДАМ, конечно же, не знал, что, пока он был в пути, журналисты не теряли времени даром и провели полноценную миротворческую операцию. Ее цель заключалась в том, чтобы помочь найти консенсус между рыбаками и главой Росрыболовства Андреем Крайним. Рыбаки и Крайний с сопровождающими сразу по прибытии разбились на два враждебных лагеря. Члены каждого из лагерей говорили журналистам нехорошие слова про оппонентов, а журналисты бегали из одного лагеря в другой...

Рыбаки, как известно, возражают против появления рыбопромысловых участков (РПУ), владельцы которых требуют деньги за рыбалку. Сейчас в Интернете идет общественное обсуждение нового законопроекта «О любительском и спортивном рыболовстве», который, по идее, должен стать компромиссным. Рыбаки предлагают ликвидировать РПУ, а взамен ввести так называемые фиш-карты — своего рода лицензии на рыбалку, которые бы выдавались на различные сроки (квартал, полгода, год) и стоили бы разумных денег.

«Крайний, когда встречался с Путиным и сказал, что рыбалка у нас остается бесплатной, спел ему сказки Венского леса», — возмущается рыбак Олег Сарана — один из инициаторов митингов протеста. «Лукавят коллеги, — возражает глава Росрыболовства, когда журналисты перемещаются в его лагерь. — За рыбалку с вас денег не берут. Просто, если вы приезжаете на турбазу, вы должны заплатить за услуги: сауну, ночевку». — «А если я не хочу сауны и ночевки и желаю просто порыбачить?» — поинтересовалась я. «Тогда лучше не ездите туда», — посоветовал г-н Крайний...

Наконец журналисты предложили оппонентам сойтись лицом к лицу. «Эй, Сарана! — закричал Андрей Крайний. — Иди сюда!» Рыбак подошел и сразу ринулся в атаку: «На сайте, где идет обсуждение закона, 95% посетителей высказываются в комментариях за отмену РПУ». Но каждую ночь происходит чудо: 95% голосуют за РПУ. Крайний не смутился: «Мы тут ни при чем. Я знал, что владельцы РПУ будут лоббировать свои интересы. Вот они и привлекают своих сторонников». Почему это происходит по ночам, Крайний не объяснил. Олег Сарана посмотрел на собеседника скептически, но дискуссию продолжать не стал. Он озвучил главное требование рыболовов: «Мы считаем, что нужно отменить РПУ, но ввести фиш-карты». — «Почему нет? — легкомысленно пожал плечами глава Росрыболовства. — Но у меня ответное требование: ценные и особо ценные породы рыб должны ловиться по лицензии». — «Согласен», — заявил на это рыбак. Так за считаные минуты был найден компромисс. Но это вовсе не означает, что история закончилась. В ближайшее время, как сообщил Крайний, новый законопроект обсудят в рамках Народного фронта...

Когда прибыл Дмитрий Медведев и участники встречи уселись за устланный клеенкой стол переговоров, соседом Андрея Крайнего оказался рыбак Андрей Зильберборд, тренер по боксу. Впрочем, нельзя сказать, чтобы от такого внушительного соседства глава Росрыболовства присмирел. Тон разговору задал Дмитрий Медведев: «Сегодня с утра сома вытащил. Небольшой, килограмм 15, но удовольствие получил». И предложил им поговорить на тему: даст ли новый закон «нашим рыбакам ловить рыбу». Олег Сарана сразу взял быка за рога: «Законопроект, который сейчас висит на обсуждении, нас не устраивает. Главная проблема — РПУ. Рыбопромысловые участки — это скрытая форма приватизации водных ресурсов». — «То есть вы за каждую рыбалку должны отстегивать?» — уточнил президент. Сарана подтвердил то, что президентские подозрения обоснованны. И заявил: либо отдать в частные руки все реки, либо ввести ежегодный взнос на рыбалку: «Такая фиш-карта может стоить 500 рублей, — считает рыбак. — Это — мы только что подсчитали на калькуляторе — принесет 12,5 миллиарда». Тут в разговор вмешался глава Росрыболовства: «Олег говорит, что надо ввести фиш-карту и отнять у владельцев участки (имеется в виду РПУ. — Н.Г.). Но я не большевик — неправильно отнимать то, что дали. Впрочем, — продолжил Крайний, — некоторые владельцы участков ведут себя самым хамским образом: просто ставят на берегу шлагбаум и берут деньги». — «У таких владельцев сразу надо отнимать — обращайтесь в прокуратуру — и всё», — посоветовал ДАМ. Сошлись на том, что свое видение того, каким должен быть новый закон о рыболовстве, рыбаки изложат на бумаге и передадут главе государства.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА: КАКОВО НЫРЯТЬ В ВОЛГУ?

— Волга не самое популярное место для дайвинга, — рассказывает дайвер, председатель клуба водных видов спорта Максим Головин. — Дно песчаное, на дне ракушки, а для дайверов это плохо — видимость не очень хорошая… И глубина в Волге “детская”, по меркам дайверов. Вода здесь даже в жару довольно холодная — без гидрокостюма не обойтись, причем толщиной не менее 5 миллиметров, а то и 7. При этом в Египте достаточно и трех.

Еще одна особенность Волги — довольно сильное течение, новичкам при таком погружаться трудно, уж очень сильно сносит. На волжском дне чаще всего встречаются ракушки и затопленные предметы — катера, железки, как-то нашли даже бомбы времен Второй мировой. Приходится даже организовывать очистку дна от мусора, вот недавно под новой набережной в Самаре достали 10 мешков мусора, в основном бытового — бутылки, пластиковые стаканы.

Наталья Галимова, Марина Великанова, Московский Комсомолец