РПК в борьбе за власть

78

Похищение в Тунджели депутата от Народно-республиканской партии (НРП) Хусейна Айгюна, совершённое Рабочей партией Курдистана (РПК), было встречено с недоумением как внутри Турции, так и за её пределами.

Однако у этого поступка есть вполне понятное объяснение. Можно сказать, что террористическая организация РПК пытает убить одним выстрелом сразу двух зайцев. Прибегая к подобным действиям, РПК ведёт борьбу за власть.

Первым раундом этой борьбы стали выборы 12 июня прошлого года, когда победу одержал Хусейн Айгюн. Складывалось всё таким образом: Партия мира и демократии (ПМД) выдвинула в качестве независимого кандидата в депутаты от Тунджели певца Ферхада Тунча. Камер Генч, далеко не новичок в том, что касается выборов, был гарантированной кандидатурой для НРП. ПМД с Ферхадом Тунчем планировала по-братски разделить два депутатских места с НРП. Но загад не бывает богат, как говорится. Лидер НРП Кемаль Кылычдароглу неожиданно выдвинул в кандидаты Хусейна Айгюна, родом из того же племени – курейшаны – что и он сам. Имени Айгюна в первом оглашённом списке не было. Выдвижение Айгюна в каком-то смысле стало голом в ворота ПМД на последней минуте, так как обладающие влиянием в Тунджели курейшаны отдали игру в руки Айгюна и послали его в парламент. Стерпеть такой удар по своим воротам РПК, поддерживающей Тунча, было сложно. Поэтому положение в Тунджели после объявления результатов осложнилось. На предвыборный штаб НРП было совершено нападение. И согласно распространённому в городе убеждению, нападение совершили группы, поддерживающие Ферхада Тунча.

Интервью, которое дал Хусейн Айгюн в октябре прошлого года газете Muhalif Gazete, довело РПК до точки кипения, поскольку Айгюн в своём интервью, характеризуя себя как курд, алевит и сторонник левых взглядов, крайне критично отозвался об РПК. Айгюн, не стесняясь, рассказал о том, как во время выборов 12 июня ПМД подняла волну террора в Тунджели: «Они оставили этот район на растерзание РПК, которая творит там всё что душе угодно. Мы вели предвыборную кампанию в Дерсиме в условиях террора РПК и ПМД. Они угрожали всем и вся, говорили, что это их место, что никто сюда и носа не сунет, что кандидаты являются шпионами. Они вели массированную пропаганду. Члены РПК спускались в деревни, угрожали жителям с целью получить голоса в пользу независимого кандидата от ПМД. Угрозы поступали и в адрес членов Партии справедливости и развития в Диярбакыре. Между тем, ПМД занимается политикой в Анкаре. И стоит кому-то пригрозить членам ПМД, все мы выступаем против него».

Смелые заявления Айгюна на этом не закончились. Он говорил о том, что РПК раздувает террор в Тунджеле, что это нужно пресекать. Айгюн настойчиво подчёркивал, что интеллигенция в Турции в течение уже долгого периода поощряет деятельность РПК: «РПК должна прямо сказать, что не сложит оружия. Она отказывается от оружия на 3-5 месяцев, но потом снова берется за старое дело, всё это запутывает ситуацию донельзя даже для меня. Я сам уже начинаю думать, что это стало тактикой и не является искренним желанием. К тому же РПК совершает акты и против мирных граждан. Этим летом в Дерсиме РПК расстреляла пять человек. РПК применяет насилие ко всем, кто занимается политикой в этом регионе, в Диярбакыре и в Дерсиме. Любой интеллигентный человек, имеющий совесть, будет осуждать подобное. Но я не вижу, чтобы это делала турецкая интеллигенция».

Не стоило и ожидать, что РПК встретит эту критику с пониманием. Потому что если подобные настроения обретут в регионе твёрдую почву, это будет означать для РПК начало конца. И РПК, похищая Айгюна, запугивает его самого, курейшанов, а также всех тех, кто разделяет мнение Айгюна.  А шум, что поднялся в связи с похищением, стал вторым зайцем, которого РПК убила одним выстрелом.