Если дело «Кувалда» - рядовое, почему тогда нет других прецедентов?

63

83 судебных разбирательства, которыми занимался Стамбульский суд по тяжким преступлениям на протяжении 15 месяцев и которые затронули судьбы 365 обвиняемых, остались позади.

Защита и свидетели дали показания, была проведена оценка доказательств; после выступления прокурора дело должны закрыть. Особенно привлекает внимание в этом судебном процессе понимание того, что дело «Кувалда» - далеко не рядовое. Показания экс-начальника Генштаба Турции Яшара Бююканыта это подтвердили. Бююканыт сказал, что за всю свою военную карьеру не сталкивался ни с чем подобным заговору «Кувалда» (2003 год). Он подчеркнул, что в 1999 году были запрещены плановые семинарские занятия (во время таких семинаров и был составлен план заговора «Кувалда»).

Все показания обвиняемых и свидетелей по делу «Кувалда» окончательно собраны. Длящийся до сих пор судебный процесс со всей очевидностью показал, что план «Кувалда» - не безобидные и не обычные военные учения. Обвиняемые, особенно бывший командующий Первой армией экс-генерал Четин Доган, утверждают, что план был разработан на семинарах в целях защиты. Согласно их мнению, это были просто военные учения. Однако, хотя некоторые обвиняемые и настаивали на том, что речь не шла о «внутренней угрозе», в семинарских записях и отчетах отмечено, что все выступления, вне зависимости от чина говорившего, сводились именно к «внутренней угрозе». Подтверждается также, что на упомянутом семинаре обсуждался план тайного переворота.

Важны показания, данные в качестве свидетелей Яшаром Бююканытом, который в то время (2002-2003 года) был заместителем начальника Генштаба, генерала жандармерии Бекира Калйонджу и командующего сухопутными силами Турции Илькера Башбуга. «На плановом семинаре не называли настоящих имен», «я подписал отчет, но это не значит, что я одобряю его содержание». Высказывания такого рода подкрепляют утверждения прокуроров. Обратил на себя внимание и тот факт, что Бююканыт сказал, что он дал отчет на рассмотрение юристам, несмотря на то, что в законах это не прописано.

Напрашивается вопрос, если это был рядовой плановый семинар, почему тогда возникла необходимость показывать отчет юристам? Вопрос Четина Догана, заданный Бююканыту, -  «Борясь с внешней опасностью, разве не следует не упускать из виду и внутреннюю опасность?» - выглядит как доказательство того, что на семинаре речь все-таки шла и о внутренней угрозе. Кроме того, никто из обвиняемых не смог объяснить, почему на семинаре использовались настоящие имена начальников школ имамов-хатибов и некоторых мэров.

Обвиняемым пришлось многое пережить: эксперты изучали их дело со всех сторон, обсуждали каждое указанное в досье доказательство, малейшая ошибка формировала общественное мнение. Найдя пример другого семинара, похожего на этот, обвиняемые могли бы обеспечить себе хорошую защиту. Раз уж дело это обычное, неужели нет в практике Турецких вооруженных войск подобных документов и военных учений? Причину того, почему это не было сделано, мы понимаем из объяснений Бююканыта. Бывший начальник Генштаба, подписавший в свое время семинарский отчет, на вопрос адвоката одного из обвиняемых: «Вы видели исполнение этого плана, который был “Самым опасным вероятным сценарием”?», ответил, что нет.

Бююканыт сообщил, что в течение своей военной карьеры он участвовал во многих инсценировках осадного положения и военных учениях. Тем важнее его признание в том, что он не видел никогда семинаров, похожих на семинар, который окрестили «Кувалдой». Это объясняет, почему обвиняемым не удается преподнести дело «Кувалда» как военные учения.

Армия не может взять на себя обязанности меджлиса

Когда впервые стало известно обвинительное заключение, обвиняемые по делу «Кувалда», особенно Четин Доган, и их адвокаты утверждали, что они обижены объяснениями 2005 года, изложенными в экономической программе Хайдара Баши «Правительство национального соглашения». Но время показывает, что, в сущности, определение «Правительство национального соглашения» имело место и на семинаре «Кувалда», и в отчете Первой армии.

Должно быть, обвиняемым, проделавшим тщательную работу, очень тяжело создавать программу Государства национального соглашения. Тут важен ответ Бююканыта на вопрос прокурора СавашаКырбаша, было ли в компетенции Первой армии формировать Правительство национального соглашения. Бывший начальник Генштаба сказал, что Первая армия не может взять на себя полномочия меджлиса. «Такие перемены в сфере полномочий противоречат естественному ходу вещей», добавил он и указал на то, что на семинаре нельзя было формировать Правительство национального соглашения.

Обвиняемые в свою защиту указывали на частые ошибки в представленной на CD-дисках переписке, касающейся дела «Кувалда». Однако в конечном счете, в отчете, на котором стоят подписи экс-глав Генштаба и чья подлинность не вызывает сомнений, есть любопытные нарушения смысла и описки. Судья на это указал во время судебного разбирательства. И Бююканыт, и генерал жандармерии Бекир Калйонджу, оставивший свой росчерк на отчете,  подтвердили наличие орфографических ошибок и нарушений смысла в тексте. Таким образом, план военного переворота и все документы, подготовленные якобы на обычном будничном мероприятии, нельзя назвать правильными и безошибочными.

Деятельность военных диктаторов закончилась в 2003 году, но планы с течением времени своей актуальности не теряют

Дело «Кувалда» набирает обороты. С точки зрения обвиняемых, ничего не объясняет тот факт, что Четин Доган, узнав, что в семинаре не будут принимать участие представители Генштаба, перенес дату с 4-6 марта 2003 года на 5-7 число, и то, что в ежедневнике Сюха Танйери, генерала в отставке, были найдены сделанные от руки записи, касающиеся семинара, а также то, что он во время судебного разбирательства молчал и на вопросы обычно отвечал «Я не помню».

Обвиняемые стараются представить дело необоснованным, указывая на то, что после 2003 года некоторые больницы и производители лекарств, фигурирующие на CD-дисках, изменили свои названия. Но против них собрано столько доказательств, что это дело лишить обоснования не представляется возможным. Суд, проведя оценку доказательств, снова изучает это судебное разбирательство. Кроме того, судя по появившимся доказательствам, военная диктатура в 2003 году далеко не закончилась, в последующие годы она продолжала существовать. Записанные на жестких дисках материалы, полученные в штабе Военно-морских сил Турции, показали, что связанные с делом «Кувалда» документы не потеряли своей актуальности. Установить это – работа суда.