Дэвида Кэмерона приняли "тепленьким"

13

Медведев уверен, что британский премьер стал бы хорошим агентом КГБ

12 сентября впервые за последние пять лет в Кремле побывал британский премьер. После долгой «заморозки» в отношениях между Москвой и Лондоном Дмитрий Медведев назвал себя и главу британского правительства «вполне себе тепленькими».

Правда, английские журналисты, взбудораженные кремлевским чаем накануне итоговой пресс-конференции, попытались охладить двух лидеров вопросами о «деле Литвиненко». Лидеры не охлаждались, Медведев даже признал, что «пошел бы в разведку» с Дэвидом Кэмероном.

Вопрос охлаждения отношений интересовал и российских коллег. «Судя по нашим с Дэвидом лицам, мы не очень заморожены, мы вполне себе тепленькие», — доверительно сообщил отечественной журналистке Медведев. Видимо, обращение по имени к Кэмерону выражало еще более доверительный характер взаимоотношений президента и британского премьера.

Еще один российский журналист поинтересовался у Кэмерона, возобновит ли Великобритания взаимоотношения с российскими спецслужбами, приостановленные после «известного дела». Тот ответил, что со спецслужбами дел никаких в его стране иметь не собираются, а вот как сотрудничать с российскими правоохранительными органами в свете борьбы с оргпреступностью, он обсудит с Медведевым за последующим обедом (хотя вопрос вообще-то был про борьбу с терроризмом). И принялся объяснять уже британской журналистке, также интересовавшейся «известным делом», что, несмотря на разногласия, товарооборот с Россией растет и вообще вчера по итогам встречи подписали пять деловых документов и всячески будут способствовать развитию бизнеса.

«Как вы можете бить в барабаны по поводу бизнеса, когда убийца Литвиненко на свободе?!» — вскочил вдруг еще один представитель британской прессы. «Я не пытаюсь заменить этот вопрос, — обиделся Кэмерон. — Мы не изменили своей точки зрения по этому вопросу, но это не означает, что отношения надо заморозить. Мы зрелые и разумные страны». Медведев тоже не собирался сдавать позиции по «делу Литвиненко», сообщив, что российская Конституция не предполагает выдачи наших граждан, если на них завели где-то дело, и в «деле Литвиненко» выдача тоже невозможна. И вообще, «у нас тоже хватает вопросов, как исполняются те или иные отношения в Великобритании», — заявил президент.

Тот же британский журналист ехидно поинтересовался у Медведева, был бы Кэмерон хорошим агентом КГБ, припомнив своему премьеру приключение в Ялте в 1985 году. Тогда, как рассказывал сам Кэмерон, к ним на пляже подошли двое русских, хорошо говоривших по-английски, и пригласили поужинать черной икрой. Позже, когда будущий премьер учился в университете, его преподаватель по политологии объяснил, что таким образом их пытались завербовать. Медведев, который, кстати, также постоянно демонстрировал хорошее знание английского языка, поставил точку, по крайней мере в «ялтинском деле»: «Я уверен, что Дэвид был бы очень хорошим агентом КГБ, но в этом случае он никогда бы не стал премьер-министром Великобритании». И некому было бы бить в барабаны, захотелось добавить.

Между тем в совместной декларации, которую подписали Медведев и Кэмерон, говорилось об «обеспечении эффективного функционирования судебной системы» и «укреплении диалога с гражданским обществом». Видимо, ни разница судебных систем, к которой апеллировал Медведев по «делу Литвиненко», ни лондонские погромы под эти заявленные намерения не попадают...

Виктория Приходько, Московский Комсомолец