Хроники успеха индивидуумов | Как спасти наших олигархов от строгого режима

4

1 сентября 2011 года Президент РФ Дмитрий Медведев заявил, что крупные российские капиталисты, также известные как олигархи, должны прийти в школы и рассказать учащимся истории своего успеха.

Чтобы школьники поняли, как в России можно очень быстро из ничего стать всем.

Ослушаться президента капиталистам нельзя. Иначе высочайший гнев, удесятеренный мощью президентского айпэда, сметет их большие бизнесы. Но и раскрыть подлинные истории успеха они тоже не могут. Ведь если какой-нибудь школьник запишет выступление олигарха на аудио/видео, а запись передаст в прокуратуру, бизнесмен рискует получить 15–20 лет строгого режима, а то и пожизненное.

Как же выполнить президентское поручение, не ставя под удар бизнес, семью, свободу, жизнь? Чтобы помочь олигархам, ваш покорный слуга разработал пакет типовых документов «Хроники успеха индивидуумов в Российской Федерации» (ХУИ в РФ). Один из таких документов — проект выступления в школе олигарха с объемом чистых активов порядка $15–20 млрд. (по $1 млрд. за каждый год строгого режима) — предлагается вашему вниманию.

«Здравствуйте, дорогие дети!

Я хочу рассказать вам, как я добился успеха на своем жизненном пути.

Не секрет, что у нас в России не очень-то любят богатых и успешных. Отчасти так получается потому, что немногие знают, каким потом и какой кровью достигается жизненный успех. Надеюсь, мой рассказ убедит вас в этом и позволит каждому из вас со временем найти свою собственную дорогу успеха, уникальную и неповторимую.

Я родился при советской власти в городе Скотопригоньевске. Учился в такой же обычной школе, как ваша. Освоив программу школы-десятилетки за 8 лет, я поступил в Скотопригоньевский торгово-посреднический техникум. Там я увлекся комсомольской работой. Нет, советский строй я уже тогда ненавидел. Но тем не менее стал секретарем комитета комсомола техникума, чтобы взорвать комсомольскую организацию изнутри свежими идеями и поспособствовать краху коммунизма. Так и получилось. В 1989 году меня избрали первым секретарем Скотопригоньевского горкома комсомола, и через два года коммунистический режим рухнул.

В те времена я занялся первым бизнесом. Мы с товарищами создали два кооператива, которые занимались высокотехнологичным, инновационным производством. Один выпускал гороскопы, позволявшие каждому определить максимально благоприятный день выхода из КПСС. Второй кооператив — презервативы для импотентов. Ну, может быть, вы сейчас не понимаете, что это такое, но со временем обязательно поймете. Так что вовсе не с нефти и не с газа начинался мой путь к успеху, а с научно-технического творчества молодежи. Так я заработал свой первый миллион рублей. Не случайно местные органы КГБ, которые ненавидели все новое, пытались оба кооператива закрыть, а меня — привлечь к уголовной ответственности.

Чтобы не дать ретроградам из КГБ ни единого шанса, я переехал в Москву. Здесь в 1991 году я встретил свою первую большую любовь. Ее звали Роза Серафимовна, и было ей 79 лет. Очень красивая женщина, некогда ею увлекался сам Сталин. Знаете, дети, кто такой Сталин? Роза Серафимовна была вдовой командующего стратегическими земноводными войсками СССР маршала Овсянко. Я влюбился как мальчишка. Особенно увлекала меня романтическая атмосфера нашего романа: четырехкомнатная квартира на Тверской улице, дача в Баковке с участком 0,7 га, подлинники старинных художников. Вскоре мы поженились. Но, увы, наше семейное счастье длилось всего три месяца. Однажды моя возлюбленная жена задремала и выпала через форточку с пятого этажа прямо на Тверскую. Смерть наступила мгновенно.

Я был безутешен.

Чтобы выйти из депрессии, я тут же продал квартиру на Тверской, дачу в Баковке, картины, а заодно Розины драгоценности. Так я заработал свой первый миллион долларов. Дети Розы от предыдущих браков — иждивенцы, алкоголики и агенты КГБ — хотели отнять у меня мой миллион и даже подали в суд. Но, как говорят у нас в крупном бизнесе, Бог не фраер. Старшего сына покойной супруги какие-то неизвестные избили бейсбольными битами, и все успокоилось.

Вырученные средства я вложил сразу в два бизнеса — ресторанный и банковский. Вернее, это был один комбинированный бизнес, ресторанно-банковский. Я приглашал в дорогие рестораны банкиров и предлагал им такие сделки: банк дает какой-нибудь фирме кредит, потом фирма становится банкротом, а половину кредита я отдаю банкиру наличными. Многие оценили инновационный потенциал моего проекта. Так благодаря мощному креативу я заработал первые $10 млн.

На часть этих средств я купил дачу в Барвихе, наискосок от резиденции тогдашнего нашего президента. И однажды мой приятель, работавший в президентской охране, мне рассказал, что родственники главы государства очень любят гороховый суп, но никак не могут найти повара, который хорошо готовил бы это блюдо. Выписав из Франции повара-наставника, я уже через три недели отменно разбирался в гороховом супе. Вскоре мой приятель представил меня президентской дочери, и через пару дней я сделался главным специалистом Управления Администрации Президента РФ по первым блюдам. Все были в восторге от моей готовки — суп получался глубоко инновационный, с примесями хрена, редьки и спаржи.

Однажды, подавая на стол очередную порцию, я услышал разговор дочери президента с ее мужем. Им срочно требовались $10 млн. в год на создание сети Монастырей русского либерализма — заведений, где новопостриженные монахи из числа студентов экономических вузов читали бы книги Егора Гайдара и молились за успех либеральных реформ. Я тут же подал моим работодателям инновационную идею: государство продает мне за $1 млн. нефтяную компанию «Скотнефть», главный офис которой находился в моем родном Скотопригоньевске, а я им буду выплачивать по $10 млн. в год. Дочь и зять президента пришли в восторг от такого креатива. Правда, против подобного сценария выступил мой старый друг, тогдашний гендиректор «Скотнефти». Используя свое природное обаяние, я его почти уговорил. Но тут пришло скорбное известие: друг погиб во время игры в бадминтон, от попадания случайного волана в висок.

Я был безутешен.

Пришлось назначить новым гендиректором моего водителя. И хотя цена на нефть тогда была очень низкая, уже через пару месяцев мы вывели компанию на $200 млн. чистой прибыли в год. А по всей стране расцвела сеть либеральных монастырей. Хотя цифру общей прибыли я родным президента не называл, чтобы их не расстраивать.

Так я заработал свой первый $1 млрд. И тут я встретил новую большую любовь. Аглая, 19 лет, красавица, была двоюродной внучатой племянницей президента. О чем я, конечно, узнал, только когда мы уже поженились. Не одной лишь уникальной внешностью была сильна Аглая, но и особенной интуицией: например, она точно чувствовала приближение налоговых проверок. Что позволяло «Скотнефти» идеально к ним готовиться и снискать репутацию самой прозрачной компании в России.

Я не буду подробно рассказывать, как меня, известного инноватора и модернизатора, заставили взять Глуповский алюминиевый завод, чтобы спасти тонущее предприятие. И я сделал это. Уже через полгода после того, как я забрал умирающий заводик за символическую сумму в $1, он стал приносить $50 млн. чистой прибыли в месяц. Правда, часть этой прибыли мне пришлось отдать на предвыборную кампанию преемника президента. Но все равно — благодаря инновационному менеджменту через несколько лет я заработал свои первые $5 млрд.

Я мог бы зарабатывать так и дальше. Благо спрос на ноу-хау и высокие технологии есть и будет всегда. Но в определенный момент понял, что надо вернуть моральный долг Родине. И я отдал государству обратно и «Скотнефть», и Глуповский завод. С огромной скидкой — всего за каких-то $15 млрд.

Был почти безутешен. Но мужчина не должен распускать нюни, когда речь идет об интересах Родины.

Заработав так свои первые $20 млрд., я уехал в Лондон. Чтобы заставить чопорных британцев поверить, что Россия встала с колен. Нельзя сказать, что британская элита сразу приняла меня с распростертыми объятиями. Но все-таки я — опыт инновационного менеджмента еще как пригодился! — нашел эффективный способ интеграции в мировую элиту. Ко мне неожиданно пришла третья большая любовь. Сэр Серафим Роуз, член палаты лордов, 79 лет от роду. Личный друг королевы Елизаветы II, нескольких президентов и премьер-министров, живых и мертвых. Культовая фигура гей-сообщества. Вы, наверное, не понимаете, что это, но скоро поймете. Сэр Серафим научил меня толерантности. Надеюсь, и вы, дорогие дети, скоро узнаете, что это такое. Мы с лордом Роузом только что оформили совместное проживание, а вскоре думаем зарегистрировать гражданский брак, который позволит на благо нашей страны развивать российско-европейскую бизнес-кооперацию.

Вы спросите: а как же моя вторая жена Аглая? Увы, милые дети. Когда умер ее двоюродный дедушка, бывший президент России, она тяжело заболела злокачественной свинкой с элементами мании преследования. По настоянию врачей я развелся с ней, и сейчас она лечится в Европейском международном приюте моего родного Скотопригоньевска. Я был безутешен — конечно, пока у меня не появился Серафим Роуз и я снова не обрел личное счастье.

Заканчивая свое выступление, я хочу выделить главное, дорогие дети. Главное — большая любовь. Именно она всегда приводит к успеху. Учитесь любить, и успех обязательно полюбит вас.

До встречи, ангелы мои. Занимайтесь прилежно и уважайте родителей".

Как вы думаете, уважаемые читатели, не добавить ли чего про роль образования? Про семейные ценности? Время на ХУИ еще есть. Буду рад вашим замечаниям и предложениям.