Дмитрий Медведев: “Не отдам власть!”

6

Президенту подобрали сторонников. Дмитрий Медведев заявил, что не намерен отдавать власть, а собирается продолжить работу.

Только не надо искать в этих словах признаки сенсации. “Не отдавать власть” в понимании президента — это стать премьер-министром. Свое заявление ДАМ сделал на субботней встрече со сторонниками. Вот только многие “сторонники президента” узнали о том, что являются таковыми, прямо на месте событий, от журналистов. А сама встреча фактически превратилась в агитацию за “ЕР”.

Встреча состоялась в центре Digital October в Москве. Приглашены были почти двести человек. Накануне встречи разразился скандал: от участия в мероприятии отказался известный блогер Рустем Адагамов. Узнав о том, что в числе приглашенных будут и единороссы, он перезвонил в кремлевскую администрацию и сообщил, что на встречу не пойдет. По словам блогера, его изначально звали на общение президента со сторонниками модернизации. В похожей ситуации оказались и многие другие приглашенные. Известный журналист Николай Сванидзе сказал корреспонденту «МК», что узнал о присутствии на встрече членов «ЕР» только с утра: «Меня это немного напрягло. Я пришел на встречу с президентом. Никакого отношения к „Единой России“ я не имею и не хочу, чтобы меня ассоциировали с этой партией». Член ОП Денис Дворников сообщил, что когда на мероприятие звали его, то сказали, что это будет «встреча президента с молодыми политическими деятелями в интересном месте». Главу фонда «Сколково» Виктора Вексельберга приглашали на встречу Медведева с творческой интеллигенцией. Известного галериста Марата Гельмана звали обсудить его культурный проект. Интересно, что и единороссы не знали, как именно будет называться мероприятие. Депутату Госдумы Александру Хинштейну, по его словам, позвонили из центрального исполкома партии и просто сказали, что будет встреча с главой государства. С такой же формулировкой пригласили и депутата Роберта Шлегеля. Еще один член «ЕР», узнав от корреспондента «МК», что мероприятие называется «встреча президента со сторонниками», тут же повернулся к человеку, с которым до этого беседовал: «Ты знал, что являешься сторонником Медведева? Я лично выяснил это только сейчас».

Таким образом, участников встречи записывали в число сторонников ДАМа без их ведома. Очень даже возможно, что многие действительно поддерживают Дмитрия Анатольевича. Но все же честнее было бы называть вещи своими именами сразу, а не доводить до того, чтобы приглашенные узнавали обо всем от представителей СМИ. Кремль явно старался не делать акцент и на «Единой России». Узнаваемых членов партии власти на встрече было мало, но зато присутствовали единороссы регионального уровня, а также граждане из прокремлевских молодежных движений. Глава ЦИК «ЕР» Андрей Воробьев на просьбу журналистов оценить, сколько на встрече было единороссов, заявил: «У меня же двойной чип не встроен. Где-то половина (членов партии от числа присутствующих. —Н.Г.), я думаю. Но это же не принципиально. Главное — мы убедились, что все — наши сторонники».

Встреча началась с очередной попытки ДАМа объяснить, почему он не пошел на второй срок: «Я знаю, что часть моих сторонников почувствовали какое-то разочарование, легкая степень напряжения сквозила и в тех публикациях, которые я видел, и в Интернете». На самом деле разочарование было не «каким-то», а очень сильным, и степень напряжения в заметках и Интернете была отнюдь не из серии легких. Впрочем, сейчас, наверное, уже не имеет смысла об этом говорить. Медведев повторил, что они с Путиным обо всем договорились еще в 2007 году, но «при этом допускали разное развитие событий»: «Иными словами, мы должны были учитывать текущую ситуацию. А какова эта ситуация? И мой рейтинг, и рейтинг Путина высокие для любого политика. Но его рейтинг выше». Вот это да! А ведь ранее Владимир Владимирович, например, высказывался в том духе, что рейтинги не имеют никакого значения. «Мы с Путиным близкие друзья двадцать лет. Если бы не он, моей политической карьеры в Москве бы не было. Почему-то многие считают, что политик, став президентом, должен молотить вокруг себя, уничтожая тех, кто помог ему в карьере, в жизни. Я воспитан не так», — заявил ДАМ. Пожалуй, именно это объяснение действительно является искренним. И, наверное, по-человечески Медведева можно понять. Вот только к реальной политике ситуация, когда глава государства «по-дружески» уступает президентский пост, не имеет ровно никакого отношения.

Президент пытался убедить присутствующих, что принятое им и Путиным решение призвано обеспечить стабильность развития страны; что «та конструкция, которая предложена», не является возвратом в прошлое; что он не вправе подвести тех, кто ему доверял, и именно поэтому принял решение остаться в политике. Медведев предложил создать «расширенное правительство», «которое будет действовать совместно с „ЕР“, с гражданским обществом, с избирателями». Что это за птица — «расширенное правительство» — было неясно. Но возникает вопрос: не слишком ли много у нас появляется структур, которые имеют громкие названия, но при этом ничего не решают? У Путина — Народный фронт. У Медведева — расширенное правительство. Волей-неволей с облегчением подумаешь: хорошо, что в России сложился всего лишь тандем, а не трио или квартет...

Далее президент начал общаться с аудиторией. Увы, диалог в основном свелся к тому, что приглашенные говорили, как хорошо жить в нашей стране, благодарили ДАМа за те или иные деяния, а он им отвечал. Депутат Рязанской гордумы Лариса Пастухова заявила: женщины рожают все больше детей, а это значит, что они уверены в своем будущем и будущем малыша. Тина Канделаки произнесла страстный монолог на тему «как это правильно, когда Россией руководят люди с внутренним драйвом»: «Это важно — знать, что ты, например, создал компанию в тот же период, когда президентом был человек, слушающий ту же музыку, что и ты, и сидящий в тех же социальных сетях». Сталевар из Златоуста выразил Медведеву благодарность за то, что благодаря его вмешательству столовая на предприятии, где мужчина трудится, стала работать на полчаса дольше. «Еще меня избрали в региональный политсовет „ЕР“, — не удержавшись, похвастался сталевар. — Я понял, что партия вас поддерживает». «У вас и была, и есть поддержка «Единой России», — проинформировала ДАМа политолог Ольга Крыштановская. Но гвоздем программы стал режиссер Федор Бондарчук. 23 сентября, в первый день съезда «ЕР», он присутствовал на секции «Гражданское общество», где устроил скандал. В частности, заявил, что присутствующие представители ОНФ вместо того, чтобы обсуждать реальные проблемы, хвалят самих себя. «Хватит лозунгов!» — призывал тогда Бондарчук. Когда он взял слово на встрече с ДАМом, я было подумала, что режиссер вновь произнесет критическую речь. Потому что мероприятие ничем не отличалось от съезда — все те же лозунги, все та же похвала самих себя, президента и страны. И все то же полное отсутствие обсуждения реальных проблем. Но на сей раз Бондарчук произнес совсем другие слова. Он сказал: «То, что происходит здесь, сильно отличается от съезда, как-то бодрит». Дальше — больше: «Вы же не отходите от „Единой России“?» «Я теперь плоть от плоти «Единой России», — ответил президент. Это была одна из ключевых фраз мероприятия. Потому что во многом оно затевалось ради того, чтобы показать: Медведев и партия власти — единое целое.

Диалог с Бондарчуком тем временем получил продолжение. «Возможна ли какая-то реконструкция «ЕР»? — спросил режиссер. — И последнее: я поддерживаю не только ваш курс, я и вас поддерживаю. Не переставайте писать в Твиттер, сравнивать «Лейку» с «Марком II» (марки фотоаппаратов. —Н.Г.) и танцевать (видеозапись того, как танцует ДАМ, широко разошлась по Интернету. —Н.Г.). «Обязательно стану», — пообещал президент. Далее последовал монолог, посвященный «ЕР»: «Мы должны провести серьезную реконструкцию, иначе у партии не будет возможности побеждать. Если в „ЕР“ будут представлены разные поколения людей, будут люди, которые станут генерировать идеи, — у нее очень хорошее будущее».

Позже я спросила у Бондарчука, почему он сказал, что на нынешней встрече атмосфера была иной, нежели на съезде, — ведь на самом деле все было точно так же? «Можно, я поеду? И вообще я есть хочу», — отрезал режиссер, пережевывая наспех ухваченное канапе.

Единственным человеком, заговорившем о реальных проблемах, был Николай Сванидзе. «Я не имею отношения к „ЕР“ и обращаюсь к вам, как к президенту, который не собирается освобождать себя от ответственности за происходящее, — сказал, вставая с места, тележурналист. — Я скажу о проблемах: это чиновничий беспредел, имитация демократических институтов, архаичная экономика, отсутствие конкуренции. Это системные проблемы. Как вы собираетесь их решать?» Не буду приводить ответ ДАМа полностью, потому что о конкретных способах решения проблем он ничего не сказал. По сути ответ Дмитрия Анатольевича свелся к одной-единственной мысли: «Я делал все, чтобы проблемы как минимум ослабить. Что нужно для того, чтобы и дальше этим заниматься? Я вам скажу: не отдавать власть, а продолжать работу».

Обещание «не отдавать власть» относилось ко всем, кроме Владимира Путина.

ЧТО ЕЩЕ ГОВОРИЛ ПРЕЗИДЕНТ

— Я не идеализирую «Единую Россию», она такая, как есть. Но, с другой стороны, у нас нет более мощной силы.

— Если говорить о «Единой России», как человек, который сейчас стоит во главе списка, я считаю, что «Единая Россия» должна сама измениться. Это веление времени. Она должна стать менее бюрократичной, она, естественно, должна включать в себя разных людей, и начальников тоже — ничего в этом страшного нет, что в «Единой России» есть губернаторы, есть министры. Но не этим она должна быть сильна. Она должна быть сильна народной поддержкой, интеллектом людей, которые приходят снизу.

— Именно поэтому, кстати, напомню, мною как раз и была поддержана эта идея праймериз для «Единой России», и какие-то результаты это предварительное голосование принесло, подчас очень неожиданные. Кто-то, кстати, и обиделся, просто потому что пролетел. В любом случае чем лучше мы будем продвигаться в этом направлении, тем сильнее будет политическая система.

— Здесь у нас представители разных политических сил, в том числе и «Единой России», список которой я сейчас возглавляю. Сразу тоже хотел бы сказать (может быть, для кого-то это показалось странным или нелогичным), хочу вам сказать, и членам «Единой России», и тем, кто сочувствует «Единой России», и тем, кто ее не любит или ненавидит: это был глубоко продуманный шаг с моей стороны. Почему?

— Во-первых, давайте не будем забывать, что «Единая Россия» выдвигала меня на должность президента, и это было не ритуальное выдвижение, а вполне четкое, жесткое решение. Второе: во всех моих инициативах, которые я продвигал через парламент, через Государственную думу, «Единая Россия» меня поддерживала. И третье: нам необходимо иметь мощные политические силы, и я считаю, что в нашей стране (я не знаю, какая будет политическая конфигурация через10–15 лет)обязательно должно быть несколько сильных политических партий. Уверен, что одна из них была, есть и будет «Единая Россия», потому что так уже распорядилась история. И это нормально.

— Если удастся на этих выборах победить «Единой России», если удастся победить на президентских выборах, это будет гарантией того, что мы продолжим развитие.

— Я предлагаю подумать о создании так называемого «большого правительства», или, как иногда говорят, расширенного правительства, которое будет действовать совместно с основной партией, которая может сформировать такое правительство с «Единой Россией», вместе с гражданским обществом, вместе с экспертами, вместе с региональной и муниципальной властью, вместе со всеми избирателями, которые готовы за нас проголосовать. И даже с теми, кто с нами вполне не согласен, если они к этому готовы, конечно.

— Я никогда не лукавил, когда говорил о том, что мы обсуждали нашу политическую конфигурацию задолго до съезда «Единой России». Почему? И я, и премьер-министр Владимир Путин — ответственные люди. Поэтому — знаете, когда говорят: «они в лесу, на рыбалке встретились, там все поменяли, такую конфигурацию выработали, вышли на съезд», — это все не так. Это на самом деле результат довольно долгого анализа. При этом, конечно, мы допускали разное развитие событий. Политика — довольно жесткая штука. Можно очень быстро потерять очки, и тогда вообще вопросов никаких не будет — ни по поводу президентства, ни по поводу того, чтобы список предвыборный возглавлять. Можно их, наоборот, нарастить.

— Я теперь плоть от плоти «Единой России». Я уважаю эту партию и сегодня веду эту партию к победе на выборах.