Владимиру Путину его будущие года в президентстве вряд ли покажутся радостными

6

Не так давно Владимир Путин выразил сожаление, что сказал свою эпохальную фразу «мочить в сортире».

Действительно, слова оказалась системными для правления бывшего-будущего президента, и граждане этой фразой поверяли все действия Путина. Оказалось, что многое с этой фразой совпадает.

С 2000 года многое в стране поменялось — и граждане не те, и Интернет всё больше становится определяющей силой общественного мнения, которое реально проявилось, ибо появилась площадка для его выявления. И экономика уже не та, жирная, сочная, при которой можно было «вить пальцы»: про будущий дефицит бюджета знает, по-моему, даже ребенок. И про очередную волну кризиса, который «обязательно будет», тоже знают. И в этих условиях «самый популярный политик» снова берет себе президентство. Пишу «берет», потому что если один торчишь на политическом поле, то другим словом это не называется.

Конечно, на фоне всех изменений и сам Путин меняется. Его выступление перед руководителями трех федеральных каналов — индикатор этих изменений. Привычные четырехчасовые нравоучения типа «Встреч с Владимиром Путиным», возможно, отходят в прошлое. Сейчас уже так не посидишь — могут из зала еще чего крикнуть нехорошее. Поэтому более востребован формат «встречи с верными друганами», сидя в тесном кругу.

Однако к руководителям этих телеканалов нет претензий: они играют по правилам — и лишиться работы за какой-то глупый вопрос им вряд ли хочется. Поэтому всё как в советские времена: они сидят и знают, что спрашивать ни о чем лишнем не нужно, а он сидит и знает, что не спросят.

Впрочем, им ничего и не нужно было спрашивать — Путин все сам сказал. Ниже будет пара примечательных цитат — куда же без них, однако примечательно само выступление: это второй случай, после Медведева, когда «самый большой начальник» вынужден оправдываться. Да-да, как бы ни называли эти свои «говорильни» и Медведев, и Путин — они именно оправдывались и объяснялись.

Это на первый взгляд странно. Дело в том, что им публично никто не задавал никаких вопросов. А «волнующая единодушная поддержка» на съезде «Единой России» должна была и вовсе поставить жирную точку в деле общенародного «да!». Однако начальство почему-то устраивает встречи «в узком кругу» и объясняет: «я не такой страшный», — и, злясь, отметает чьи-то «грязные подозрения».

Кстати, а кто Путину-то возражал? Вроде никто. Система подавления оппозиции работает исправно: как раз в момент интервью Путина в одном из регионов выступал Борис Немцов, так ему немедленно в зале отключили свет, и он продолжал выступать в темноте — как видим, в этом деле сбоев нет. Нет сбоев и в «потемкинских деревнях», в которые ездит Путин, — как бы ни называлась местность, куда он приезжает, название у нее одно — Холуёво (А.Макаревич).

Казалось бы, решил стать президентом — будь им. Иди и царствуй!

Так нет — на экране, при всех грозных словах и интонациях, слышен, говоря языком поэта, «жалкий лепет оправданья». И это притом что никто не задает никаких вопросов! Более того, если даже оппозиция была бы разрешена, то все равно рейтинг у Путина и так был бы высокий — так чего волноваться? Однако он волнуется и злится. А когда Путин злится, то получается новое «мочить в сортире».

Я обещал несколько цитат — ограничусь тремя.

«Говорят, что если ваш покорный слуга пойдет на выборы... это для них не будет, а для рядового гражданина есть выбор. Может, это для них не будет, но им, этим людям, нашим оппонентам, надо предложить свою программу и доказать практической работой, что они могут сделать лучше».

Так вот Путиным прямо и сказано. На всю страну. И, понимаете, я просто хочу понять: это он так шутит? Или это ложь по незнанию?

«Предложить свою программу...»

Где предложить? На улице? На запрещенном телевидении?

«Доказать практической работой...»

В какой форме? В форме незарегистрированной партии? Или стоять по подъездам и раздавать листовки?

Просто непонятно: ведь если ты почувствовал или тебе сообщили, что своей рокировкой с Медведевым ты оскорбил полстраны, и ты хочешь людей успокоить, то зачем играть «доктора», которого ты обещал послать неправильным олигархам? Может, хотя бы в подобной ситуации не называть черное белым?

Не может.

А вот еще: «Рузвельт избирался четыре раза. Он руководил во время депрессии и во время Второй мировой войны. Дело не в сроках».

Так Рузвельт же избирался, а не назначал себя.

Или вот на закуску: «Говорят и про Брежнева, и застой... Я не припомню, чтобы послевоенное советское руководство работало так же эффективно, как я».

Ну это давайте оставим без комментариев...

Тут так: либо Путин это все говорит в порыве эмоций, что очень может быть, — людям, внешне сдержанным, свойственны порывы ярости. Либо он действительно так считает и думает.

Тогда дело хуже.

Однако оставим Владимира Путина с его удивительными заявлениями и отметим вот что. Понятно, что именно он станет президентом — его еще одна удивительная фраза «а граждане на избирательных участках решат сами» пусть останется на его совести. И когда он станет президентом, то столкнется не столько с раздавленной оппозицией, сколько со всеми вызовами времени. И если в борьбе с оппозицией Путину помогут его верное телевидение и кто-то типа «нашистов», то с остальными проблемами ему должны помочь, простите за штамп, «граждане всей страны, объединенные его вдохновляющей и созидательной идеей».

Однако проблема путинского президентства в хороших процентах, которые ему напишут на выборах, и в отсутствие настоящей гражданской поддержки во все последующие двенадцать лет. И это неудивительно — кого растишь, тех и получишь. Целое поколение вырастет при Путине. Однако он растил и растит Холуёво, но обитатели этого населенного пункта способны быть лишь иллюстрацией его названия.

Он не какой-то американский республиканец, за которого горой пойдут миллионы республиканцев. За Путиным пойдут те, кого он взрастил, а эти могут пойти исключительно за должностями и бюджетными деньгами. Такой и будет поддержка.

Однако никто не хочет бед своей стране, поэтому не стоит говорить что-то типа «пусть станет совсем плохо, народ выйдет на улицы, и тогда ему мало не покажется!..». Если народ выйдет на улицы, то мало не покажется всем.

Поэтому проблема Путина — это головная боль для всех.

Это будут очень тяжелые двенадцать лет. И, видимо, гражданам придется учитывать, что у власти будет лидер, который не собирается менять политическую модель страны. Поэтому — никакой новой элиты, никакой социальной лестницы для новых лиц. На следующие двенадцать лет — только те, которые были прошлые двенадцать лет. Никакой оппозиции, никакого обсуждения важнейших проблем с обществом — только информирование по зомбоящику и послушное «да!» от такой же Думы. И никакого признания главной печальной реалии, состоящей в том, что каждый третий хочет уехать. И не из страны, а от него.

Скажем прямо: все будет как есть.

Однако правда и в том, что Путин все будет о себе знать — Интернет будет доносить до него истинное отношение общества. С каждым днем количество граждан, имеющих Интернет, будет увеличиваться. Поэтому ходить «в телевизор» и оправдываться придется все чаще.

Конечно, общественное мнение будет несколько виртуальным — но будет такое, как есть. Главное — оно будет, и будет действенным и громким.

Вообще, как оказалось, в России нет ничего громче неслышного голоса Интернета. Думается, что скоро слова Путина о себе, как о «рабе на галерах», покажутся ему правдой.

Потому что сложно двигать галеру вперед по мелкой воде со сломанным веслом всенародной апатии. Причем грести одному — холуи в гребле не помогают.