Генералы пытаются дистанцироваться от заговора «Кувалда»

75

В пятницу, три бывших генерала, включая бывшего главу Генерального штаба, отставного генерала Яшара Бюйюканыта, давали показания по делу о заговоре «Кувалда».

Целью заговора было правительство Партии справедливости и развития (ПСР), а его содержание обсуждалось на военной конференции в 2003 году.

В пятницу впервые в истории Турции действующий военный командир свидетельствовал в суде, также в суде свидетельствовал генерал жандармерии командир генерал Бекир Кальйонджу. Генералы утверждали, что они не имели понятия о содержании документов, которые обсуждались на семинаре и в которых подробно описывалось совершение переворота.

Конференция, на которой обсуждался предполагаемый заговор, проходила 5-7 марта 2003 года в бараках Селимийе, принадлежащих Первой армии.

По делу «Кувалда» перед судом предстали 220 человек. Среди них - генерал в отставке Четин Доган, бывший командующий воздушными силами Ибрагим Фыртына, командующий сухопутными силами командир Озден Орнек и генерал в отставке Энгин Алан, которого в 2011 году избрали в парламент депутатом от Партии национального движения (ПНД).

Бюйюканыт, генерал в отставке, который в то время был заместителем начальника генштаба, давал свидетельские показания на 81-ом заседании 10-го верховного стамбульского уголовного суда.

Обвинение настаивает на том, что сценарии, которые разрабатывались на конференции и включали бомбежку главных мечетей во время пятничной молитвы и уничтожение турецкого реактивного самолета, которое было бы приписано Греции, являлись ничем иным, как заговором. Обвиняемые говорят, что сценарии, которые обсуждались на конференции, были просто сценариями военных учений, своего рода стратегическими обучающими упражнениями.

В своих показаниях Бюйюканыт заявил: «Планы семинаров и военные учения передали в командные центры. Результаты семинара «Кувалда» были доложены мне, как заместителю начальника генерального штаба, в марте 2003 года. Я подписал отчет. Однако то, что я его подписал, не означает, что я одобряю его содержание».  Он говорит, что можно проверить, был ли отчет подписан в соответствии с процедурами, предусмотренными генеральным штабом. «Я подписал его и передал начальнику генерального штаба. Это обычная процедура», - добавил он.

Бюйюканыт также отметил, что юристы и другие эксперты, которые в то время изучали отчет с семинара  «Кувалда», не нашли ничего необычного и незаконного в его содержании. «На военных учениях вы разрабатываете военные сценарии и разыгрываете их, но это не означает, что вы на самом деле атакуете какую-то страну».

Кальйонджу, чья подпись в качестве начальника управления стоит также и на заключительном отчете, говорит, что он не заметил ничего необычного в содержании семинара, когда изучал отчет. Он сказал, что подписал отчет 24 марта: «20 марта США начали войну в Ираке. Это был очень напряженный период. Я просто бегло просмотрел отчет, чтобы понять, есть ли у руководства армии, которое его подготовило, какие-то особые требования. Я не нашел в нем ничего экстраординарного».

Отвечая на вопрос прокурора Саваша Кырбаша о том, могут ли на учениях использоваться реальные названия, глава командования жандармерии генерал Кальйонджу заявил, что он не одобрил названия реальных стран, которые использовались на тех курсах повышения квалификации.

В ответ на вопрос о том, как он отреагировал на возникшее в ходе семинара предложение о созыве правительства национального консенсуса в Турции, в виду того, что парламент не может плодотворно работать. Кальйонджу сказал: «Я подумал, что это была часть учений. Я думал, это входит в сценарий».

Прокурор Кырбаш спросил, не показалось ли Кальйонджу странным, что командование Первой армии, которое проводило курсы, оказалось озабоченным угрозой религиозного восстания в стране (которое, как признает сам Кальйонджу, не было настоящей угрозой того времени) в тот момент, когда перед генеральным штабом стояли реальные проблемы – операция США в Ираке и ситуация в Афганистане. «Это своего рода игра», - сказал он.

На семинаре также упоминались аресты определенных мэров и начальников школ имам-хатибов. «Я не одобряю, когда на курсах упоминают реальных людей, этого нельзя делать в принципе», - ответил он.

Генерал в отставке Кёксал Карабай также выступал на суде в качестве свидетеля. В ответ на вопрос прокурора Хюсейна Каплана о том, является ли обычной практикой для военных придумывать на курсах неправдоподобные сценарии, Карбай заявил: «Существуют плановые семинары и учения самых разных уровней. На семинаре разрабатывается план для определенного региона. Турецкие вооруженные силы не делают никакой нерациональной работы».