Слово за слово — заявлением по столу | И Кудрин прав. И Медведев прав. А Россия чем виновата?

5

К горной дамбе несется селевой поток невиданной мощи.

Но начальники плотины заняты вовсе не борьбой со стихией. Они увлеченно выясняют, кто, кого и почему назвал земляным червяком.

Эмоциональный спазм Алексея Кудрина в Вашингтоне поставил в безвыходное положение и самого теперь уже экс-шефа Минфина, и членов правящей “двойки”. Но дело не только и не столько в кудринских эмоциях. Дело — в путинской системе управления, где даже ключевым министрам отводится роль бессловесных манекенов.

Дмитрий Медведев всегда тяготился ролью «младшего царя» и остро переживал свою неспособность вести дела с Путиным на равных. Это выливалось в сверхчувствительность президента по отношению к мнимой или реальной непочтительности со стороны других политиков.

Возьмем, например, закулисную историю ухода «по собственному желанию» Евгения Примакова с поста президента Торгово-промышленной палаты в начале этого года.

Перед своим визитом в Южную Корею в ноябре 2010 года Дмитрий Медведев просматривал список сопровождающих его лиц. От ТПП РФ в составе делегации значился вице-президент. Глава государства поинтересовался: а почему не президент? Ему ответили: ну вы же знаете, Евгений Максимович у нас уже в таком почтенном возрасте! Реакция президента была жесткой: ах так? Ну и пусть он тогда вообще отдохнет от государственной службы!

Хорошо зная Примакова, я уверен: у него и в мыслях не было проявлять неуважение к главе государства. Но случай с Кудриным относится к совершенно другой категории. Законы политической игры не сильно отличаются от законов, по которым живут хулиганистые подростки во дворе. Если ты лидер мальчишеской компании, ты не можешь позволять младшему безнаказанно задирать себя. Если спустишь это своему обидчику, ты перестаешь быть вожаком.

С точки зрения борьбы за свое политическое выживание Медведев принял единственно верное решение. И если Кудрин надеялся на то, что Путин его спасет, эти чаяния были заведомо тщетными. Владимиру Владимировичу невыгодно демонстративное унижение его партнера по тандему. Мало того что это разбалансировало бы всю созданную ВВП систему власти. Дмитрий Анатольевич сегодня — это не просто гражданин РФ Медведев Д.А., младший партнер Путина по тандему. Медведев — это пока еще носитель символической власти как Президент Российской Федерации. Опускать его — опускать сам пост президента.

Именно поэтому несколько месяцев назад Путин не стал продолжать спор, когда его публичные заявления по Ливии разошлись с обнародованной позицией Медведева. Именно поэтому Путин не стал спасать от отставки мэра Москвы Лужкова, советника президента Лесина, партийного вождя Прохорова. Все эти люди считали: раз у меня хорошие отношения со «старшим царем», я могу особенно не церемониться с «младшим». Крушение их карьер могло бы стать для Кудрина уроком и предостережением. Вместо этого судьба Кудрина теперь станет предостережением для других.

Итак, водружение Кудрина на политический жертвенный алтарь оправданно и полезно? Если исходить из логики верхушечных игр, то возможно. Ну а что если взглянуть на ситуацию снизу — через призму интересов рядовых граждан России? Ответ тогда будет совсем иным. Нас — простых россиян — подвели все: и Кудрин, и Медведев, и Путин.

 

фото: РИА-Новости

 

Взбунтовавшийся казначей. Кудрин — не единственный современный министр финансов крупной страны, которому никак не хотелось подчиняться своему формальному начальнику. Бывший британский премьер Тони Блэр и его министр финансов Гордон Браун проработали бок о бок на своих должностях целых десять лет. Все это время они страшно ссорились. Браун считал Блэра пустоголовым узурпатором и часто отказывался выполнять его указания. Блэр был убежден: Браун — человек с серьезными психологическими проблемами.

Но два политика никогда не выносили свои разногласия на публику. На телеэкранах они лишь миловались друг с другом и рассказывали сказки о своем взаимном восхищении. Лицемерно? Однозначно. Зато хорошо для авторитета правительства?

У Алексея Кудрина как у человека и политика могло быть сколько угодно оснований для эмоционального поведения. Но Кудрин как министр финансов не имел права на непродуманные публичные эмоции. У вас разногласия с Медведевым? Спорьте сколько угодно — но только в тиши кабинетов. Помните о том, что ваш опыт, авторитет и профессиональные навыки очень нужны сейчас стране. Вместо этого Кудрин повел себя как обиженная прима-балерина. В разгар мирового экономического кризиса подобное поведение министра финансов России сродни дезертирству капитана корабля.

Обиженный президент. Как уже написано выше, Дмитрий Анатольевич все сделал правильно. Посмотрим, кто еще теперь решится в ближайшее время бросить Медведеву открытый вызов! Но скажу откровенно: эти слова похвалы мужественному Президенту РФ я пишу с тяжелым сердцем. Почему? Потому что я — как, видимо, и 99% граждан России — беспокоюсь вовсе не поводу карьерных взлетов или неудач членов нашего правящего тандема. Нас тревожит собственная жизнь — содержимое наших кошельков, курс рубля и прочая и прочая. А показательное увольнение Кудрина, как ни крути, подлило масла в горнило экономического кризиса.

Призывать политика пожертвовать своими интересами ради общего блага — это, конечно, верх наивности. Но, может быть, не надо было столь сурово наказывать взбунтовавшегося казначея? Или, если уж «казнить, нельзя помиловать», так ли обязательно было устраивать казнь прямо сейчас?

Премьер, который как бы ни при чем. Фирменный политический стиль Путина — принимать важнейшие решения так, чтобы о них не знали даже члены его ближайшего окружения. Участь всех прочих руководителей государства — стыдливо признаваться: «Мы были не в курсе. Но теперь, когда Владимир Владимирович нам все сказал, торжественно заявляем: это лучшее, единственно верное решение!»

Это и называется управление страной в режиме спецоперации: один человек решает, все другие выстраиваются в ряд. В нормальном обществе так дела не ведутся. Здесь принято советоваться, принимать решения на основании мнения большинства.

Кудрин не захотел быть статистом, «готовым выполнить любое задание любой партии и любого правительства». Министр финансов счел себя самостоятельным государственным деятелем, а не бессловесным аппаратчиком. И у кого поднимется рука его за это осуждать? Лично у меня — не поднимется.

Не очень хочется жить в стране, где элита состоит из одних только андроидов. Но так уж выглядит «дом, который построил Путин». Когда министры пытаются перестать быть андроидами, стране становится только хуже.