Уличная демократия определилась со своим кандидатом

13

Массовые уличные акции сторонников Владимира Путина и его противников, по сути дела, превратились в нулевой тур предстоящих выборов, считают эксперты, опрошенные «МК».

Прошедшая неделя окончательно определила победителей в «уличном соревновании» сторонников действующей власти и оппозиционно настроенных граждан. Последняя акция в поддержку премьера, состоявшаяся в «Лужниках» 23 февраля, собрала свыше 130 тысяч человек. Это примерно на сто тысяч больше, чем собирали оппозиционеры на своем шествии по Большой Якиманке — наиболее «антипутинской» акции. Неделей ранее солидарность с кандидатом в президенты Владимиром Путиным выразили и автолюбители. Они устроили автопробег «аВВтопати» поздним вечером субботы, 17 февраля, на Садовом кольце. В акции приняло участие от 2 до 5 тысяч машин, что примерно в 5 раз превысило количество участников аналогичного мероприятия оппозиции под названием «Белое кольцо».

Напомним, новый этап митинговой кампании начался 4 февраля. В этот день различные акции состоялись в 72 городах России. В них приняли участие 335,4 тыс. человек. Наиболее многочисленными стали митинги сторонников премьера Путина, которые прошли в 18 городах России и собрали 236 тыс. участников. Самые крупные состоялись в Москве на Поклонной горе (138 тыс. чел.), Тамбове (12 тыс. чел.), Саранске и Брянске (по 7 тыс. чел. соответственно), Омске (6 тыс. чел.), Уфе (5,5 тыс. чел.), Ульяновске (5 тыс. чел.). Акции оппозиционных партий и движений собрали 96,9 тыс. человек. Налицо перевес сторонников премьера практически в два с половиной раза.

И если дальше в течение февраля число сторонников Путина на улицах увеличивалось, то интерес к акциям оппозиции стал явно ослабевать. На субботний протестный митинг, который проходил в Санкт-Петербурге, собралось не более 2,5 тысячи человек, хотя организаторы акции подавали заявку на 25 тысяч. Для сравнения: 4 февраля на митинг оппозиции собралось более 5 тысяч человек. Не отличалась массовостью и воскресная акция оппозиции в Москве. На автопробег под названием «Белый круг» 26 февраля собралось, по данным полиции, 11 тысяч человек. Митингующие предприняли попытку создать своеобразный круг на Садовом кольце, взявшись за руки, однако «кольцо» «не замкнулось». По наблюдениям журналиста «Эха Москвы» Владимир Варфаломеева, машин с белыми лентами сегодня оказалось лишь немногим меньше, чем в прошлые разы на Садовом.

Сам формат акции — флэшмоб — безусловно, скорее «монстрационный», чем «демонстрационный» — не предусматривает никаких жестких политических требований и «ответственности лидеров», с которыми у оппозиции по-прежнему кризис. Даже при самом благодушном отношении к оппозиции нельзя назвать «нарастающим» движение от демонстрации в сторону флэшмоба, вроде «Белого кольца». Тот же Варфаломеев отмечает: «Злоупотреблять подобными „живыми кольцами“ я бы не стал. Поскольку в политическом смысле акцию вряд ли можно назвать успешной. Да она, собственно, политической и не была. Люди собрались, что само по себе замечательно, но ничего при этом не требовали и не добивались, что несколько странно за неделю до президентских выборов».

Впрочем, отрицать тот факт, что во многом формат предвыборной кампании задала оппозиция, сместив акцент политической борьбы на улицы, было бы странно. «Власти пришлось действовать в русле, который задала оппозиция», — считает замглавы Института политических исследований Григорий Добромелов. «Оппозиция расшевелила власть», — замечает руководитель Центра изучения элиты института социологии РАН Ольга Крыштановская. Хотя, по наблюдениям Добромелова, все акции оппозиции изначально напоминали флешмоб. «Они и были флешмобом. Такие акции рождаются в социальных сетях, сначала создается виртуальное сообщество, затем реальное», — соглашается с коллегой Крыштановская.

Форма, которая явно бежала впереди содержания — это к тому же и причина того, почему акции оппозиции нельзя считать выражением мнения большинства: «Меньшинство всегда ведет себя более активно и крикливо, нежели большинство. Если весь хор поет стройно, а кто-то один начинает кричать, он, конечно, привлекает к себе внимание, но не является большинством».

Эксперты, опрошенные «МК», сходятся во мнении, что агрессивно настроенное меньшинство бросило на уличных акциях своего рода вызов тихому большинству. Как реакция — массовые митинги в поддержку действующей власти. Доцент РГГУ Алексей Чадаев замечает: «Путин не был в центре кампании, в центре кампании был сторонник Путина». По словам эксперта, приверженцев власти спровоцировала оппозиция, вышедшая на улицы: «Оппозиция задала вопрос: а кто голосует за Путина, кто поддерживает власть на выборах, формируя большинство партии власти? Мы не видим этих людей. Мы проявляем активность, протестуем на улицах, а где сторонники власти? В итоге сторонникам Путина пришлось из молчаливого большинства превратиться в активное большинство, проявиться, как негатив фотопленки». «Оппозиция вынудила сторонников Владимира Путина выйти на улицы и заявить о своей поддержке действующей власти. И сторонники Путина вышли на улицы, и оказалось, что их гораздо больше, чем представителей оппозиции», — развил мысль Чадаев.

«По сути дела, политическое противостояние оппозиции и сторонников Путина на выборах превратилось в нулевой тур выборов...» — рассуждает профессор Высшей школы экономики Олег Матвейчев.

По мнению Ольги Крыштановской, оппозиционные деятели не внушают гражданам чувство уверенности: «Людей отпугивает их непредсказуемость, люди опасаются радикальных перемен».

Григорий Добромелов считает, что ситуация с митингами показала, что запас поддержки премьера Путина достаточно прочный для победы в первом туре. «Команде премьера удалось создать ощущение всеобщей поддержки Путина, функция мобилизации сторонников была выполнена блестяще», — заключает политолог.