Чулпан, звезда рассвета

245

Это сейчас знают все — Чулпан Хаматова выступила на видео со словами «Я буду голосовать за Путина». Еще все знают, что случается с известными людьми, которые позволяют себе такие высказывания.

Тридцатисекундный ролик актрисы и соучредителя крупнейшего благотворительного фонда подарил жизнь бессчетному количеству интерпретаций. Еще большую смуту внесли слова, сказанные Хаматовой в интервью украинскому каналу «1+1». Анонс интервью включал в себя отрывок, в котором Чулпан рассказывает, что она принимала участие в митинге на проспекте Сахарова 24 декабря, и комментарий от редакции. Мол, спустя несколько дней после записи этого интервью на тв показали тот самый ролик с Чулпан про Путина. А заканчивался анонс опять же отрывком из студии «1+1», в котором Чулпан говорит, что в отличие от Юрия Шевчука она, как мать троих детей и руководитель фонда, не может себе позволить пойти на баррикады.

Накануне интервью по «1+1» показали целиком. В 40 с лишним минутах красивая женщина в смешной шапочке рассказывает о своей деятельности в благотворительном фонде, карьере актрисы, собственных детях и их отцах, театре, кино. А по так всех интересующей теме взаимоотношений Чулпан и власти — ничего сверх того, что уже было показано в анонсе. Мысль телевизионщиков, перебивающая неспешный ход беседы преисполненным тревоги комментарием о съемке актрисы в агитационном ролике, понятна. Чулпан, прогнувшись под тяжестью обстоятельств, отдала свое честное имя во славу проклятого режима. Хорошо хоть в отличие от российских коллег украинские журналисты не поспешили давать ее поступку оценки.

Может, это удивительно, но все мы — и поддерживающая Путина Хаматова, и не принимающие ее слов манифестанты — находимся на одной стороне. Потому что благотворительность не отменяет системы здравоохранения. Потому что, сколько бы Путин ни выполнял свои обещания, данные Хаматовой, эта помощь так и остается адресной, в то время как нужна система. Вот отчего максимально логичным выглядит поход Хаматовой на проспект Сахарова. Как и максимально взвешенной — ее реакция на тот митинг, озвученная в эфире канала «1+1». Да, расстроили отсутствием внятного плана действий.

Поступок Чулпан рвет тонкую ниточку, на которой держится уверенность в себе митингующих. Появившись одновременно и на митинге против Путина, и в ролике за, она отказала в монополии на правду и тем и другим.

По этой же причине не получается осуждать и никого из тех, кто выражает сейчас несогласие со словами Хаматовой. Чем активнее мы пытаемся урезонить очередного правдорубца, тем быстрее рискуем оказаться на его месте.

В 2009 году Чулпан дала интервью Владимиру Познеру. Тот разговор вышел куда глубже, чем обсуждаемый сейчас эфир «1+1». Отвечая на вопрос о своем имени, которое в переводе с татарского означает «Звезда рассвета», Чулпан признается, что имя, конечно, придумали мама с папой, а не она сама, как она рассказала в одном из прошлых интервью. Актриса пожаловалась, что ей все время задают одни и те же вопросы, вот и захотелось пошутить. Чулпан и правда уже лет десять спрашивают одно и то же: где лучше играть — в кино или театре, в России или за границей? Вот и про ролик в поддержку Путина ее будут спрашивать, кажется, всю оставшуюся жизнь.

Все, что происходит сейчас, — неприятно, нечистоплотно, но очень полезно. Из общества, которое ничем не интересуется, мы превращаемся в общество, которое задает вопросы. (Грубые, бестактные — ну да, у кого нам было учиться задавать другие.) Сперва Владимиру Путину. Следом — Чулпан Хаматовой. А когда она ответит (рано или поздно ответить все же придется), ничего не останется, кроме как задать такой же вопрос себе.

Как его задать и как на него ответить — это и есть главные выборы, которые нам предстоят.