Путина написал статью о развитии Вооруженных сил

85

Что противопоставит потенциальному противнику Владимир Путин. Ну, наконец-то мы увидели статью Владимира Путина о главном — развитии Вооруженных сил и модернизации ОПК российского государства.

Судя по тому, как часто нас теперь пугают «оранжевыми революциями», распоясавшейся оппозицией, финансируемой из-за океана, и приближением к нашим границам НАТО, статья с названием «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России» должна была появиться не шестой по счету, а одной из первых в серии программных заявлений Владимира Путина. Но, видимо, все же не так страшен черт, раз про оборону и безопасность будущий президент заговорил с народом отнюдь не «в первых строках своего письма…», что само по себе уже неплохо.

В статье говорится, что к 2017 году в миллионной Российской армии должно быть 700 тысяч военных профессионалов, а число призывников сократится до 145 тысяч. «Наша цель — построение полностью профессиональной армии. Вместе с тем, и это надо четко понимать, профессиональная армия — это дорогая армия. Сохранение смешанной системы комплектования на обозримую перспективу — это компромисс между поставленными задачами и текущими возможностями страны», — пишет Владимир Путин.

Обывателя такой подход к формированию Вооруженных сил наверняка обрадует, а вот военный на этой фразе непременно споткнется, так как в армейской среде весьма болезненно относятся к чехарде понятий «контрактная» и «профессиональная» армия. Там говорят: Советская армия была профессиональной, хотя и не являлась контрактной. То же можно сказать об израильской армии.

Но не будем придираться к словам. Возможно, в них нет путаницы, а просто заложен путь к отступлению, если в планах что-то не срастется. Помните, так ведь уже было? В период своего первого президентства Владимир Путин тоже декларировал создание контрактной армии, но выяснилось, что нам это не по карману. Тогда нам сказали: армия остается призывной, хотя ее профессионализм будет расти год от года.

Другие посылы статьи нам, кстати, тоже хорошо знакомы: «мы никого не должны вводить в искушение своей слабостью...», «ни при каких условиях не откажемся от потенциала стратегического сдерживания...», «...Вооруженными силами надо дорожить», иначе «придется кормить чужую армию...», «...новая структура Вооруженных сил должна опереться на принципиально новую технику...».

Ни с одним из этих заявлений не поспоришь. Никто и не спорит. И давно. С тех пор, как регулярно слышит их от Владимира Владимировича, который сначала в роли Верховного главнокомандующего встал во главе армейских реформ, а затем как глава правительства вершил судьбы российской оборонки. И вот теперь он дал понять, что в случае победы на выборах (в чем уже мало кто сомневается) эти же цели станут «задачами предстоящего десятилетия».

Такое постоянство взглядов кто-то назовет застоем, но кто-то — признаком стабильности, в зависимости от симпатий. Но главное — в статье так и не сказано, с помощью чего же на сей раз планируется добиться существенного прогресса в области обороны страны. Если, конечно, не считать магической цифры — 23 триллиона рублей, которую действительно впервые на эти цели планируется выделить из бюджета до 2020 года.

 




фото: Наталия Губернаторова


 

Благодаря чему, по словам автора, «в предстоящее десятилетие в войска поступит более 400 современных межконтинентальных баллистических ракет наземного и морского базирования, 8 ракетных подводных крейсеров стратегического назначения, около 20 многоцелевых подводных лодок, более 50 боевых надводных кораблей, около 100 космических аппаратов военного назначения, более 600 современных самолетов, включая истребители пятого поколения, свыше тысячи вертолетов, 28 полковых комплектов зенитных ракетных систем С-400, 38 дивизионных комплектов зенитно-ракетных комплексов „Витязь“, 10 бригадных комплектов ракетного комплекса „Искандер-М“, свыше 2 тысяч 300 современных танков, около 2 тысяч самоходных артиллерийских комплексов и орудий, а также более 17 тысяч единиц военной автомобильной техники».

Цифры красивые, но лично меня в этой цитате сильно напрягают слова: «более», «около», «свыше»... Будто речь идет о мешке с картошкой, продаваемой на вес. Оружие — товар штучный, и когда про него говорят «более», «около» или «свыше», то рождаются сомнения: как узнать, сколько миллионов с каждой штуки пойдет на «усушку» и «утруску»?

Так ведь уже было. Ни одна из программ вооружений последнего десятилетия, на которые тоже ушли миллиарды, так и не была выполнена. И кого за это наказал наш президент, а затем глава правительства Владимир Путин? Сегодня он пишет: «Оборонно-промышленный комплекс — это наша гордость, здесь сосредоточен мощнейший интеллектуальный и научно-технический потенциал. Но мы должны прямо говорить и о накопившихся проблемах. Фактически отечественные оборонные центры и предприятия за последние 30 лет пропустили несколько циклов модернизации». А почему пропустили, если почти половину из этих самых лет именно вы, Владимир Владимирович, находились у власти?

Неудивительно, что и цифры вооружений, приведенные в статье, вызывают обоснованные сомнения. К примеру, там говорится, что через 10 лет на вооружение поступит «более 400 современных межконтинентальных баллистических ракет наземного и морского базирования». Но мы знаем, что в России единственный производитель таких ракет — это Воткинский завод, который сейчас в состоянии их делать по 8–12 штук в год. Если прибавить еще «10 бригадных комплектов ракетного комплекса «Искандер-М», которые производят там же, и того меньше. Если Воткинск поднатужится, увеличив производство ракет вдвое, то 400 штук к 2020 году все равно не выходит.

А «28 полковых комплектов зенитных ракетных систем С-400»? Сейчас их всего три (два — в Подмосковье, один — в Калининграде). Срок исполнения заказа на один — 1,5–2 года. Если через 2–4 года для них построят, как планировали, еще два новых завода, то и тогда до 28 комплектов к 2020 году не дотянуть. То же выходит, если детально разобрать и другие цифры.

Зато в статье говорится: «На дежурство заступают подводные стратегические ракетоносцы нового проекта „Борей“. Лодки такого класса — „Юрий Долгорукий“ и „Александр Невский“ — уже проходят государственные испытания». Однако вместо «уже проходят» здесь куда уместнее было бы употребить «все еще», так как эти подлодки обещали поставить на вооружение в прошлом году, но в который уж раз не успели. Теперь планируют передать их флоту летом нынешнего года, а пока они «все еще проходят» государственные испытания.

Впрочем, как и все мы. Нам тоже, видимо, предстоит испытать себя на прочность, чтобы понять, насколько мы готовы затянуть ремни, урезав расходы на образование, медицину, потому что «беспрецедентный масштаб программы вооружений и модернизации ОПК подтверждает всю серьезность наших намерений. Мы понимаем, что России придется привлечь на реализацию этих планов очень большие финансовые ресурсы».

Мой вопрос — какие? — тут, видимо, многим покажется неуместным, если речь идет о силе — гарантии национальной безопасности России.