Давутоглу: на борту гражданского самолёта находилось военное снаряжение

46

Министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу высказался по поводу посадки сирийского самолёта в Анкаре: «С какой стороны мы бы ни оценивали этот факт, принятое Турцией решение задержать самолёт было правильным».

В ходе конференции под названием «От балканских войн к балканскому миру», проходящей в Стамбуле, Ахмет Давутоглу встретился с министром иностранных дел Албании Эдмондом Панарити. После встречи Давутоглу и Панарити провели совместную пресс-конференцию, посвященную двусторонним отношениям. При этом А. Давутоглу также ответил на вопрос журналистов, касающийся инцидента с перехватом сирийского самолёта.

Министр опроверг утверждения о том, что события, связанные с сирийским самолётом, вызвали кризис в отношениях между Турцией и Россией. «Эта проблема ни коим образом не вызвала какой-либо непреодолимый кризис в русско-турецких отношениях. Ни о чём подобном  речь не идёт. Уже с первых часов инцидента между Турцией и Россией шли консультации, шел обмен информацией по всем вопросам. С самого начала был поставлен в известность посол России в Анкаре. Наш посол в Москве также известил российские ответственные ведомства. Здесь мы попытались не озвучивать подробности того, какие материалы перевозились. Эти подробности известны России и Турции, а также покупателю — Сирии. Однако важен не сам факт сделки. Для нас недопустимо то, что где бы и как бы ни была заключена эта сделка, материалы, притом военные материалы, поставляемые по условиям этой сделки, перевозились на борту гражданского самолёта через воздушное пространство Турции. В этом вся суть проблемы», — заявил министр.

Глава турецкого МИДа указал на то, что все международные договоренности однозначно запрещают под каким-либо предлогом перевозить грузы военного характера на гражданских рейсах. Министр продолжил: «Не вижу необходимости вдаваться в подробности того, какие именно военные принадлежности были на борту. Поскольку на эту тему было уже достаточно сказано. Речь идёт о военном оборудовании. Собственно, этот факт подтверждается и в заявлениях российской стороны, в том числе его подтверждают слова господина Лаврова. В таком случае посмотрим, кому предназначался этот груз. Предполагалось ли, что он будет использован гражданской властью? Нет. А как использовало бы этот груз Минобороны Сирии? С военными целями. Картина событий настолько очевидна, что неверно снова и снова выносить этот вопрос на повестку дня. Всё в высшей степени ясно. Турция, действуя в соответствии с нормами международного права и национальным законодательством, основываясь на полученных разведданных, осуществила перехват гражданского самолёта, запросившего разрешение на полёт через воздушное пространство страны. В этом вопросе нет никаких спорных аспектов. Мы поступаем так, как предписывает нам международное право и наше национальное законодательство. Не больше и не меньше. Турция никоим образом не рассматривает сложившуюся ситуацию как проблему взаимоотношений между Турцией и Россией. Мой друг господин Лавров также заверил вчера в своём заявлении, что никому не удастся оказать негативное влияние на русско-турецкие отношения. Он отметил, что турецкая сторона действовала в соответствии с Чикагской конвенцией».

Турецкий министр высказался против изображения ситуации как кризисной.

«Если говорить о кризисе, то в первую очередь кризис имеет место в Сирии. Это факт того, что самолёт сирийских авиалиний, не получив разрешения (которого он и не мог получить), вопреки нормам международного права перевозил военный груз. То, что Турция пресекла эти действия, правильно с любой точки зрения, и в случае возникновения подобной ситуации в будущем, при наличии достоверных разведданных, мы будем действовать точно так же. Таким образом, наша правота в данном вопросе не вызывает никаких сомнений. Не вызывает сомнений и то, что этот вопрос не является параметром, определяющим русско-турецкие отношения», — заверил Давутоглу.