Саммит совета Россия-НАТО под вопросом

33

Майской встрече могут помешать два спорных момента: противоракетная оборона и договор об обычных вооруженных силах в Европе.

Генеральный секретарь Северо-Атлантического альянса Андерс Фог Расмуссен, выступая с докладом в Брюсселе, заявил, что если России и НАТО не удастся прийти к обоюдному соглашению относительно системы противоракетной обороны, то чикагский саммит совета Россия-НАТО в мае этого года может не состояться. «МК» обратился к эксперту за комментариями.

Татьяна ПАРХАЛИНА, директор Центра Европейской безопасности:

- Для НАТО неприемлема секторальная ПРО, а также юридические гарантии ненаправленности системы против России. За этот год со стороны альянса было сделано несколько предложений. Это, во-первых, повышенная прозрачность в создании ПРО и участие наших наблюдателей.

Второе — совместные учения по ПРО ТВД, кстати, соглашение был подписано 18 числа советом Россия-НАТО на уровне начальников генштабов. В этом документе также говорилось о проведении учений ПРО ТВД с компьютерным моделированием, в которых будут использованы элементы российских предложений по секторальной ПРО.

Третье предложение НАТО – это создание двух центров: один по обмену данными, а второй - по совместному планированию ответов на угрозы баллистических ракет. Тем не менее российская сторона остается недовольной, несмотря на подписанный план по военному сотрудничеству на 2012-ый год. Я думаю, никакой сенсации здесь нет. Генсек просто рационально оценивает ситуацию, потому что тот же генерал Макаров ранее заявил, что если будут достигнуты договоренности по ПРО, тогда президент Российской Федерации поедет в Чикаго. То есть президент РФ в Чикаго поедет, потому что там также будет встреча большой восьмерки, но речь идет о том, что ему нужно остаться там всего на полдня на заседание Россия-НАТО. Макаров объяснил (и многие официальные лица это говорят): если не будет прогресса, тогда зачем этот саммит.

Если предположить, что саммит Россия-НАТО не состоится, повлечет ли это за собой серьезное ухудшение двухсторонних отношений?

– Их всего было три после распада СССР. Отмена, конечно, станет показателем непродуктивного развития отношения между Россией и альянсом, что на этом треке будет означать определенную неудачу. Но не стоит сводить наши взаимоотношения только к ПРО.

За год после Лиссабона произошли большие успехи на различных направлениях практического сотрудничества: антитеррор, Афганистан, борьба с пиратством, военное партнерство. Поэтому не стоит забывать, что наряду с этой проблемой, для которой пока не могут найти решения, есть много других пунктов, по которым сотрудничество развивается.

Получается, что главным препятствием для прорыва являются два вопроса: противоракетная оборона (как ее строить) и договор об обычных вооруженных силах в Европе. То есть повестка дня времен Холодной войны.

В докладе генсека НАТО, безусловно, было не мало положительных отзывов о взаимоотношениях Москвы и альянса. В частности, как сообщает «Интерфакс», Расмуссен особо отметил активное сотрудничество с Россией в рамках борьбы с терроризмом: научные разработки по обнаружению взрывчатых устройств, в том числе проект «Стандекс».

Тем не менее позиция альянса по ПРО остается неизменной и, видимо, НАТО ждет каких-то шагов или решений от России. Однако с высокой долей вероятности можно предположить, что до конца президентских выборов никаких реальных «ответов» от Москвы не последует.