Шпионы как мы

80

Одиннадцать — число, видимо, сакральное у спецслужб... Именно столько человек фигурировало в знаменитом шпионском скандале 2010 года, когда американцы арестовали глубоко законспирировавшихся российских агентов.

И вот у харизматичной разведчицы Анны Чапман и ее коллег, кажется, появились конкуренты. Американские, а пуще того российские СМИ запестрели заголовками типа «Шпионская сеть разоблачена в США», «Российский агент вывозил американские секреты» и т. д.

Эта, с позволения сказать, сеть тоже состоит из одиннадцати человек во главе с Александром Фищенко, владельцем компании, которая экспортировала микроэлектронику в Россию. Восемь из них задержаны, трое подались в бега (в шпионской истории двухлетней давности скрыться удалось лишь одному).

С ходу возникает четкое ощущение дежавю.

Но приглядимся чуть пристальнее. И что мы увидим? И на сеть работники одной компании как-то не тянут. Как не тянут и на шпионов.

Конкретно Фищенко и его коллеги обвиняются в том, что начиная с 2008 г. экспортировали в Россию из Америки высокотехнологичные товары двойного назначения. Естественно, в обход предусмотренного в США лицензирования.

Теперь на десятки компаний из разных стран мира министерство торговли США накладывает экспортные ограничения — из-за того, что те были посредниками, через которых компания Фищенко поставляла из США в Россию микроэлектронику.

Наверняка у следствия есть основания утверждать, что такой вывоз имел место. Наверняка с точки зрения американского закона, пекущегося о национальной безопасности, это преступно (не исключаю даже, что нарушения с точки зрения российского закона могли быть и у кого-нибудь из получателей товара). Но на шпионаж, даже на такую его специфическую разновидность, как промышленный шпионаж, это не слишком похоже. Сомнительно, чтобы под чужой личиной участники «сети» внедрялись в американские секретные лаборатории и воровали бы оттуда тайны.

Контрабанда — это другое дело. Но в конце концов пусть американцы сами повнимательнее смотрят — что, куда и как вывозится за их границы: товары экспортировались ведь не в чемоданах с двойным дном и не в желудках тайных курьеров. Впрочем, они и присмотрелись...

Чисто уголовное в иных условиях дело переросло в политическое. Обвинение уже наклеило на участников контрабандной схемы ярлык «агентов российского правительства». Американские обвинители уверены, что контрабандно вывезенная продвинутся микроэлектроника (а это микроконтроллеры, микропроцессоры, аналого-цифровые преобразователи и чипы статической оперативной памяти с произвольным доступом) поставлялась в разведывательные и военные учреждения России.

«Многие страны, враждебные США, пытаются улучшить свою обороноспособность и модернизировать свои вооружения за счет американских налогоплательщиков», — комментирует эту историю хьюстонский спецагент ФБР Стивен Моррис. Под враждебной страной, само собой, подразумевается злокозненная Россия.

Очень не хочется влезать в конспирологические дебри. Но кое-какие моменты напрашиваются сами по себе. Если верить имеющейся информации, следить за контрабандной сетью начали еще летом 2010 года, а уголовное дело было тайным образом возбуждено в федеральном суде Восточного округа Нью-Йорка в Бруклине в конце прошлого месяца. А на поверхность вытащили аккурат к первым президентским дебатам между «перезагрузчиком» Обамой и обвиняющим его в «потворстве» русским Ромни. Наверное, просто совпадение (как и то, что «сеть им. Анны Чапман» была арестована сразу после встречи Обамы и Медведева). Но дорога ложка к обеду, а скандал — к предвыборной кампании. Тем более что следующий раунд дебатов будет посвящен внешней политике. Вот уж где Ромни сможет развернуться — и не важно, шпионов там поймали или простых контрабандистов.

Хотя... Может быть, лучше бы, если бы это действительно была бы сеть — тогда арестованных, которым грозят десятки лет американской тюрьмы, можно было бы вернуть в Россию по обмену. Хотя бы на Pussy Riot.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА

Полковник запаса, эксперт в области экспорта вооружений, гендиректор Службы военной информации Интерфакса Валентин РУДЕНКО:

— Ситуация в российском ОПК сложилась таким образом, что на сегодня абсолютное большинство всей элементной базы закупается за рубежом. Занимаются этим не только крупные корпорации и концерны, которые напрямую заключают договоры с производителями, но и масса небольших фирм. Это предприятия, как правило, 3-го и 4-го уровня кооперации и прямого отношения к оборонным предприятиям не имеют.

У них в абсолютном большинстве есть на то полномочия, и возможность таких поставок записана в их уставных документах. Они, как правило, имеют соответствующие лицензии на такую деятельность и занимаются этим совершенно законно.

Скорее всего фирмы «Апекс» и «Атрилор» делали это на таких же основаниях. Фирмы это открытые, у них есть свои сайты, где они публично декларируют свою деятельность. В своих комментариях, которых они, правда, практически не дают, но тем не менее объясняют, что компонентная база, о которой идет речь в этом шпионском скандале, используется в гражданской электронике. Хотя, возможно, что-то поставляется еще и для военных. Ведь какой-нибудь диод, чип или мультивибратор не имеют чисто военного или чисто гражданского предназначения, а потому могут быть использованы где угодно.

А что касаемо шпионского скандала, то они частенько возникают в мире, особенно в США и особенно в предвыборный период. Скорее всего на сей раз это искусственно инициированная история, которая ничем серьезным не закончится. Аргументы, приведенные в пресс-релизе ФБР, — перехваты разговоров, кое-какие заключения, — не дают оснований делать вывод о том, что было закуплено что-то незаконное или контрафактное.