Спокойной ночи, малыши! | Что думать?

3

Путин! В понедельник вечером! Внезапно! По трём каналам! Какой сюрприз. Телевизионщики раздвигают передачи — освобождают лучшее время для лучшего клиента.

А совсем недавно — Медведев! Внезапно! По трём каналам! Какой сюрприз.

Как они делают эти свои сюрпризы? И для кого? Для нас? Ну типа для народа. Или все-таки для себя?

Можно было бы ещё спросить, кто делает эти сюрпризы: Власть или ТВ? Но это всё равно что спросить: руки сами залезли в чужой карман или голова тоже участвовала?

Власть и ТВ — одно существо (чуть было не сказал «одна сатана»). Голова приказала — руки сделали.

...Днём в воскресенье пишем о том, что Путин расскажет в понедельник вечером. Расскажет, почему и зачем идёт на третий срок (ради блага России, ради народного счастья) и как это нелегко — принять такое решение: и потому, что ответственность большая, и потому, что это тяжкий труд — пахать как раб на галерах.

Откуда мы наперёд знаем, что он скажет? Один день — пустяк. Можем предсказать и за несколько месяцев. Например: в марте Путин выиграет президентские выборы. (Принимаем пари на любую сумму.)

Мы в театре. Сюжет комедии известен. Важно только, хорошо ли играют артисты. Это как с «Гамлетом» — идёшь в театр, заранее зная, что все погибнут. Если хорошо играют — счастье, а если плохо — тошнит.

Хорошо ли играют наши герои? Кому-то нравится; вон какие рейтинги! А кому не нравится — пусть тоже смотрит.

Зачем одновременно по трём каналам? «Первый» покрывает всю Россию. «Россия» тоже покрывает всю Россию. НТВ — почти всю.

Выступление президента (фамилию не уточняем) может по «Первому» увидеть каждый житель. Если захочет.

А если не захочет? Народ глуп. Он привык в это время смотреть какую-то чепуху по ТВ. Привык её получать.

Три канала сразу — это не забота покрыть всю Россию. Это забота, чтобы как можно меньше людей смогли избежать покрытия.

Всем желающим видеть лидера хватило бы одного канала. Ещё два — это чтобы лишить выбора. Снимают другие телепередачи с эфира, как снимают неудобных соперников с выборов — чтобы не оттягивали голоса.

Получается, что сам факт «по всем, по трём» означает чистосердечное признание. Власть говорит народу: «Я знаю, что ты не хочешь меня видеть. Но я тебя заставлю. Потому что ты, дурак, не понимаешь своего счастья».


фото: Геннадий Черкасов

...Никакое это не интервью. Настоящее интервью — это неожиданные и неудобные вопросы. (Недавно приезжал Ларри Кинг, брал интервью, в том числе у помощника президента Дворковича. Потом Дворкович, по наивности, рассказал, что пытался узнать заранее, какие будут вопросы, а ему категорически отказали, бедному, не пошли навстречу кремлёвским привычкам.)

А когда вопросы президенту (фамилию не уточняем) задают три руководителя главных каналов, они же не хотят поставить руководителя в неловкое положение. Вдруг окажется, что он не знает ответа. Или рассердится, когда его спросят о невыполненных обещаниях... Это не интервью, а обращение к нации. Просто ему так удобнее.

Ещё один плюс: перед президентом нет скучающих физиономий, как на Посланиях, форумах, собраниях — всюду, где явка обязательна. Там сотни, а то и тысячи удостоенных приглашения сидят и не помнят, что в любую секунду могут оказаться в кадре — сонные, тупо ковыряющие в телефоне или в носу. А дашь им слово — понесут такое, хоть стой, хоть падай.

Не надо далеко ходить. В субботу президент Медведев выступал перед «сторонниками». Он в третий раз объяснял, почему уступил Путину президентство. Это так странно. Первый раз он объяснил на съезде «ЕдРа» (тогда это была сенсация), второй раз объяснял «в интервью трём телеканалам». А теперь — «сторонникам». Так и сказал:

«Хочу рассказать вам о тех мотивах, которыми я руководствовался, принимая решение о своих будущих планах. Хочу рассказать об этом именно вам, потому что, действительно, здесь присутствуют люди, которые действительно хотят...»

Если бы он приехал к оленеводам или к свинаркам, то, конечно, можно было бы предположить, что они ничего такого не слышали, а если и слышали, то не поняли. Но «сторонники» должны наизусть знать мысли и мотивы своего героя. А если всё ещё не поняли, значит, не в силах, и чего тогда метать бисер. Вдобавок встречу показали по телевизору; хорошо видно, какие у «сторонников» равнодушные лица; ни огня, ни веры; плохо скрываемые скепсис и скука. То ли это ненастоящие сторонники (потому и в кавычках), то ли лидеру нечем увлечь даже тех, «которые действительно хотят».

Но свет не без добрых людей. Какой-то мужик внёс желанную живинку в это дело. Говорит: «Меня зовут Червяков Дмитрий, я сталевар из города Златоуста». И вышел у президента с мужиком совершенно ленинский и даже сверхъестественный разговор:

МЕДВЕДЕВ. Мы с Вами знакомы, встречались. Как у Вас дела?

ЧЕРВЯКОВ. Замечательно. Я приехал, чтобы Вас поблагодарить за ту встречу, которая была в апреле месяце. Изменения произошли очень радикальные у нас на заводе. Сейчас у нас и столовая работает во вторую смену. Трамвай стал ходить на полчаса дольше. Также и в моей личной жизни произошли большие изменения. Это уже не в политической личной жизни, а именно в семейной.

МЕДВЕДЕВ. Какие? Рассказывайте, чтобы вся страна знала. (Тут возникло ощущение, что Медведев уже знает сногсшибательную новость, потому и хочет, чтобы страна услыхала. — А.М.)

ЧЕРВЯКОВ. У нас будет третий ребенок.

МЕДВЕДЕВ. Поздравляю Вас.

ЧЕРВЯКОВ. Причем долгожданный сын. У меня две дочери старших, и теперь будет сын. Я был здесь, я не знал, что будет сын, и вот жена прислала мне смс, я очень рад, что будет сын. Я Вам выражаю свою личную благодарность за прошлую встречу. И надеюсь, что и после этой...

МЕДВЕДЕВ. Представляете, как будет хорошо у Вас после этой встречи.

ЧЕРВЯКОВ. Да, надеюсь, что еще большие позитивные изменения произойдут. Спасибо Вам большое.

Божественно, правда? У какого-то писателя есть рассказ: в каком-то захолустье бабы (может быть, жены сталеваров) стали видеть во сне президента. Которая увидит политически сладкий сон — глядишь, беременна. И всё мальчики.

Ничего такого божественного в путинском интервью трём каналам, увы, не будет. И удовольствия не будет.

Интервью должен брать журналист, а не директор канала. Ну типа как в определенных заведениях клиент общается с девушками, а не с мадам. Мадам тоже может, но мировая практика...

Впрочем, мировая практика нам не указ. В Америке, в Западной Европе сотни тысяч людей вышли на улицы — они недовольны! Лозунг: «Захвати Уолл-стрит!». Требование: власть должна действовать в интересах простых граждан, а не банков и воротил.

Живут эти недовольные в тех странах, куда люди бегут из остальных стран, в том числе из России. А у нас народа на улицу выходит в тысячу раз меньше. Мы, что ли, в тысячу раз довольней? Зачем бежим туда, где вечное недовольство? А в Северной Корее на улицы не выходит никто. Они там бесконечно довольны.

Александр Минкин, рисунок Алексея Меринова, Московский Комсомолец