Левша из “Правого дела”

27

Риторика Прохорова отчасти списана с Зюганова

Программа прохоровского «Правого дела» до сих пор оставалась загадкой. И вот 26 августа на партийном сайте появился — «для широкого обсуждения» — проект первой части, озаглавленный как «Манифест партии».

«Мы недовольны тотальной деградацией, угрожающей распадом страны, возвращением авторитарной власти, — говорится в документе. — Наша Республика в опасности». Дальше идет длинный перечень российских проблем, собственно, известных гражданам и безо всякого манифеста. Такую же риторику легко себе представить в изложении, например, коммуниста Зюганова или эсера Миронова.

По мнению авторов (или автора?), «президентская власть приобрела черты монархической», «парламент — политическая монополия, „штампующая“ решения правительства», но винить в этом россияне должны поголовно самих себя: «Все это — наша ответственность, мы сами так захотели».

«Нам нужны не два компетентных руководителя, решающих между собой, как жить в стране и кто будет следующим первым консулом, — не без иронии отмечается в манифесте, — а многие тысячи ответственных и полномочных руководителей, регулярно сменяемых на своих постах».

На возникающий у читателя вопрос — и что, собственно, со всем этим делать, повинившись перед собой по поводу недосмотра за властью, — даются короткие ответы. «Правое дело» предлагает конституционно ограничить численность правящей партии в Думе 226 местами (напомним, что для принятия конституционных законов необходимо 2/3 голосов — 300 мандатов, сейчас в Госдуме у «ЕР» — 315). Голосовать депутаты должны персонально, а не как партия прикажет, а еще нужно вернуть в ГД 25% одномандатников.

Перечень того, что нужно поменять в политической системе, весьма велик — от предоставления той же Думе «права следствия и суда по делам государственной важности» до упрощения процедуры регистрации партий.

Отдельной «главкой» проходят госмонополии: их тарифы нужно зафиксировать на срок не менее 5 лет, непрофильные активы у них следует изъять.

Здоровье, армия, культура, судьба женщин и матерей — что только не охвачено в манифесте. Но после прочтения возникает еще один вопрос: каким же макаром осуществятся судьбоносные реформы? Сложно себе представить, чтобы «группа людей, находящихся во власти», вдруг взяла и прониклась предложениями «Правого дела», а куршевельская харизма г-на Прохорова распространилась, например, на коммунистический электорат (у КПРФ сейчас в Думе 57 мандатов, на прошлых выборах партия получила 11,57% голосов). Вот если бы, перефразируя Гоголя, системное мышление и финансовые ресурсы Михаила Дмитриевича приставить к обаянию Владимира Вольфовича, добавить незапятнанности Геннадия Андреевича, пассионарности Эдуарда Вениаминовича (Лимонова) и предположить при этом, что Дмитрий Анатольевич с Владимиром Владимировичем как-нибудь сами рассосутся...

Конечно, лучше все-таки что-то делать, чем не делать ничего. Но «Правое дело», при всей мощи своих экспертов, кажется, упустило главное. Явка избирателей на участки в 2007-м составила всего 63%. Прогноз на этот год — около 50%. В бедах страны, согласно манифесту, виноваты только сами россияне. Так не стоило бы начать с введения уголовной ответственности за неприход к избирательной урне?

МНЕНИЯ КОНКУРЕНТОВ

Иван МЕЛЬНИКОВ, вице-спикер Госдумы, первый зампред ЦК КПРФ: «Это не идеология, а словесный компот из благих намерений. Программы такого характера обычно штопают на игровых тренингах с начинающими пиарщиками. Конечно, кое-что там можно и нужно поддержать. Там есть весьма точные оценки ситуации, есть правильные суждения по вопросам свободы слова, по возвращению механизма референдума, по независимости суда и тому подобное. Ничего нового тут нет: эти проблемы очевидны каждому, они сформулированы и нами. Только если для КПРФ это борьба за право народа решать свою судьбу, то для „Правого дела“ это объявление войны крупного бизнеса государственному аппарату, схватка двух голов одной и той же гидры.

А вот в вопросах стержневой социально-экономической тематики — текст инфантилен, является либеральным популизмом с хрустящей корочкой олигархического цинизма. Достаточно сказать, что „прохоровцы“ постоянно используют рейдерское словечко „освоить“: то военно-промышленный комплекс, то „бескрайние российские земли“ и так далее. Этот текст может понравиться избирателям только как литературное произведение о грезах. Но доверие манифест вряд ли вызовет».

Юрий ШУВАЛОВ, замсекретаря президиума Генсовета «Единой России»: «Искусственное ограничение парламентского большинства не соответствует демократическим принципам. Парламентское большинство — это не то, что представляется: дисциплинированные люди, работающие по указке Белого дома. Это творческий коллектив, и в случае необходимости он может серьезно корректировать правительственные законопроекты. Достаточно вспомнить Закон о монетизации льгот».

Геннадий ГУДКОВ, замруководителя фракции «Справедливая Россия»: «В принципе, я согласен с тем, чтобы не отдавать одной партии больше 226 мандатов. Но тогда нужно и разрешить создавать коалиции. Иначе никто не сможет взять власть и сформировать правительство. Прохоров предлагает дать Думе право на расследование. Здесь он мой последователь. Я еще 2 года назад внес законопроект о парламентском контроле. Давайте его примем и будем вести расследования. Полностью согласен и с тем, что у Госдумы должно быть право увольнять министров — через механизм формирования коалиционного правительства. Но для этого нужно дать парламентским партиям право формировать правительство, как это обстоит во Франции. И тогда мы сможем отзывать министров. Такая поправка в свое время была нами внесена и провалена парламентским большинством. То есть идея правильная, но второй свежести. Закон о тарифном регулировании со схожими мыслями вносился нами 9 раз и отклонялся. Но если у человека нет своих собственных идей — пусть использует наши, мы не против».

Ирина Ринаева, Московский Комсомолец
Tеги: Россия