Моя маленькая уютненькая Дума

5

Поработав наблюдателем, кореспондент «МК» убедился - результаты переписывают потому, что это легко.

Накануне 4 декабря все, кто собирался пристально следить за выборами в Москве пугали друг-друга чудовищными случаями вброса, жуткими бригадами «наших» голосующих по открепительным, мерзкими «каруселями» и массовым подложным голосованием за избирателей-молчунов. То ли из-за шумихи предварительно поднятой СМИ, то ли из-за бдительности наблюдателей энтузиастов, но все же такие случаи оставались единичными. Результаты фальсифицировали самым простым, если не сказать тупым способом.

Отработав наблюдателем от «Яблока», могу с уверенностью сказать, что по ходу голосования в моей участковой избирательной комиссии № 2937 если и были нарушения, то носили они чисто технический характер, на распределение голосов они явно никак не влияли. В инструкции наблюдателя было четко написано, что на такие мелкие нарушения можно закрывать глаза, поэтому жалоб я подавать не стал.

Например, зал для голосования было устроен так, что большинство избирателей не шли в кабинки, а садились ставить свою галочку прямо за стоящий посредине помещения стол. Даже с наблюдательного места можно увидеть, кому симпатизирует тот или иной гражданин.

Первое, что бросилось в глаза — огромное количество реальных голосов за «Единую Россию». Среди моих знакомых нет никого, кто бы поддерживал партию власти (за исключением тех, кому положено по должности). Я слабо верил, что они действительно существуют в Москве. Однако это не так. Это избиратели обоих полов и всех возрастов, кроме совсем молодых. Но большинство — женщины преклонного возраста.

Стандартная картина: пенсионерка с внуком в торжественных чувствах получают свой бюллетень, кладут его на стол и проглядывают список. Через несколько секунд недоросль указывает маленьким пальчиком в эмблему единственной знакомой партии, а бабушка ставит рядом крестик. Сказываются тысячи вечеров, проведенных в компании с Андреем Малаховым и Екатериной Андреевой.

Второй любопытный момент: колоссальное количество тех, кто решал за кого отдать свой голос только на участке. Эти люди по десять-пятнадцать минут изучали списки, прочитывали их вновь и вновь, пытаясь видимо, понять, как им всё-таки поступить с этой бумажкой, чтобы хоть как-то исправить ситуацию в стране.

Есть ещё несколько любопытных наблюдений: не было ожидавшейся «последней волны» молодых избирателей за 15 минут до закрытия участка; рейтинг немцовской стратегии «наХ-наХ» (16 испорченных), сравним с рейтингом загадочной партии «Патриоты России» (13 голосов); жесткая предвыборная компания «Справедливой России» явно принесла свои плоды (20,9% голосов).

Но, безусловно, самый любопытный опыт: обеспечение проведения честных выборов. По крайней мере в Москве это возможно. Все, что нужно: наблюдатель, готовый довести дело до конца.

Справедливости ради надо признать, что мне повезло. В моей комиссии работали на редкость порядочные люди. В большинстве своём это учителя: люди с высшим образованием, которые сами недовольны происходящим в стране, которым совесть не позволяет делать совсем уж мерзких вещей, иначе потом тяжело чему-то учить детей. Председателем комиссии, вообще оказался преподаватель истории, учивший меня в 7 классе. Другой отличной подмогой были инструкции и информационная поддержка партии «Яблоко» - их юристы сделали все, чтобы облегчить работу наблюдателей.

В результате, ни вбросов, ни «каруселей» у нас не наблюдалось. Даже подсчет голосов удалось провести, соблюдая почти все правила. Однако, в отличие от требований закона, полученные результаты вносились только в увеличенную копию протокола. Оригинал же предполагалось заполнить и подписать только сопоставив цифры с данными территориальной избирательной комиссии.

И вот тут началось великое стояние. С одной стороны, секретаря комиссии можно понять: если цифры в протоколе сходиться не будут, то его завернут и придется заново среди ночи собирать комиссию и составлять его повторно. С другой стороны, эта процедура явно не должна занимать два часа, как получилось в нашем случае.

Кроме того, подходя к кабинету, где велся процесс сверки, я услышал, как председатель комиссии с сожалением говорит кому-то в трубку примерно следующее: «Около двадцати процентов. Меньше, чем в прошлый раз. К сожалению, не получиться, наверное. Тут один наблюдатель, парнишка въедливый. Мы попробуем».

С кем был этот разговор, я не знаю, но о чем ведётся речь, догадываюсь. Потому, что на следующий день в интернете стали появляться ошеломленные комментарии наблюдателей от разных партий, вроде: «Вот моя копия протокола, а вот сегодняшние данные ЦИК по моему участку. «ЕдРу» приписали пару сотен голосов, отняв их у других партий! Они просто переписали результаты!». Так пишет, например жж-юзер Тарас Федосеев. Об этом же заявляют зарегистрированные на Фейсбуке Дмитрий Сурнин и Алексей Зайцев.

Мне повезло. Меня не стали удалять по надуманным поводам. Не стали запирать в туалете. Я работал с честными людьми, понимавшими, что я прав. Они, конечно, попытались взять меня измором. Вместо того, чтобы немедленно доставлять результаты в ТИК, мы сначала убрали помещение, а потом решили передохнуть за чашкой чая и закуской.

За столом председатель комиссии, в конец умотанный многочасовым марафоном, тоскливо произнес: «Сколько у нас, у «Единой России»? Двадцать три процента? Уволят нас тут всех».

Мы довезли таки протоколы и бюллетени до ТИКа. Я передал свою копию представителю «Яблока». На следующий день на сайте ЦИКа уже можно было найти официальные результаты, полностью совпадающие с реальными. Получился вот такой вот мой маленький, но зато честный, многопартийный парламент: ЕР 24,26%, КПРФ 23,38%, СР 20,09%, «Яблоко» 14,93%, ЛДПР 13,28%.