Кто мешает созданию государства палестинских арабов? | Как это ни странно, но вовсе не Израиль

34

Государство палестинских арабов должно было появиться еще в мае 1948 года — в соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН о разделе Палестины между евреями и арабами. 

Палестинские евреи воспользовались шансом, которого они ждали две тысячи лет. Кто помешал палестинским арабам?

Принято считать, что израильтяне не позволили палестинцам создать свое государство и захватили их земли. В реальности только что появившийся на свет Израиль не претендовал ни на один лишний квадратный метр земли сверх того, что было обозначено решением ООН. Но палестинские арабы вовсе не собирались основывать свое государство. А соседние арабские властители вообще не признавали существование арабского народа Палестины. Даже много позже президент Сирии Хафез Асад говорил председателю ООП Ясиру Арафату:

— Вы представляете Палестину не больше, чем мы. Нет никакого палестинского народа и никакой палестинской общности, а есть только Сирия. Вы неотделимая часть сирийского народа, а Палестина — неотделимая часть Сирии...

Вместо создания государства палестинских арабов властители соседних стран попытались в мае 1948 года уничтожить государство палестинских евреев. Проиграв войну, удовлетворились тем, что поделили земли, на которых ООН предлагала создать государство палестинских арабов. Сектор Газа получил Египет, Западный берег реки Иордан достался Иордании. Египет и Иордания управляли этими землями два десятилетия — до шестидневной войны 1967 года, но им и в голову не пришло передать эти территории палестинцам.

Во время первой арабо-израильской войны сотни тысяч арабов покинули родные места — они надеялись, что евреев быстро уничтожат и можно будет вернуться. Так появилась проблема палестинских беженцев.

Кстати, в ту пору советские руководители не видели ничего ужасного в происшедшем. Евреи тоже вынуждены были бежать из арабских стран — это около девятисот тысяч человек. Они нашли спасение в Израиле и начали новую жизнь. Советские дипломаты считали, что не пожелавшие оставаться в Израиле арабы обоснуются в соседних странах. Советские дипломаты были прекрасно осведомлены, зачем арабские страны ставят вопрос о возвращении беженцев. Советская миссия в Ливане 14 апреля 1949 года докладывала в Москву: «Арабские страны настаивают на возвращении всех арабских беженцев не потому, что их негде разместить в остальных арабских странах или же в арабской части Палестины, а потому, что они хотят иметь на территории еврейского государства своего рода пятую колонну, которая в случае возобновления военных действий в последующем сможет оказать серьезную поддержку арабскому наступлению».

По тем же соображениям арабские политики ничем не помогали палестинским беженцам. 4 декабря 1955 года советский посол в Египте сообщал в Москву: «Египетское правительство не заинтересовано в разрешении палестинской проблемы ввиду того, что существующая напряженность на Ближнем Востоке содействует тому, что арабские государства в основном поддерживают политику Египта».

Еще в 1959 году генеральный секретарь ООН Даг Хаммаршельд предложил переселить беженцев из лагерей. Арабские страны запротестовали, и генсек ООН вынужден был отказаться от своей идеи. Многие арабские страны — Саудовская Аравия, Кувейт, Ирак — заработали на нефти огромные деньги. На эти нефтедоллары вполне можно было устроить судьбу палестинских беженцев. Но палестинцев десятилетиями держат в лагерях и не разрешают им устраиваться в своих странах.

В Ливане родилось уже третье поколение палестинцев, но никто не получает гражданство. Они не имеют права покупать жилье. Составлен длинный список профессий, которыми им запрещено заниматься.

Есть две причины: жадность арабских властителей и циничный расчет. Арабскому миру палестинцы нужны неустроенными и ненавидящими весь мир. Палестинских боевиков превратили в дворовых псов, которых арабские властители спускают на ненавистного соседа.

В их сердцах обида за то, что они оказались на обочине и даже нефтяные деньги не помогли догнать Запад, за то, что особый, исламский путь развития не принес успеха. Израиль вызывает в арабском мире особую ненависть еще и потому, что соседство с ним рождает комплекс неполноценности. Маленькое государство, лишенное ресурсов, обеспечило достойную жизнь своим гражданам. А арабские государства не могут.

Принятию Палестинской автономии в ООН должны предшествовать договоренности с соседом о принципах взаимоотношений, и в частности о границе.

Есть понятная нам историческая аналогия. После Второй мировой войны Япония не могла вступить в ООН без согласия Советского Союза. Камнем преткновения были Курильские острова. И чтобы договориться с Москвой, японцам пришлось в 1956 году практически отказаться от территориальных требований, удовлетворившись обещанием передать им всего два острова. Так и Палестинской автономии для начала договориться бы с соседом — Израилем. Признать его, перестать обстреливать и засылать террористов.

Палестинская автономия состоит из двух разделенных частей. На Западном берегу реки Иордан (население 3,7 миллиона) у власти наследники Ясира Арафата. Они и обратились в ООН с просьбой о признании. А сектором Газа (население 1,4 миллиона) управляет террористическая организация «Хамас». Когда хамасовцы брали власть в Газе, они забивали своих политических противников до смерти, приканчивали раненых — палестинцы убивали палестинцев с невероятной жестокостью. Причем убили значительно больше арабов, чем израильтян.

Руководители «Хамас» недовольны обращением в ООН. Они в принципе против переговоров с Израилем потому, что не признают право еврейского государства на сосуществование: вся Палестина должна быть арабской. Россия и Европа наперебой говорят о необходимости мирных переговоров. Но с кем договариваться?

Даже если Генеральная Ассамблея ООН откликнется на просьбу руководства Палестинской автономии, для самих палестинцев в реальности ничего не изменится. В Израиле фантастический технологический бум, а рядом, в секторе Газа, нищенствуют. Палестинская автономия живет на деньги США и Европейского союза. И еще арабские страны и Иран подбрасывают деньги на террор. Доход небольшой, но надежный. Нет нужды создавать институты государства, развивать экономику.

Ни Европу, ни Россию Палестина как таковая не интересует. Проголосовать за нее на Генеральной Ассамблее — самый простой способ сделать приятное исламскому миру. А вот реально помочь палестинцам желания нет. Для начала нужно изменить политический и идеологический климат вокруг автономии. Избавить палестинских арабов от постоянного давления извне, от тех, кто натравливает ее на соседа. Дать возможность спокойно строить собственную экономику, общественные и государственные институты.

Что мешает? Накал накопившейся ненависти. Ее десятилетиями воспитывают в арабских детях, которым втолковывают, что Израиль не имеет права на существование. На школьных географических картах Израиля нет, израильские города имеют арабские названия. Палестинских детей учат бросать камни в израильских солдат в надежде, что кто-то выстрелит в ответ и это станет поводом для новой волны ненависти.

А если перестать возбуждать в себе ненависть, успокоиться и признать реальность — существование соседнего еврейского государства, то договоренность о территориальном размежевании, статусе Иерусалима и о других практических вопросах возможна.

Конечно, исторические ошибки исправлять крайне трудно. В 1948 году палестинские арабы легко могли создать свое государство. А полвека спустя возникает множество сложнейших вопросов. Как договориться о разделе густонаселенных территорий? Как быть с Иерусалимом, на который претендуют и евреи, и арабы?

Никита Михалков просто обосновал право России на Курильские острова:

— Это наш военный трофей.

Израильтяне так вопрос не ставят. Но вернуться к границам 1967 года едва ли удастся — слишком многое изменилось на этом клочке земли за четыре с половиной десятилетия. Тем не менее компромисс возможен на базе обмена территориями.

Десять лет назад на переговорах с тогдашним руководителем палестинцев Ясиром Арафатом премьер-министр Израиля Эхуд Барак, бывший генерал и начальник генштаба, был готов передать палестинцам почти все территории, на которые они претендовали. Арафат получал возможность создать государство со столицей в Восточном Иерусалиме. Под управление палестинцев передавались полностью сектор Газа и девяносто пять процентов территории Западного берега реки Иордан. Предметом спора оставались небольшие участки земли, на которых живут израильтяне. Эхуд Барак предлагал компенсировать их территориями в других местах.

Если бы руководители палестинского национального движения проявили реализм, палестинское государство уже бы существовало. Но Ясир Арафат раздраженно сказал своим соратникам:

— Мы все равно рано или поздно сбросим евреев в море, так зачем сейчас подписывать эти бумажки?