Путин прокомментировал пожелания радикальной оппозиции

33

Ни один солидный саммит не обходится без протестов, и начавший работу 4 июня саммит Россия—ЕС под Санкт-Петербургом не стал исключением. До Стрельны, куда накануне съехались европейские и российские чины, было, очевидно, далековато (да и территория под охраной).

Так что протест возле гостиницы в центре города выражали озябшие юноша и девушка, раздававшие жившим там журналистам листовки. В тексте, подписанном «Другой Россией», предлагалось поставить еврокомиссара Жозе Мануэля Баррозу к позорному столбу. За рукопожатие с Путиным.

Между тем сам Владимир Путин отужинал в воскресенье вечером в ресторане Стрельны с европейскими коллегами, а утром понедельника на балконе Константиновского дворца по-английски комментировал председателю Евросовета Херману ван Ромпею и еврокомиссару Баррозу красоты Стрельны.

А позже пенял им же за затянувшийся визовый вопрос. Соглашение об облегчении визового режима между Россией и ЕС вступило в силу еще в 2007 году, и на саммите планировалось обсудить отказ от виз при краткосрочных поездках. Однако буквально за пару дней до саммита с визовыми сложностями столкнулись журналисты «кремлевского пула». Несмотря на регулярные командировки в еврозону, предыдущие годовые «шенгены» в паспорте (лично у меня их в действующем паспорте четыре) и вообще принадлежность к российской делегации, посольство Германии обеспечило коллег визой только на два дня: 31 мая и 1 июня.

Проблема заключалась в том, что утром 1 июня мы вылетели из Минска на работу в Берлин, а после должны были попасть в Париж, где по итогам переговоров Путина с Франсуа Олландом должна была состояться итоговая пресс-конференция. С учетом того, что в Париж мы прилетели уже вечером, а первая встреча двух новых президентов — мероприятие, во времени вообще не ограниченное, у коллег был вполне реальный риск оказаться в какой-то момент на территории еврозоны нелегально.

Владимир Путин встретился с Жозе Мануэлом Баррозу и Херманом Ван Ромпёем

«Им что (посреди пресс-конференции. — В.П.), нужно было встать и уехать?!» — вопрошал коллег по саммиту Путин начет журналистов.

Впрочем, вопрос с визами в Европу — это что-то вроде вопроса вступления России в ВТО: вроде уже все документы готовы, но что-то никак не вступается. Вот и на визовый вопрос на пресс-конференции по итогам саммита Баррозу ответил в том духе, что он-то не против, но надо согласовывать со всеми странами еврозоны, работа, несомненно, идет и куда-то движется. Видимо, следует надеяться, что вперед.

На той же пресс-конференции оказалось, что замерзшие юноша и девушка старались не зря. Их заметили. По крайней мере иностранные журналисты, которые процитировали лозунг из листовки про нары, куда должен отправиться ВВП, и позорный столб Путину и Баррозу. «О так называемых политических заключенных в России... — начал ответ Путин. — Где бы я ни бывал, поднимается один вопрос прежде всего о судьбе г-на Ходорковского (вопрос в листовке поднимался о 12 другороссах, которых сейчас судят в Санкт-Петербурге. — В.П.). Как известно, Европейский суд по правам человека зафиксировал, что в уголовном деле и в приговоре в отношении Ходорковского нет политических мотивов. Так что если и на нары, то в хорошей компании». «Я знаю, что за нарушение правил проведения массовых мероприятий у нас применяются административные меры воздействия, — продолжал ВВП. — Насколько мне известно, в настоящее время все на свободе, готовятся, видимо, к новым протестным акциям, это нормально». И добавил, что в российское законодательство будет нужно внести «нормы европейского права» в части митингов, которые «безусловно, являются демократическими, но в то же время создают определенный режим проведения массовых мероприятий».

Авторы же «служебной записки», как Путин называл листовку, вызвали у него «определенные симпатии». Вопросы у него только вызвал «необычный способ» выражения протеста: мол, «есть другие возможности заявить свою позицию» — принят новый закон об упрощении порядка регистрации политических партий.

А призыв из листовки поставить Баррозу к позорному столбу Путин отнес к позиции еврокомиссара по «Третьему энергопакету». Этот свод документов, в частности, требует разделять бизнес по добыче и транспортировке энергоносителей, и Россия считает, что законодательный акт изрядно снижает возможности «Газпрома» на европейском рынке. «Мне кажется неприемлемым распространение этого, а также других подобных документов задним числом на те контракты, которые были заключены до того, как было принято решение о третьем энергетическом пакете», — добавил Путин.

Баррозу, который с готовностью посмеялся над шуткой про свой «позорный столб», тем не менее вставать к нему был не согласен, даже если столб — энергетический: «Это законодательство не дискриминационное. Я уверен, что это полностью соответствует международному праву. Это приведет нас к повышению конкурентоспособности и прозрачности и не будет создавать никаких проблем для какого-либо оператора».

Также он не собирался признавать ответственность Европы за новый мировой финансовый кризис, и вообще, «еврозона находится сейчас в лучшем финансовом положении, чем наши партнеры». Путин был более осторожен в оценках масштабов кризиса, но заметил, что «прогноз скорее оптимистический». То есть пациент скорее жив.

Видимо, чтобы окончательно сгладить впечатление от столбов и кризисов, президент позвал всех смотреть на клад. В Константиновском дворце была организована выставка драгоценностей, случайно найденных в марте строителями в особняке Нарышкиных. 300 экспонатов, в том числе столовые приборы и посуда, украшения, канделябры и зеркала выставлены почти в том виде, в котором были найдены: их не реставрировали, только слегка почистили.