В какую партию войдет Алексей Навальный?

146

Партийная картина в России скоро изменится: зарегистрироваться в Минюсте станет значительно проще. Поговорив с политиками и политологами, «МК» выяснил, как могут развиваться события: готовы ли объединяться уже засвеченные силы, откуда ждать появления новых игроков...

Среди прочего мы получили от Алексея Навального ответ на вопрос, намерен ли он войти в какую-либо партию, а националисты рассказали нам, каким образом они хотели бы сотрудничать с Навальным. Эдуард Лимонов раскрыл свои планы «официального оформления» отношений с властью. А верующие активисты объяснили, как они будут обходить запрет на создание партий по религиозному признаку.

Новый законопроект уже принят во втором чтении: для регистрации партии хватит всего 500 членов. Но при этом объединение в предвыборные блоки не разрешат — и на новом партийном поле каждый окажется сам за себя, а подобная раздробленность, по мнению критиков, может сыграть на руку властям и рассеет оппозиционный электорат. Особенно заволновались и «партии не власти», представленные в Думе. Вот, например, как возмущался депутат от ЛДПР Сергей Иванов на втором слушании законопроекта в Думе:

— Очень странно, что цифра в 500 человек стала, как нам здесь говорят, концепцией. В 1995 году, чтобы принять участие в выборах, нужно было собрать не меньше 10 тысяч человек и 200 тысяч подписей. При этом у нас было 43 партии, избиркомы хватались за головы. Представляете, что сейчас будет? 500 человек не хватит даже для того, чтобы сформировать территориальные избиркомы... Может, на 10 тысячах остановимся?

Похожей точки зрения придерживаются и коммунисты — они среди прочего предложили пока «посмотреть, как это будет работать», а вот с 1 января 2013 года увеличить «порог прохождения» до 5 тыс. членов.

ИЗ ДОСЬЕ “МК”

Федеральный закон «О политических партиях» 2001 года ввел минимальную численность в 10 тысяч членов партии (это было ужесточением по сравнению с практикой 90-х). В 2005 году планку повысили до 50 тыс. В итоге в 2009 году в стране осталось семь партий — и снижение планки до 45 тысяч в 2011 году, разумеется, не повлекло изменений в составе парламента.

Скепсис депутатов разделяет директор Международного института политической экспертизы Евгений Минченко: «Стоило бы в качестве компромисса принять минимальную численность в 5 тысяч. Это не было бы жестким непроходимым барьером, но ограничило бы создание партий-однодневок».

На самом деле проблема однодневок — далеко не главная. Вот что говорит социолог, директор «Левада-центра» Лев Гудков: «У населения есть запрос на новую партию, которая объединила бы уже существующие организации по близким политическим направлениям. Небольшие маргинальные объединения не привлекут сторонников. Ведь важны не только идеологические манифесты, но и известность партии и ее лидеров, а для этого необходим доступ к СМИ и активное освещение в прессе, Интернета недостаточно».

Так что сосредоточиться стоит, пожалуй, на другом вопросе: какие перспективы объединения и развития есть у сил, которые могут сыграть в реальные игры на политической поляне.

Что станет с «ветеранами»?

Пока внесистемные партии, регистрация которых была наиболее ожидаема (ПАРНАС, «Левый фронт», «Другая Россия»), подавать заявки не спешат. Координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов объяснил это нежеланием попасть в «ловушку, расставленную властями». Удальцов вошел в состав рабочей группы, которая наряду с представителями парламентских партий занималась доработкой нового закона.

«Очевидно, что реформа половинчатая, — объяснил он „МК“. — Мы внесли ряд существенных поправок, но не все из них были приняты. Важно было разрешить предвыборные блоки, но против них власти стоят насмерть. Также не принят предложенный нами уведомительный характер регистрации партий в Минюсте».

По мнению Удальцова, то, что партийных членов из регионов по-прежнему будут подвергать проверке, является карательной мерой, направленной на запугивание и препятствование регистрации. Членам партии в любой момент могут позвонить из Минюста и потребовать подробный отчет о том, зачем и на каком основании они вступили в партию, а в случае сомнений в добровольности членства наложить запрет на регистрацию.

— Мы знаем, как они проводят эти проверки, — говорит Удальцов. — Людям звонят и запугивают их до такой степени, что они отказываются от того, что ставили свои подписи...

Но в проверках ли дело? В последнее время на левом фланге только и говорили о том, что г-н Удальцов вынашивает проект новой мощной социалистической партии, которая должна составить конкуренцию стареющей КПРФ. Еще несколько дней назад лидер «Левого фронта» заявлял «МК»: «Мы намерены объединить левые силы. Не торопиться, и если уж создавать партию, то серьезную, мощную. Работа ведется, мы взвешиваем все «за» и «против».

А на вчерашний день была назначена «объединительная» пресс-конференция, в которой Удальцов должен был принять участие вместе с депутатами от «СР» Геннадием Гудковым и Ильей Пономаревым, членом Общественной палаты Еленой Лукьяновой и директором Института проблем глобализации Михаилом Делягиным.

Г-н Пономарев сообщил журналистам, что речь пока идет о создании внепартийного левого социал-демократического союза, который объединит уже существующие партии и движения. Между тем г-н Удальцов, который был одним из инициаторов создания союза, на обсуждение не явился. Гудков сообщил: лидера «Левого фронта» неожиданно вызвали в прокуратуру. Адвокат Удальцова, Николай Полозов, рассказал «МК», что удивлен: «Странно, что он не поставил нас в известность, ведь в подобных случаях присутствие адвоката необходимо». Ни адвокатам, ни журналистам Сергей ситуацию не объяснил, ссылаясь на занятость.

Тем временем Гудков рассказал о сути нового объединения: «У нас нет цели создать партию, историческая роль нашего движения — подготовить почву для того, чтобы эта партия когда-нибудь появилась».

Организаторы также заявили, что предложили членство в союзе всем левым движениям («Левому фронту», анархистам, КПРФ и прочим). «Анархисты, конечно, официально вступят в союз вряд ли, но взаимодействовать мы будем», — отметил Пономарев. И пояснил, что союз призван объединить самые разные юридические формы общественных объединений и отдельных гражданских активистов. «Наша задача — представить свое лицо, показать, чем мы отличаемся от либералов. Ведь когда люди выбирают между нынешними либералами и Путиным, они останавливаются на нем, а нас просто не видно», — отметил депутат. Оргвопросы, порядок вступления в союз и его руководящую структуру планируют сформировать в апреле. Но, как отметил Пономарев, при формировании руководящих органов упор будет делаться на искоренение принципов лидерства конкретных людей...

 

В Минюст уже подано два десятка заявок на регистрацию партий с националистическим «окрасом».

фото: Михаил Ковалев

 

Ситуация же с ПАРНАСом осложнилась тем, что Минюст, получив разрешение «сверху», наконец разрешил регистрацию Республиканской партии во главе с Владимиром Рыжковым. Оппозиционеры попытались воспользоваться моментом в надежде, что «Партию народной свободы» зарегистрируют вслед за Республиканской, но Мосгорсуд настоял на правомерности решения Минюста. Впрочем, прогибаться под давлением обстоятельств и расформировывать ПАРНАС пока никто не намерен. По мнению политолога Евгения Минченко, у ПАРНАСа есть достаточно устойчивый электорат в 3–5%, а что касается общего процента голосующих за либералов, то их около 10. Получается, что в случае необходимости на партийном поле найдется место и для «высадки» партии Рыжкова, и для Немцова с Касьяновым.

«ПАРНАС уже зарекомендовал себя как сильный и перспективный союз, и боязнь власти, отказы в регистрации — дополнительное тому подтверждение», — считает сопредседатель партии Борис Немцов. Он также не допускает возможности разделения, а, напротив, говорит о дальнейшем объединении либералов.

— Шансы у новых либералов есть только в случае создания общей партии. Но властные амбиции, как правило, перевешивают расчет, — утверждает заведующий кафедрой политологии ВШЭ Леонид Поляков. — ПАРНАС можно сравнить с «Левым фронтом» на другом фланге. Они идентичны и по уровню восприятия, и даже по уровню образования и интеллекта их лидеров. Смогут ли уже существующие либеральные лидеры объединиться в новую партию, станет понятно в ближайшие 2 года...

Между тем еще один лидер ПАРНАСа, Михаил Касьянов, питает совсем уж несбыточные надежды. «Мы предложили и сторонникам Прохорова, и непосредственно Михаилу Прохорову, а также сторонникам „Яблока“, и непосредственно руководителю „Яблока“, создать коалицию», — заявил он.

Учитывая предыдущие неудачные попытки скооперироваться и риторику яблочников и Михаила Прохорова, этот союз представляется совсем уж маловероятным...

Что же касается непосредственно Прохорова, то он заявляет, что новая партия, которую он анонсировал в ходе предвыборной кампании, может быть создана уже летом и просит сторонников набраться терпения. «Получаю очень много вопросов о новой партии, — пишет экс-кандидат в президенты на своем сайте. — Меня подгоняют, критикуют за то, что мы якобы медлим. Конечно, это не так. Просто послевыборный накал до сих пор так силен, что наши активные люди — как истинные революционеры — хотят всего и сразу. Но так не может быть! Ведь мы говорим о создании принципиально новой сетевой партии, новой политической силы, которой никогда в стране не было».

Прохоров отмечает, что на первом этапе основное внимание будет уделяться партийному строительству в регионах и выбору региональных лидеров. Для этой цели он объявил конкурс, а на своем сайте разместил анкету для соискателей. В оргкомитет, который должен будет в апреле выбрать название партии из 10 лучших вариантов по итогам интернет-голосования, в числе прочих вошли сестра Прохорова, Ирина, совладелец известной сети аптек Артем Бектемиров, глава фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман и сенатор Александр Починок.

Напомним также, что Михаил Прохоров вел переговоры по поводу совместной партработы с бывшим вице-премьером Алексеем Кудриным. В каком качестве он может сотрудничать с партией — пока неясно.

«Прохоров — это второй генерал Лебедь для власти, — уверен политолог Михаил Тульский. — Он был нужен в случае второго тура для подстраховки, как и генерал Лебедь в свое время. А в регионах у него очень низкая поддержка. Например, в „родном“ Норильске Прохоров набрал меньше голосов, чем где бы то ни было (6,02%. — „МК“), а в этом месте человека видели в работе, и, исходя из опыта других кандидатов в „родных“ местах, рейтинг у них обычно выше. Основная проблема других либеральных лидеров в том, что у людей мало детальной информации об их политических взглядах, а с трибун на митингах звучат общие фразы. Вы, например, знаете политическую программу Касьянова? А это одна из лучших существующих сейчас...».

Единственный «столп» оппозиционного движения, не заговаривающий про объединение с кем-либо, — это лидер «Другой России» Эдуард Лимонов. «Я вам что, истеричная барышня, чтобы менять свои решения? Мы не будем объединяться с предателями и подонками», — безапелляционно заявил он. В ближайшее время г-н Лимонов, по сведениям «МК», собирается официально объявить о подаче документов в Минюст на регистрацию «Другой России» как партии с численностью 50 000 членов.

Националисты на старте

Один из самых востребованных в России трендов — националистический. Политолог Леонид Поляков прогнозирует появление новых ярких лидеров среди националистов: «Они появятся во время взаимодействия небольших партий. Это будет естественный процесс, который займет немалое время».

Между тем на горизонте появились как минимум два националистических объединения. О создании объединенной партии заявил недавно один из глав нацдвижения Константин Крылов. Эта партия будет создана на базе «Русского общественного движения» Крылова, «Русского гражданского союза» Антона Сусова и «Движения против нелегальной иммиграции» Владимира Тора.

Предполагаемый лидер будущей партии Крылов рассказал, что документы на регистрацию уже поданы в Минюст.

В политсовет новой структуры предполагается включить Егора Холмогорова и Павла Святенкова. А в наблюдательный совет приглашены оппозиционеры Алексей Навальный, Владимир Милов и Сергей Жаворонков, ранее исключенный из движения «Солидарность» за националистические высказывания. Лидер «Демократического выбора» Милов уже заявил, что войдет в наблюдательный орган националистов.

 

«Субтропическая Россия» — шутливый проект, создатели которого, однако, подали документы в Минюст.

 

Что же касается Алексея Навального, то он сообщил «МК», что очень позитивно относится к инициативе создания объединенной национал-демократической партии, но так как он в ближайшее время не собирается входить ни в какую партию, то и принимать участия в наблюдательном совете не станет, «поскольку в обывательском сознании это будет означать членство в данной партии».

На другом фланге у националистов выступил лидер движения «Русские» Дмитрий Демушкин. Он пояснил, что объединение Крылова, Тора и товарищей включает национал-демократов, в то время как его коалиция — всю аудиторию «Русских маршей» от имперских националистов до национал-социалистов.

«Националистических партий должно быть не меньше десяти, поэтому объединяться с остальными сейчас не имеет смысла, когда дело дойдет до выборов, тогда мы можем пойти одним фронтом, — говорит Демушкин. — Само движение „Русские“ не станет партией. Во-первых, по существующему закону запрещено объединяться по религиозному или национальному признаку, а во-вторых, у нас есть четко прописанный устав, который мы менять не собираемся: каждый русский по рождению потенциально становится членом движения. Если же говорить о партии, то на ее название и эмблему уже объявлен конкурс. Сейчас нам нужно закончить работу в регионах, выбрать там лидеров — и после этого мы будем подавать заявку на регистрацию партии».

Один из будущих лидеров национал-демократической партии Владимир Тор, в свою очередь, готов принять в партию Демушкина, но некоторые идеологические нюансы движения «Русские» считает несостоятельными, например имперский национализм.

— Империя — это когда нация служит государству. Мы же придерживаемся обратной связи. Самым оптимальным политическим строем для России является демократия. А русское национальное большинство в нашей стране является гражданским большинством, отсюда доминирование именно националистических идей.

Также Тор объяснил «МК», какую именно схему взаимодействия он имел в виду, предлагая Навальному войти в наблюдательный совет партии: «Речь не идет о членстве. Демократия подразумевает процесс транспарентности, когда партии открыты для общества, все решения широко освещаются, возможно взаимодействие с представителями других политических направлений. Именно для обеспечения такой открытости и нужны наблюдатели».

Религиозный фронт

Эксперты сходятся в том, что объединения на религиозной основе будут востребованы у электората. До такой степени, что, как говорит политолог Леонид Поляков, «даже если инициатива по созданию партии будет исходить от мирян, священноначалию придется пересмотреть линию по невмешательству церкви в дела государства».

В религиозную нишу, кстати, анекдотично попытался «въехать» опальный олигарх Борис Березовский — он сообщил в своем блоге, что в день празднования православной Пасхи намерен объявить о создании «партии Воскресения», или иначе «Христианско-демократической революционной партии России», чья деятельность будет направлена на борьбу с воровским режимом. Правда, для не понимающих шуток оговорился, что регистрировать такую структуру все же не намерен.

А вот председатель Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин о создании христианской партии уже задумывается всерьез. По его мнению, если такая структура будет заявлена без формального упоминания «православия» или «христианства» в названии, то это не будет противоречить законодательству.

— После стольких лет советского атеизма трудно возрождать религиозные идеи, — считает политолог Ольга Крыштановская. — Но они актуальны в России именно из-за падения нравственности. Христианская партия может быть создана, но не церковью, а теми людьми, которые считают, что в обществе есть дискриминация православных и вообще религиозных нравственных людей. Нынешние либералы позволяют себе оскорбления и прямые издевательства, я сейчас говорю не только о Pussy Riot, но и об оскорбительных карикатурах, высмеивании людей, которые стояли в очереди к Поясу Богородицы, фотографиях патриарха и священников с грубыми подписями, которые распространяются в Интернете. Партия поможет защитить интересы людей, которые разделяют принципы христианской церковной морали. Но кроме этого должно быть выбрано и политическое направление. Наибольший запрос среди верующего электората есть на создание демократической партии, которая соответствовала бы либеральным принципам, но без существующей сейчас пошлости, наглости, безнравственности и прозападничества.

Председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль уверен, что идея создания исламской партии в России не менее актуальна, и приводит примеры из не столь давнего прошлого: «Еще в 1990 году в Астрахани возникла партия исламского возрождения, которая выступала тогда за сохранение Советского Союза. После развала СССР из нее выделилась Таджикская партия исламского возрождения, которая сейчас имеет свою фракцию в местном парламенте».

Вспоминает историю и председатель Союза православных граждан Валентин Лебедев: «Еще в 1986 году существовала Российская христианско-демократическая партия. Она, можно сказать, уже тогда являлась парламентской, поскольку многие ее члены были председателями комитетов. У нас по-прежнему существует запрет на объединения по религиозному признаку, но суть не в названии. Виктор Аксючиц, например, уже подал заявку на регистрацию партии под названием Народная партия большинства. По сути она будет православной, но в названии это не указывается».

«Вообще, если партию создадут миряне, то это не противоречит церковным канонам. Священник не может быть членом партии, это было запрещено на соборе 1994 года, — поясняет Лебедев. — Вообще этот запрет связан с историческим моментом, поскольку в 90-е партии часто не выполняли свою прямую функцию и занимались кто чем. В связи с этим церковь наложила временный запрет на политическую активность священнослужителей.

Что касается православной партии, то дело не в названии, а в содержании. Она должна опираться на целостное религиозное национальное самосознание. В 90-егоды были такие образования, как Православная партия или „Святая Русь“, — и никто не знал, чем они занимаются. „Святая Русь“ отличилась тем, что по всей Москве расклеила плакаты с цитатами из Священного Писания, больше о ее деятельности ничего не известно. Пока самой эффективной формой участия православных мирян в политической жизни страны являются христианские движения. И в этой связи было бы актуально этим движениям взаимодействовать с уже существующими партиями либо направить усилия на создание крупного и серьезного объединения».

Главное испытание для партий — участие в парламентских выборах. Если все пойдет «по плану», без глобальных потрясений, то ждать этих выборов еще без малого пять лет. И как бы ни критиковали в разных аспектах «медведевские послабления», очевидно, что они оживили политический ландшафт. А как партийная реформа заработает на практике, мы узнаем уже в апреле, когда закон вступит в силу и Минюст начнет регистрацию по новым правилам.