У Путина есть дело к Ахмадинежаду

39

Президент России отправился в трансазиатское турне. Владимир Путин начал турне по странам Центральной и Восточной Азии: за четыре дня президент посетит Узбекистан, Китай и Казахстан.

Глубокой ночью с понедельника на вторник он обсуждал переход на новый «торговый уровень» с президентом Узбекистана, а с утра — после ночевки в самолете — уже дискутировал с китайским руководством. А в четверг в Пекине его ждет президент Ирана Махмуд Ахмадинежад.

Памятник имени Путина

Президент Узбекистана Ислам Каримов, который четыре года назад упорнее всех «коллег» уговаривал Путина не прерывать президентства, принимал высокого гостя с шиком. Даже памятник в честь его визита возвел. По дороге в аэропорт взор ВВП непременно должен был упасть на монумент с огромной приветственной надписью. Мало того, на официальных мероприятиях Путина именовали «превосходительством». Как символ «особого отношения» было и отступление от протокола: Каримов лично проводил долгожданного «возвращенца» до самолета.

Однако главным комплиментом гостю стало согласие президента Узбекистана на присоединение республики к одному из активно лоббируемых Путиным проектов — Договору о зоне свободной торговли. Президенты подписали соответствующий меморандум. Конкретных обязательств в нем нет, однако сам факт подписания документа символичен — это своего рода показатель авторитета России и лично Путина в регионе.

Зона свободной торговли станет своего рода «переходником» для Узбекистана, не готового пока войти в Евразийский союз. Для кошельков простых россиян обещана польза. «Товары на наши рынки будут поступать по более низким ценам», — анонсировал ранее Путин. К примеру, после того, как соседи-узбеки присоединятся к «зоне», фрукты и овощи, которые отправляются в Россию, перестанут облагаться импортными пошлинами. А значит должны подешеветь. Окончательно переговоры по присоединению наши и узбекские дипломаты планируют завершить до конца года.

Но не одними фруктами и ресурсами богаты Путин и Каримов. Они обсудили сотрудничество и в сфере промышленности. И даже помечтали о совместных высоких технологиях. Но пока наши инвесторы в основном боятся идти в Узбекистан, признавались в кулуарах бизнесмены: в стране — засилье теневой экономики. С ней, конечно, пытаются бороться: все работающие «в белую» получают зарплату на банковские карты. Мало того: в банкомате позволено обналичить лишь половину суммы — все остальное придется тратить лишь по безналу. В результате даже на ташкентском рынке многие продавцы стали обзавелись терминалами оплаты. Но до победы над теневой экономикой все равно дальше, чем даже в России.

Много президенты говорили и о международных рисках. Каримов публично заявил: «После того, как из Афганистана уйдут миротворческие силы, наберет силу террористическая и экстремистская деятельность, увеличатся объемы и масштабы наркотрафика». Путин согласился, что беспокоиться стоит. «К тому же, все это происходит в непосредственной близости от наших границ», — подлил масла в огонь он.

Китайский синдром

Вопрос о том, как пресечь проникновение экстремистов в Центральную Азию, стал одним из основных и в Пекине, куда Владимир Путин перелетел с целью госвизита и участия в саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). К мероприятию, которое стартует сегодня, ВВП приурочил очередную статью, которая вышла в газете «Жэньмин жибао». Впрочем, подержать в руках газету с путинским произведением журналистам не удалось: издание почему-то не продается в розницу (только по подписке). Однако благодаря Интернету известно, что Путин-журналист воспел дружбу двух стран, цитируя китайские поговорки, а также обрисовал нарастание угрозы терроризма на пространстве ШОС. Не обошел и тему потрясений на мировых финансовых рынках, предложив простой рецепт спасения рубля и юаня. «Мы должны быстрее реализовать принятые решения о переходе на расчеты в национальных валютах при осуществлении взаимных торговых, инвестиционных и прочих операций, — написал Путин. — Тем самым — страховать себя от разного рода валютных рисков и укреплять позиции рубля и юаня».

Во время официальной части визита Путин выглядел усталым: сказалась ночевка в самолете. Дело в том, что из-за задержки мероприятий в Ташкенте, у делегации почти не осталось времени на то, чтобы выспаться в отеле перед переговорами с китайским руководством. Но вряд ли из-за недосыпа так и не состоялось ожидаемое подписание соглашения о совместном предприятии по созданию российско-китайского дальнемагистрального самолета. По словам Путина, договорились лишь «ускорить проработку» проекта. В качестве «базы» для международного самолета сватают наш ИЛ-96, спроектированный, кстати, аж в 1980-е.

В Китае Путин задержится до четверга — для участия в саммите ШОС, на полях которого ожидается встреча, воспринятая иноСМИ как сенсация. А именно — тет-а-тет Путина с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом. Коллеги, согласно анонсу, попытаются найти компромисс по ядерной программе Тегерана.