Россия пытается урегулировать конфликт в Сирии

120

Пока в сирийском городе Хомсе гремели артиллерийские выстрелы, в Дамаск направились министр иностранных дел России Сергей Лавров и глава Службы внешней разведки Михаил Фрадков — для того чтобы попытаться помочь прекращению вооруженного противостояния.

«Вы, конечно, понимаете, что когда по поручению главы государства его представители направляются с какой-либо миссией, то ее суть раскрывается адресату, — не стал открывать карты в преддверии командировки глава российской дипломатии. — Если я сейчас все расскажу, то можно и не ехать, а общаться через микрофон или СМИ».

Позицию России в сирийском вопросе сильной не назовешь. После того как наши и китайские дипломаты заблокировали в Совете Безопасности ООН принятие резолюции по Сирии, противники Башара Асада к числу своих врагов окончательно приплюсовали теперь и Россию с Китаем. Не прибавила эта история Москве и симпатий со стороны Запада. А для режима в Дамаске российско-китайское вето — что мертвому припарки.

На днях Сергей Лавров посетовал, что те, кто поспешно поставил резолюцию на голосование, проигнорировали требование России подождать, пока закончится его визит в Сирию и переговоры с Асадом. С тем самым, о котором министр еще до голосования сказал, что он нам не друг и не союзник. И даже заявил: «Мы никогда не говорили, что кризис можно разрешить, только если президент Асад останется у власти». Так, может, действительно с резолюцией поспешили?

— Очевидно, что главная цель миссии — попытаться остановить кровопролитие в Сирии, — комментирует «МК» зам. гендиректора Центра политических технологий Алексей МАКАРКИН. — Мне видятся три варианта российских предложений, каждый из которых имеет слабое место. Первый вариант: президенту Асаду предлагают поставить во главе правительства представителя оппозиции. Но ситуация в Сирии дошла до такого предела, что любой оппозиционер, согласившийся стать премьер-министром при Башаре Асаде, тут же сам станет врагом в глазах противников режима. Второй вариант: Асаду вновь предложат провести прямые переговоры с оппозицией. Россия уже предлагала провести такие переговоры в Москве, но этот вариант не устроил сирийских оппозиционеров. И, наконец, третий вариант, самый радикальный и желаемый Западом: Башару Асаду предложат оставить президентский пост. Причем чтобы это выглядело вне связи с решением Совбеза — чтобы не было создано прецедента вмешательства ООН, связанного с требованием ухода главы независимого государства. Но полагаю, что Асад не захочет уходить. Вполне возможно, что он сам, как человек, давно бы сложил с себя полномочия — он по своей психологии отнюдь не Каддафи. Но за ним стоит алавитская община, представители которой занимают ключевые посты в Сирии и которая в случае демонтажа асадовского режима может потерять все.

— Чем можно объяснить участие в миссии главы Службы внешней разведки?

— Думаю, что поездка Фрадкова означает возможность разговора не только с президентом Асадом, но и с сирийскими силовиками. Окончательная позиция властей Сирии зависит не от одного человека. В этой стране весьма силен элемент коллективного руководства. И силовики, представляющие алавитскую общину, наиболее радикально и непримиримо настроены против оппозиции. Наверное, если бы была велика воля самого Асада, он давно, когда это еще можно было обсуждать, согласился бы на то, чтобы предложить оппозиции посты в правительстве — вплоть до премьерского. Но сейчас это уже не обсуждается. Грань, когда были возможны подобные сценарии, пройдена.

— Похоже, Асад свое отыграл — его падение дело времени. Не кажется ли вам, что Россия потеряла Сирию?

— Да, в конечном счете мы теряем Сирию. Любая следующая власть, которая придет на смену Асаду (скорее всего это будет суннитский режим), как минимум приостановит военные контракты с Россией. Как это случилось в Ливии.

Согласимся с мнением эксперта и вспомним, что на это же открытым текстом намекнула и постпред США при ООН Сьюзан Райс: «Я думаю, и Россия, и Китай еще пожалеют о том, что применили вето. Особенно когда им придется иметь дело с новой демократической Сирией. Недальновидно». Все верно. Вот только в демократическое сирийское будущее (во всяком случае, в ближайшей перспективе) верится с трудом. А вот гарантий, что те же самые люди, которые жгут сегодня российские флаги, не будут завтра в постасадовской Сирии жечь американские, никто дать не может. Даже Соединенным Штатам.

Между тем, как сообщает египетская газета «Аль-Ахрам», постпред РФ при ООН Виталий Чуркин отчитал главу МИД Катара Хамада бен Джасима на заседании Совета Безопасности ООН в субботу. Катарский министр будто бы сказал Чуркину: «Я предупреждаю Россию, что если она наложит вето и не поддержит резолюцию, то потеряет все арабские страны». На это российский дипломат ответил: «Если будешь разговаривать со мной в таком тоне, уже завтра Катара не станет». Он также добавил, что представляет «великую Россию и от ее имени разговаривает только с важными людьми».