Межэтнические проблемы сами собой не рассасываются

56

Вряд ли надо в очередной раз обосновывать фундаментальную значимость национального вопроса для России, подробно говорить об актуальности межнациональной проблематики. Это стало уже общим местом, прописной истиной, которая и так всем понятна.

Любой здравый человек, желает межнационального мира и согласия, прекрасно понимая, что от этого зависит и судьба России, и судьба всех народов, населяющих ее, и его личная судьба. Тем горше признавать, что градус неблагополучия в сфере межэтнических отношений, увы, растет и растет. Примеры этого неблагополучия постоянно на слуху. Эта горячая тема обсуждается в разных аудиториях, в СМИ, в Интернете. Она врывается в наши дома то шоковыми известиями о крупных ЧП вроде Манежки, Кондопоги или Сагры, то отравляющими повседневную жизнь россиян разборками с национальным подтекстом где-нибудь на улице, на дороге, в магазине, на рынке, во дворе.

В чем главные причины тревожных тенденций? Разумеется, не в неких вредоносных бациллах национальной розни, витающих где-то в воздухе и заражающих россиян. Мы в партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ убеждены: все имеет объективную основу. Уместно вспомнить высказывание видного русского социолога, одного из лидеров дореволюционных эсеров Питирима Сорокина, который утверждал, что «национальные проблемы — это частная форма социальных проблем». Истина, высказанная в начале ХХ века, вполне справедлива для современной России. Несложно увидеть, что любой межнациональный конфликт всегда уходит корнями в какие-то социальные несправедливости: в бедность, безработицу, имущественное расслоение, отсутствие социальных лифтов, коррупцию, клановость и т.д. Людей, униженных нищетой и бесправием, легко убедить, что причиной этой униженности являются не власть имущие, не олигархическо-бюрократическая верхушка, проводящая несправедливый социально-экономический курс, а кто-то с другим цветом волос, разрезом глаз, кто-то придерживающийся иной религии, иных национальных традиций и обычаев и т.д.

Еще одна причина неблагополучия в межнациональной сфере — это продолжающееся доминирование во властных структурах либеральных взглядов и подходов. Для тех, кто, тупо верует в «невидимую руку» рынка, кто считает нормальным, когда государство сбрасывает одно социальное обязательство за другим, кто расценивает любые разговоры о госрегулировании, как антирыночную ересь, понятие «национальная политика» — это, видимо, тоже разновидность некоей обузы, которую следует «минимизировать». Иначе, чем объяснить, что у нас как не было 20 с лишним лет в стране осмысленной концепции такой политики, так и нет? Как не было налажено четкой системы в этой работе, так и нет? Как били «по хвостам» в случае каких-то межэтнических столкновения и конфликтов, так и бьем.

Нынешнее состояние национальной политики невольно заставляет вспомнить мудрое изречение философа Сенеки: «Для того, кто не знает к какой пристани плыть, ни один ветер не будет попутным». Отсутствие четких ориентиров приводит к тому, что конфликтная энергия начинает искрить не только на уровне каких-то отдельных граждан или этнических групп, что-то не поделивших друг с другом, но даже на уровне должностных лиц весьма высокого уровня. Я имею в виду, в частности, скандальные заявления губернатора Краснодарского края А.Ткачева о необходимости создавать казачьи дружины для борьбы с переселением в регион мигрантов с Кавказа. Походя Ткачев обидел и Ставропольский край, который, видите ли, должен быть «фильтром для мигрантов». Походя обидел и соседей из северокавказских республик, которых приравнял, по сути, к представителям чужого, враждебного государства. А на самом деле вопросы следовало бы в первую очередь задать самому г-ну Ткачеву. Да, в Краснодарском крае, как и в ряде других регионах России, весьма сложная межэтническая обстановка. Но разве она сложилась в одночасье? Куда же смотрели региональные власти? Почему годами мирились с этим, а теперь решили собственную несостоятельность прикрыть опасными, по сути провокационными призывами? Губернатору Ткачеву сошли с рук трагедии Кущевки и Крымска. Неужели надо ждать, когда еще и его спекуляции на национальных проблемах, аукнутся очередными ЧП?

Не меньше вопросов вызывает резонансная история с публичным выяснением отношений между главами Чечни и Ингушетии Р.Кадыровым и Ю.Евкуровым по поводу административной границы между республиками. Дело дошло до того, что вице-премьеру и полпреду СКФО А.Хлопонину пришлось, словно в боксе, скомандовать «Брейк!» и призвать прекратить набиравшую обороты полемику. И хорошо, что это было сделано. Ибо такими дискуссиями можно вызвать цепную реакцию. Сегодня раскрутят тему чечено-ингушской границы, завтра это рикошетом отзовется на дагестано-чеченской, послезавтра на осетино-ингушской, и пошло-поехало: вся Россия начнет расползаться, как лоскутное одеяло. Вот почему было бы правильно раз и навсегда определить, что федеральный центр не может поддерживать никакие стороны ни в каких территориальных спорах. Вопрос об административных границах субъектов Федерации должен быть по большому счету закрыт, а в случае крайней необходимости решаться только в строгом соответствии с установленным Конституцией и законами РФ порядком.

О чем говорят эти факты? О том, что нынешняя вертикаль власти не заточена на решение таких сложных задач, как эффективное регулирование межэтических процессов. Что-то попроще — распределять дотации из федерального бюджета или обеспечивать с помощью административного ресурса нужный процент голосов «Единой России» — это пожалуйста. Ну а когда заходит речь о долговременной и кропотливой работе по развязыванию конфликтных узлов, о налаживании межнационального диалога, профилактике эксцессов на межэтнической почве, вертикаль вдруг перестает быть вертикалью и превращается в ту самую телегу, которую тащут лебедь, рак и щука. Неясна конкретная ответственность различных органов власти за решение этих вопросов, не прописаны полномочия, не установлены процедуры разрешения возможных противоречий и т.д. Вот почему мы еще и еще раз настаиваем: нужно срочно принимать Закон о национальной политике, который бы дал четкие ответы на все эти и другие вопросы.

А сложных вопросов очень много. Взять, к примеру, внутреннюю миграцию. Подчеркну — именно внутреннюю! О потоках трудовой миграции из-за рубежа — разговор отдельный. Хотя это тоже крайне больная проблема, но по крайней мере известен инструментарий, которым ее можно решать. При наличии политической воли можно пойти на разные ограничения, вплоть до введения визовых режимов с отдельными странами. А вот с внутренней миграцией куда сложнее: конституционное право на свободу передвижения никто не отменял. Жестких барьеров, которые бы заставляли граждан России сидеть по «национальным квартирам», не создашь. Институт прописки, действоваший во времена СССР, отменен, а иных более тонких и демократичных способов регулирования не выработано. В США, скажем, нет ни прописки, ни регистрации. Но механизмов мониторинга у государства предостаточно: это делается через карты социального страхования, через платежные системы, налоговые декларации, автомобильные права и т.д. А у нас? Никто толком не отслеживает динамику: из каких регионов граждане уезжают, куда едут, в каком количестве и почему. Нет системной работы с национальными диаспорами, действенной заботы об интеграции приезжих в местные сообщества. Вот и возникают замкнутые национальные анклавы, которые начинают бороться с коренным населением за рабочие места и сферы хозяйственной деятельности, навязывать собственные модели поведения. Каждый такой анклав, помноженный на коррупцию местного начальства, — это, можно сказать, бомба в тикающем режиме.

С другой стороны, надо ясно понимать, почему ситуация развивается таким неблагоприятным образом. Ведь мигранты из национальных республик покидают места традиционного проживания вовсе не от хорошей жизни. Пока уровень безработицы на том же Северном Кавказе превышает среднероссийский уровень в 2,5 раза, многим местным жителям ничего другого не остается, как уезжать из родного края в поисках лучшей доли. Я был недавно в Северной Осетии и слышал, с какой болью люди говорят о дефиците рабочих мест, экономической отсталости, низкой бюджетной обеспеченности, трудностях с организацией малого бизнеса т.д. Надо планомерно решать эти проблемы, выравнивать межрегиональные различия, тогда и внутрироссийская миграция постепенно изменит свое качество, перестанет быть стихийной, неуправляемой, и из негативного фактора, порождающего межэтническую напряженность, превратится в нормальный, цивилизованный переток рабочей силы, приносящий пользу стране.

Постоянным катализатором межетнической напряженности во многих регионах, особенно на Юге России, является хроническая нерешенносить земельных проблем. Свежий пример — массовая драка между местными жителями и приезжими кавказцами в селе Ремонтное, что на юго-востоке Ростовской области. Для пресечения беспорядков, в которых приняли участие десятки граждан, сюда пришлось направлять более 200 омоновцев. Поводом стала бытовая ссора, а полыхнуло так сильно потому, что у людей годами копилось раздражение, вызванное массовой скупкой местных земель предпринимателями некоренных национальностей, несправедливостями в арендной плате за пользование пастбищными участками и т.д. Региональные и местные власти, правоохранительные органы прекрасно знали о нарастающей напряженности и имели возможность своевременно урегулировать спорные вопросы. Но нет, сидели и ждали, пока рванет. Увы, типичная модель поведения для многих чиновников!

Очень серьезно задуматься побуждают всех нас и недавние убийства видных исламских деятелей в Татарстане и Дагестане. Это ведь тоже печальное свидетельство провалов государственной политики в национально-религиозной сфере. Сегодня очевидно, что традиционному исламу надо всячески помогать. Нужно поддерживать его в противостоянии с агрессивными радикалами, носителями откровенно экстремистских взглядов, формирующих идеологическую базу для терроризма. Но как же запущен этот сложнейший участок работы! Государство толком не учитывает даже, сколько конкретно исламских школ и медресе существует в России. Многие из них находятся вне правового поля, работают без регистрации в Министерстве юстиции и без лицензии Министерства образования и науки. Кого и как они готовят — неведомо. Что уж говорить о тех, кто получал и получает исламское образование за рубежом? Понятно, что обучаются они там без учета российских национальных, культурных и религиозных традиций, в моноэтнической арабской среде. Какие семена сеют затем такие выпускники зарубежных исламских учебных заведений в России, какие взгляды формируют в среде российских мусульман, особенно у молодежи? Хотя религия и отделена от государства, это не означает, что государство вправе пускать такие процессы на самотек. Ведь речь тут идет о национальной безопасности, о борьбе за умы, сердца и жизни наших сограждан.

Проблематика межнациональных и межконфессиональных отношений многообразна, как сама жизнь. И я даже не знаю, какие министерства или ведомства могут считать, что это, мол, не по их части. Полагаю, все без исключения — от Минфина до Минобрнауки, от Минкультуры до МВД и ФСБ имеют здесь ту или иную зону ответственности. В то же время я убежден в том, что такое государство, как Россия, непременно должно иметь особый орган управления, непосредственно отвечающий за национальную политику и координирующий усилия всех остальных. В январе этого года в одной из предвыборных статей Владимир Путин признал необходимость такого органа. Некоторое время назад был создан Совет при Президенте РФ по межнациональным отношениям, в который вошли как руководители высокого ранга, так и представители многочисленных национальных, религиозных, культурных организаций. Этот Совет, я уверен, принесет немало пользы. Но все-таки его создание не решает всех проблем. Совет имеет лишь коллегиальный, консультационный статус, он призван ставить и обсуждать стратегические вопросы. Ну а как же текущая, оперативная забота о поддержании межнационального мира и согласия? Она пока, как была, так и осталась на периферии забот Минрегионразвития — где-то, образно говоря, между дырявыми трубами ЖКХ и техрегулированием строительной отрасли.

У некоторых почему-то сложилось предубеждение, что если в структуре федеральной исполнительной власти появится специальный госорган, ведающей национальной политикой, то он непременно превратится в бюрократического монстра, лишь плодящего циркуляры и осваивающего бюджетные средства. Но кто сказал, что должно быть именно так? Дело ведь не в форме! Форма, как метко высказался когда-то писатель Василий Шукшин, — это всего лишь форма: «в ней можно и холодец остудить, а можно и золотую вещь отлить». Вот мы и ставим вопрос не об административном «холодце», а о живом, динамичном органе власти, своего рода «оперативном штабе», способном взять на себя повседневную работу по регулированию межэтнических отношений. В государстве нужен кто-то постоянно напоминающий: «Коллеги! А о межнациональном факторе вы не забыли?». Нужен кто-то бдительно контролирующий, чтобы этот фактор непременно учитывался при принятии властных и управленческих решений на любом уровне, при реализации любых программ, планов и проектов. Нужен кто-то имеющий достаточные полномочия, чтобы поправить, если требуется, в данном вопросе и министров, и глав регионов, и мэров, и любых иных должностных лиц.

Нынешняя недооценка вопросов национальной политики несет огромные риски для страны. И это очень досадно, ведь в России за многие столетия накоплен огромный опыт достижения межэтнической гармонии, уникальные традиции, которые хорошо выражены в словах выдающего русского философа Ивана Ильина: «Ничего не искоренить, не подавить, не поработить, не задушить иноплеменную жизнь, а дать всем дыхание и великую Родину, всех соблюсти, всех примирить, всем дать молиться по-своему, трудиться по-своему и лучших отовсюду вовлечь в государственное и культурное строительство». Собственно говоря, главная задача — продолжить эту же самую историческую национально-объединительную миссию России, адекватно отвечая на вызовы уже нашего ХХI века. Но для успешного решения такой задачи изначально надо понять и принять важнейшую истину: межнациональные проблемы сами собой не решаются, конфликтные ситуации сами по себе не рассасываются. Этим надо заниматься не от случая к случаю, не от мероприятия к мероприятию, не от ЧП к ЧП, а изо дня в день.