Выборы в России будут честными, открытыми, а их результат — объективным

25

Если дело дойдет до второго тура, то Владимир Путин к нему готов: «Ничего страшного. Будем работать во втором туре». Эти заявления главный кандидат в президенты сделал в среду на встрече с молодежным крылом Ассоциации юристов России (АЮР).

Верить или не верить премьер-министру — вот в чем вопрос.

Владимир Путин в среду показал себя с непривычной стороны. Никакой агрессивной риторики и оскорбительных выпадов в адрес оппозиции. Корректные высказывания о соперниках по президентской гонке. Да, без определенного ерничества не обошлось: говоря о предвыборных программах остальных кандидатов, Владимир Владимирович заявил, «что у каждого что-то есть, но если взять в комплексе — или несвоевременно, или нереализуемо». Однако это высказывание вполне вписывается в рамки приличия — на то они и соперники, чтобы их критиковать. Правда, предвыборную программу самого Путина пока никто не видел в глаза.

Премьер-министру удалось провести общение с молодыми юристами таким образом, чтобы не вызвать новой волны раздражения со стороны оппозиционно настроенных россиян. И если высказывания ВВП во время прямой линии только стимулировали протестную активность, то «новый» Путин сделал все возможное, чтобы число желающих выйти на шествие 4 февраля не возросло. Глава кабмина показал, что способен учиться на собственных ошибках.

Очень грамотным решением можно назвать и тот факт, что наблюдателями кандидата Путина будут представители молодежного крыла АЮР. Эти люди, сформировавшие недавно Корпус наблюдателей «За чистые выборы», до сих пор не были связаны ни с одной политической силой. А значит, доверия к их словам будет гораздо больше, нежели к словам представителей прокремлевских молодежных движений — в случае, если бы наблюдателями стали они. «Мы будем пресекать нарушения со стороны всех кандидатов в президенты, в том числе нарушения в вашу пользу», — сказала Путину аспирантка Башкирского государственного университета Екатерина Елизарова.

Пишу эти строки и думаю: а что можно возразить в ответ? Ну, например, вот что: этих наблюдателей могут попытаться обмануть, убедить закрыть на приписки глаза... Да, могут. Но всех не обманешь. И в группу заговорщиков тоже всех не вовлечешь. И премьер-министр, конечно, не может этого не понимать. Он даже согласился, чтобы на него работали наблюдатели от «Яблока» — «если, конечно, захотят». И это еще один политически грамотный ход.

В связи с этим заявления главы кабмина: «Наша общая задача — выяснить реальные результаты выборов» и «Выборы будут честными, открытыми, а результат — объективным» выглядят как произнесенные абсолютно всерьез. Тем более что Владимир Путин не стал ходить вокруг да около, когда его спросили: «Одно воскресенье придется работать наблюдателям или два?» Кандидат в президенты заявил, что если б не рассчитывал на победу, то не стал бы и выдвигаться. Но ко второму туру, если до него дойдет дело, готов: «Ничего страшного. Будем работать во втором туре».

Я была на этой встрече и мысленно аплодировала премьеру. Мне не показалось, что в его словах были неискренность или фальшь. Но меня смущают несколько вещей.

Во-первых, говоря о втором туре, Владимир Владимирович произнес следующую фразу: «Второй тур будет связан с обострением политической борьбы, с определенной дестабилизацией». Но вообще-то возможность второго тура президентских выборов заложена в законе. Выходит, премьер считает, что там содержатся нормы, которые могут что-то дестабилизировать? Если так, то почему об этом не говорилось в предыдущие годы правления ВВП, когда второй тур казался чем-то из области фантастики?

Или давайте вспомним выборы 1996 года. Было два тура. Что такого страшного, дестабилизирующего произошло тогда в стране?

Во-вторых, выборы, о чистоте и честности которых говорит премьер, уже сейчас таковыми считаться не могут. Потому что у одного кандидата огромное преимущество перед другими по появлению в телеэфире. И на дебаты этот кандидат тоже не идет.

Видимо, говоря о честности, Владимир Путин имел в виду исключительно подсчет голосов. Что, впрочем, очень и очень немало.

И, наконец, третий момент. Давайте представим, что дело дошло до второго тура. Это значит, что премьер-министр наберет примерно столько же, сколько набрала на выборах в Госдуму «Единая Россия». И именно этот факт станет реальным доказательством того, что результаты парламентских выборов были сфальсифицированы. Рейтинг Путина всегда был объективно выше рейтинга «ЕР». Набрать поровну они не могут никак. И что будут говорить разные должностные лица, объясняя одинаковый результат ВВП и «ЕР»? В том-то и дело, что нечего будет сказать.

Означает ли это, что второго тура любой ценой попытаются не допустить? И значит, словам Владимира Путина, сказанным на встрече с молодыми юристами, верить нельзя?

Мой личный ответ — не знаю. Звучало убедительно. Но окончательный ответ мы, видимо, получим утром 5 марта. Я вовсе не хочу сказать, что победа Путина в первом туре непременно будет свидетельствовать о подтасовках. Просто их очень сложно будет скрыть.