Улики по делу Динка уничтожила крупная террористическая организация?

57

14-ый Стамбульский уголовный суд установил, что в деле Гранта Динка действовала организованная преступность, но улик, чтобы доказать это, недостаточно.

14-ый Стамбульский уголовный суд стал объектом критики в связи с решением по делу Гранта Динка, которое заключается в признании того, что в деле действовала «организованная террористическая группа, не оставившая улик». Суд объяснил мотивы этого решения. В тексте заявления суда, где по пунктам перечислены все причины, которые побудили суд признать обвиняемых невиновными в связях с организованной преступностью, содержится множество спорных утверждений. В этом решении, которое повторяет утверждение о недостаточности улик, суд обращает внимание на то, что «возможно, в деле действовала террористическая организация, которая даже крупнее, чем предполагалось изначально». В решении подчеркивается, что и улики, «возможно, уничтожены предполагаемой террористической организацией». «Суду ясно, что в деле замешаны подстрекатели. Для того, чтобы следствие имело возможность добраться до них, а также в связи с недостаточностью улик, подозреваемых признали невиновными. У суда остаются сомнения в их виновности», - сказано в решении суда. Юристы, которые возражают против такого решения, требуют начать расследование заново, и апеллируют к отчету государственной организации контроля при кабинете президента.

Вынесенное по делу Гранта Динка решение 14-го Стамбульского уголовного суда, которое вызвало негативные отклики в обществе, кажется спорным. Суд перечисляет причины, по которым он признал подсудимых невиновными в «участии в террористической организации». Во-первых, оказалось, что улик недостаточно, а во-вторых, следствие не смогло установить, где находится центр организации, и кто является ее членами. Вот что сказано в тексте решения суда: «Если в деле замешана террористическая организация, то следствие не смогло выяснить, где, когда и каким образом она была создана. Если она представляет собой постоянное объединение, то не установлено, какие преступные действия она совершила, начиная с 19 января 2007 года. Ясно только, что невозможно, чтобы подсудимые сами, без участия какой-либо террористической организации, совершили преступление, повлекшее такие политические последствия. Это и вызывает сомнения. Сомнение должно быть истолковано в пользу подсудимого – таковы правила уголовного суда. Вследствие этого обвиняемых пришлось признать невиновными в виду нехватки улик и конкретных фактов, которые бы доказывали, что подсудимые создали террористическую организацию, управляли ей, являлись ее членами или помогали ей».

В решении суда говорится, что «террористической организации создано не было». Это было сделано для того, чтобы не лишать следствие возможности найти настоящих преступников, совершивших это убийство: «Если в деле, как утверждает обвинение, замешана террористическая организация, то она захочет, чтобы стрелки, совершившие убийство, были осуждены, а те, кто разработал план этого убийства, скрылись. Суд хочет, чтобы подстрекатели тоже могли предстать перед правосудием. Поэтому суд признал обвиняемых невиновными в участии в террористической организации. Это решение объясняется тем, что следствию не удалось, как того требует уголовный кодекс, предоставить улики, подтверждающие связл обвиняемых с террористическими организациями. В случае, если появятся новые улики, можно будет заново начать следствие».

В решении говорится о том, что преступление планировалось в несколько этапов: «Если здесь была задействована террористическая организация, то ее деятельность была спланирована в два шага. Первым был выбор исполнителей и жертвы, вторым – обеспечение отсутствия юридической и фактической связи между исполнителями и теми, кто запланировал убийство. Они не оставили никаких свидетельств юридической и фактической связи исполнителей с людьми, планировавшими убийство. И во время расследования, и во время слушаний, все улики указывали на исполнителей, но не на скрывающихся за их спинами заказчиков убийства. Даже исполнитель убийства Огюн Самаст и подстрекавший его к этому Ясин Хаяль, не знают, кто планировал убийство. Задачу подстрекателям облегчало то, что Ясин Хаяль и Огюн Самаст хранили националистскую литературу. Если бы за преступлением не стояла более крупная организация, чем предполагалось ранее, то собрать улики было бы гораздо легче. По этой логике, возможно, что в процессе сбора улик террористическая организация разрослась. Однако это так и остается лишь предположением».

Ерхан Тунджели не связан с преступлением

В оглашенном судом решении говорится, что подсудимые Тунджай Узундал, Зейнель Абидин Явуз, Ясин Хаяль и, по словам Ясина Хаяля, Эрхан Тунджель приняли решение убить Гранта Динка. Из оказавшихся в руках следствия записей стало известно, что Тунджель сообщил трабзонской полиции о планировавшемся на 17 февраля и 7 апреля 2006 года убийстве. О Тунджеле сказано, что он «раскаялся в содеянном и оказал помощь следствию».

«Ясин Хаяль говорил с Эрханом Тунджелем об убийстве Динка. Подсудимый Эрхан Тунджель в своих показаниях заявил, что говорил с Ясином для того, чтобы «предотвратить преступление». В своих показаниях он не упоминает тот факт, что загрузил из интернета фотографию убитого, передал ее Ясину и активно участвовал в назначении Зейнеля Абидина Яауза исполнителем убийства. Он также не говорил о том, что никто из сотрудников разведки не превышал своих полномочий. Поскольку суд не установил связи между действиями Эрхана с назначением Огюна исполнителем убийства и самим убийством, его было решено признать невиновным», - говорится в документе.

После того, как Зейнель Абидин Явуз, которого Ясин Хаяль выбрал для совершения убийства, уехал в Измит, злоумышленники начали искать нового исполнителя и выбор пал на Огюна Самаста, которого Хаяль знал по футбольной команде, в которой они иногда играли вместе. «Суд пришел к заключению, что Ясин Хаяль виновен в том, что сознательно подстрекал подсудимого Огюна Самаста к убийству Динка», - сказано в решении суда.