Максим Шевченко покинул президентский совет

39

На Старой площади прошло первое заседание обновленного Совета при президенте по правам человека (СПЧ). Атмосфера в этом уважаемом органе резко изменилась. Стало многолюдно: теперь в СПЧ аж 63 человека.

И если раньше в него входили только люди, которые устраивают остальных членов совета, то теперь появилось много новичков, пребывающих в сложных отношениях со старожилами и друг с другом. Поэтому страсти закипели сразу же, и даже такой дипломат, как председатель СПЧ Михаил Федотов, не всегда мог их погасить.

Заседание началось с 15-минутной задержкой, но опоздавшие продолжали подтягиваться. «Совет обновился на две трети, но дисциплина от этого не улучшилась, — констатировал Федотов и вкратце объяснил новичкам свою роль: — Я вам не начальник, а модератор. Моя задача доводить до сведения президента принятые вами решения и потом докладывать вам, какие поручения дал президент по нашей инициативе. И все мы должны контролировать исполнение этих поручений. Мы должны не только информировать главу государства о накопившихся в обществе проблемах, но и инструктировать его, как их решать».

Федотов предположил, что в ближайшие полгода совет мог бы заняться изменениями в Закон о клевете, предложить президенту ввести уголовную ответственность для тех, кто преследует за критику, усилить гарантии свободы совести. И, как вариант, — обязать руководителей федеральных телеканалов отчитываться перед СПЧ о программной политике.

Это предложение вызвало первый спор. «Не хотел бы, чтобы наш совет стал цензором», — резко заметил журналист и телеведущий Максим Шевченко.

Прежде чем начать делить портфели, слово попросил Кирилл Кабанов. «Вокруг совета много негативного шума. Один из не прошедших в совет кандидатов — Цветков — распространяет информацию, что мы — сборище мошенников, которые берут деньги с граждан. Эти заявления дискредитируют не только совет, но и президента. Предлагаю обратиться в Следственный комитет — пусть разберутся и дадут правовую оценку этим словам».

«Зачем обращать внимание на лай из-под забора, — не согласился Шевченко. — Это нас втянет в бесконечную череду склок, придется постоянно оправдываться. Наша задача — не вступать с органами в отношения «защитите нас». Мы должны сами защищать людей».

«Совет — не физическое лицо, поэтому состава преступления по статье о клевете в этих высказываниях нет, и втягивать следственные органы бессмысленно», — поддержал его Игорь Пастухов.

Дальше началось самое интересное: выборы председателей рабочих групп. Их в совете 18, каждый член мог записаться в 3 группы, это было сделано заранее. В группе по социальным правам оказалось как минимум три центра влияния, и прозвучало предложение ее просто разбить на 3 самостоятельные части. Федотов целостность ячейки отстоял, тогда правозащитники попытались добиться института сопредседателей. «Я категорически против. Мне нужно знать, с кого конкретно спрашивать продукцию работы группы», — парировал Федотов.

Павел Чиков предложил не выбирать председателями членов Общественной палаты, что вызвало гнев Анатолия Кучерены: «Все члены совета равны, существуют же права человека! Ощущение, что мы не делом занимаемся, а делим портфели. Стыдно!»

— А какая группа будет заниматься защитой сексуальных меньшинств? — поинтересовался вдруг бывший член ЦИК Игорь Борисов.

— Ну если хотите — вы займитесь, — примирительно ответил Федотов.

— Нет, я не хочу, — смутился Борисов. Он планировал возглавить рабочую группу по выборам.

Во главу рабочей группы по Кавказу выдвинули трех кандидатов: Максима Шевченко, Александра Мукомолова и Игоря Каляпина. Последний взял слово для самоотвода:

— У меня не сложились отношения с руководством одной из кавказских республик, поэтому мое председательство пошло бы в ущерб работе комиссии. Что касается Шевченко, то он высокий профессионал, но всем известны его взгляды...

— И какие у меня взгляды? — грозно перебил его телеведущий.

— Скажем так, здесь нужна более нейтральная фигура, чем Шевченко...

— Нет, пусть ответит, какие у меня взгляды? — не унимался Максим.

При голосовании руки подсчитывал лично Федотов. За Шевченко получилось 19 голосов, за Мукомолова — 22. И тут Кучерена усомнился, что все подсчитано правильно: «Создайте счетную комиссию, вы могли ошибиться». Возник и другой спор: достаточно ли 22 голосов для этого назначения, если согласно регламенту простым большинством считается 32 голоса (50% членов совета +1).

Шевченко встал и направился к выходу, не дожидаясь результата споров.

— Куда вы? — спросил Федотов.

— Я — горячий, у меня позиция не та. Пусть работают люди с холодными сердцами, а у меня эфир. Я еще вернусь.

— Это скандал, — меланхолично констатировал Леонид Поляков.

А потом уже проигравший голосование в своей номинации Игорь Борисов на повышенных тонах общался сразу с несколькими правозащитницами.

Главред «МК» Павел Гусев снял свою кандидатуру в рабочей группе по свободе слова в пользу Елены Масюк и за нее проголосовали единогласно. Это была одна из немногих номинаций, по которой выборы прошли без ругани.

Насколько эффективно будет работать такой яркий, талантливый, но разношерстный совет — покажет время. Пока же решено создать президиум. Вероятно, в него войдут наиболее договороспособные по отношению друг к другу правозащитники.

Михаил Зубов, Московский Комсомолец
Tеги: Россия