Экономический совет при президенте собрался на первую встречу и предсказал Путину войны

58

Экономический совет при президенте собрался на первую встречу. — Жизнеспособна ли еврозона и что делать России? — прямо спросил Владимир Путин у Экономического совета при нем же.

Видные эксперты не только дали советы, но и поделились опасениями. Одно из самых ярких: наметившееся хрупкое восстановление может быть прервано обострением в Сирии.

Напомним, что новая структура, которую недавно создал Путин, аналогична совету экономических консультантов при президенте США, который помогает ему анализировать экономическую ситуацию в стране и мире. При этом в Кремле отмечают, что совет Путина не будет дублировать правительство и экспертный совет Дмитрия Медведева.

Председателем стал сам президент, а его заместителями — помощник президента Эльвира Набиуллина и министр экономического развития Андрей Белоусов. Костяк совета составили авторитетные ученые-экономисты, в том числе полный набор знаковых либеральных экономистов из высшей лиги (Александр Аузан, Олег Вьюгин, Евгений Гавриленков, Евсей Гурвич, Татьяна Малева, Владимир Мау). Высшую школу экономики представляют первый проректор Лев Якобсон и научный руководитель Евгений Ясин, которого трудно заподозрить в личных симпатиях к Путину.

Хозяин встречи, начиная дискуссию, попросил экспертов «помочь президенту и правительству в анализе мировых тенденций и дать свои рекомендации», а также оценить уже принятые решения. Однако гости Ново-Огарева были настроены мирно и предпочли обойтись без критики. Так, председатель совета директоров МДМ Банка Олег Вьюгин хвалил правительство и лично Путина за ставку на стабильность. Именно она — палочка-выручалочка для России. В связи с этим совет от Вьюгина — дальше копить средства на случай разрастания мирового кризиса. Прозвучала и более нестандартная рекомендация — инвестировать в африканскую экономику.

Впрочем, по мнению эксперта, шока в еврозоне ждать не стоит — скорее, «затяжного слабого развития». Вьюгин при этом обрушился с критикой на европейские власти, которые нередко принимают решения с опозданием и демонстрируют неспособность управлять госдолгом. «Какие должны быть механизмы контроля над госдолгом?» — уточнил Путин. Ответ был предсказуем: «Принудить страны с большой задолженностью снизить зарплаты, бюджетные расходы». Президент, однако, усомнился: «В Испании после отказа выплатить рождественские премии 1,5 млн. человек вышли на улицы»... Стало очевидно, что рекомендация уменьшить траты на социалку в России уж точно не пройдет...

Главный экономист Дойче банка в России Ярослав Лисоволик Путина порадовал: сулил России от мирового кризиса выигрыш в краткосрочной перспективе. Оптимизм у эксперта вызывает и сокращение рецессии в еврозоне: Европа, по его оценке, выйдет из кризиса более сплоченной.

Кризис будет продолжаться еще 3–4 года, спрогнозировал Александр Дынкин из РАН. Наметившееся хрупкое восстановление, считает он, может быть прервано обострением в Сирии, а также форс-мажорами типа возможного теракта на Олимпиаде в Лондоне (не дай бог, конечно).

Единственный ярко выраженный сторонник государственной экспансии из числа членов совета — Сергей Глазьев — также сулил эскалацию военных конфликтов. «Надо готовиться к отражению угроз, опираясь на внутренние источники, — говорил он. — Мы втягиваемся в новую петлю зависимости от мирового финансового рынка. В связи с этим надо создавать свою систему долгосрочного рефинансирования, то есть замещать иностранные деньги российскими».

Авторитетный экономист Владимир Мау не стал сулить военные угрозы, однако его выступление не пылало оптимизмом: он сравнивал нынешний кризис с Великой депрессией. «Совсем запугали!» — не выдержал Путин. «В конце концов все будет хорошо!» — успокоил эксперт. На том и порешили.