«Всем расслабиться! Это все надолго!»

45

Сказал Дмитрий Медведев, отвечая на вопрос о перспективах существования тандема «Путин—Медведев», в интервью пяти российским телеканалам. «Всем расслабиться! Это все надолго!» — в ходе своего прощального президентского интервью пяти телеканалам Дмитрий Медведев таки сумел «отлить в граните».

В течение почти двух часов пять на удивление отвязных журналюг мучили ДАМа острыми, неприятными и не слишком почтительными вопросами. И на каждый из них наш будущий премьер давал спокойный, сбалансированный и — давайте будем честными — не самый яркий ответ. Но в самом конце действа вопрос о будущем тандема все-таки пробил медведевскую броню. На глазах у всей страны президент выдал правду-матку о том, как на самом деле управляется и будет управляться Россия.

Не скажу за других, но у меня откровенность Дмитрия Анатольевича вызвала чувство облегчения. На протяжении интервью президент непринужденно шутил и говорил правильные и красивые слова о том, что высшие должностные лица государства не имеют права влиять на решения судов. О том, что наше чиновничество — «это каста. Они не хотят, чтобы в их дела вмешивались». О том, что «у нас наступает весна — и в прямом, и в переносном смысле».

Слушая все это, я не мог не восхищаться риторическими талантами Дмитрия Анатольевича. Но при этом я все никак не мог избавиться от крамольной мысли: ну и что? Ну, сказал все это наш президент. Но разве в стране после этого хоть что-то реально изменится? Слова уходящего главы государства не только не внушали надежды на появление в стране реальных перемен к лучшему. Они даже не улучшали наше понимание того, что в действительности происходит в российской верхушке.

Однако после задевшего Медведева за живое вопроса все изменилось. Президент бросил свою привычную игру в околичности. Он вообще перестал играть. Младший член тандема наконец заговорил с нами, как со взрослыми людьми: Путин и я будем управлять вами еще очень долго. Привыкайте к этой мысли, а также к тому, что это и есть российская модель демократии.

Если рассуждать отстраненно, то высказывания Дмитрия Анатольевича на тему «тандем — самая демократичная форма правления» — это, мягко выражаясь, довольно спорная точка зрения. Медведев заявил: «Это неплохо, когда судьба страны зависит не только от усмотрения одного человека, который, как ему в голову что-то взбрело, он так и поступает. Что всякие решения принимаются в процессе обсуждения, что в стране есть несколько человек, которые влияют на политический процесс. Мне кажется, это нормально, это и есть движение в сторону демократии: два человека таких, три, пять, семь, десять».

Говорят, что два доллара — это всегда лучше, чем один доллар. С этой точки зрения Медведев прав. Ситуация, когда судьба страны зависит от двух человек, наверное, в теории более предпочтительна, чем единоличное правление. Но вот является ли это демократией или даже движением к демократии? Мы ведь вроде что-то слышали о том, что при демократии на политические процессы в стране влияют не «несколько человек» (пусть даже десять), а все население государства.

Впрочем, повторюсь: я не осуждаю Медведева за его откровенность. Любая, пусть даже самая горькая правда всегда предпочтительнее лакировки действительности. А то, что сказал президент, — это и есть горькая правда и объективная реальность. Причем вина за эту «прекрасную реальность» лежит отнюдь не только на Путине и Медведеве.

В другом месте своего интервью президент заявил: по его глубокому убеждению, Россия еще не готова к отмене нормы о нулевом содержании алкоголя в крови автомобилистов. Как автомобилист здесь я готов с Медведевым поспорить. «Норма о нуле» — это не борьба с аварийностью на дороге, а скорее профанация борьбы. Но речь не об этом. Мне кажется, что, употребив фразу «Россия не готова», уходящий президент нащупал что-то важное и даже ключевое.

Отбиваясь от вопросов о неудачах в борьбе с коррупцией, Медведев призвал нас думать не только о махинациях в высших сферах, но и о так называемом бытовом взяточничестве. Мол, имеет ли человек, дающий взятки гаишникам, моральное право осуждать коррумпированных вельмож? Можно рассматривать этот посыл как попытку перевода стрелок. А можно — как довольно убедительное объяснение того, почему у нас в стране реально мало что меняется.

Мне представляется, что речь идет и о том и о другом. И то же самое относится и к политической сфере. Почему Медведев может заявлять: тандем — это надолго, тандем — это демократия? Не потому, что они с Путиным — такие всесильные супермены. «Расслабиться» публике предлагается потому, что она такая слабая и разобщенная. Потому, что, несмотря на Болотную площадь и проспект Сахарова, политика в России — это сфера, которая по-прежнему отдана на откуп самим политикам.

Мы сами дали «слугам народа» право распоряжаться жизнью своих «хозяев». И нам не стоит обижаться на наших «слуг», когда они нам об этом напоминают. Вместо этого нам стоит Дмитрия Анатольевича от всего сердца поблагодарить. Быть может, его откровенность в интервью пяти телеканалам и будет самым весомым вкладом третьего Президента РФ в деле построения демократии в России.