Рубикон Владимира Путина

23

12 декабря перед нами разыграют спектакль, который обернется триумфом либо провалом.

Конечно же, все говорят о коррупции, точнее, о борьбе с ней. Широкая полноводная река российской чиновничьей жизни, пахнущая домиками в Альпах, дубайскими коттеджами, яхтами у побережья Италии и миллиардными швейцарскими счетами, что казалось вечно-незыблемым, вдруг резко поменяла цвет и запах. На поверхность всплыло то, что не тонет, — правда. За пару месяцев граждане узнали, что воруют везде и в масштабах, воистину достойных великой страны.

Правда, почему-то долго всплывала, хотя всяческие «неназванные кремлевские источники» теперь заявляют, что на самом деле «там», наверху, всё знали — просто ждали до поры до времени. Чтобы однозначно уличить…

Можно задавать унылые вопросы: почему так долго ждали, почему так медленно уличали?..

К примеру, президент Владимир Путин предложил ввести жесткое декларирование расходов федеральных чиновников, причем не только их самих, но и их родственников, включая маленьких детей. Очень уместное предложение — наши федеральные вип-младенцы даже не знают, что не успели они родиться, а тут раз! — и на них уже записана яхта. А их папа-министр гол как сокол. Однако радость от этого предложения немедленно гаснет, когда вспоминаешь, что федеральных министров у нас пара десятков человек. А как быть с остальными сотнями тысяч чиновников, которые грызут страну на местах? Разве их трудно проверить? Но нет, Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента, лишь говорит, что в какой-то момент декларирование затронет Администрацию Президента и аппарат правительства. Он не замечает, что оборот «в какой-то момент» дискредитирует власть, ибо все спрашивают: этот «момент» — когда всё разворуют окончательно?

И всё тут крутится вокруг Владимира Путина, потому что нельзя отделить состояние страны от того, кто ею тринадцать лет правил. Но точно так же нельзя отделить от Путина начавшуюся антикоррупционную кампанию — наивно думать, что процесс пошел сам собой.

Конечно, для описания происходящего нам предлагают популярные версии: либо Путин понял, что страна реально гибнет, и стал «новым Путиным», который будет мочить гадов-коррупционеров до конца; либо он ставит наиболее зажравшиеся элиты на место; либо влияние его ослабело до такой степени, что элиты стали сводить счеты друг с другом уже без его участия. Есть даже версия совсем экзотическая — что это такая его игра, сознательная мистификация общества для повышения своего рейтинга.

Однако социологические опросы свидетельствуют об удивительном — с одной стороны, растет число тех, кто одобрительно называет происходящее «борьбой с коррупцией, инициированной властью», но с другой — точно так же растет число тех, кто недоволен властью. Подобная корреляция объяснима: граждане видят факты коррупции среди высших чиновников, назначенных властью, и, естественно, обвиняют власть в таких назначениях и в безответственности. А отсюда следует пессимистичный вывод: каковыми бы ни были причины подъема антикоррупционной волны, в России ее ожидает бесславный провал — борьбу остановит сама власть, ибо коррупция — ее основа основ; должность в России чиновнику испокон веков «на прокорм» давалась.

Пессимизм удобен, но все же вернемся к факту: антикоррупционная волна — это реальность. Оплевать ее было бы глупо, хотелось бы поддержать, однако…

Тут возникает вопрос: вот если вы решили ее поддержать, то кого именно или что именно вы поддерживаете?

К примеру, вы радуетесь, что вскрылись факты коррупции вокруг Сердюкова, — это хорошо, если это честная позиция государства. Но если это не более чем факт межклановой борьбы между ним и, к примеру, группировкой Иванова—Рогозина, то радость как-то тускнеет. Другой пример: бывшую главу Минсельхоза Скрынник обвиняют в хищениях, но есть слухи, что ее «топят» Зубков и «группа Патрушева». А кто-то, многозначительно подняв палец, поясняет, что Скрынник в хороших отношениях со Светланой Медведевой, а значит, «топят» самого Медведева...

Парадокс: мы видим антикоррупционную волну, но не понимаем, кто ее автор — государство или жулики. И, как мне кажется, именно эта неопределенность ее погубит. Граждане не захотят участвовать в войне, смысл которой в победе одних мздоимцев над другими.

Вот почему предстоящее 12 декабря Послание президента Федеральному собранию — оно историческое, независимо от того, какое значение придает ему сам Путин. С одной стороны, его президентству на ближайшие двенадцать лет ничего не грозит — его будут выбирать снова и снова, даже если страна будет катиться в пропасть — он создал для этого великолепную вертикаль. Нет, она не чуровская, она именно коррупционная — будь послушен, обеспечь результат и отщипывай от страны свое.

Но почему же послание 12.12.12 готовится в таком секрете? Почему Кремль заявляет, что оно «не будет проходным», что в нем Путин обозначит «очень серьезные стратегические ориентиры»? Да, все эти слова могут быть пустым звуком, как случалось до этого. «Очень серьезными стратегическими ориентирами» могут «неожиданно» оказаться «злобная Америка», оппозиция или НКО...

Но вдруг случится невероятное, и во время Послания выяснится, что у борьбы с коррупцией есть конкретный автор. И более того, этот автор — сам президент страны! И он не только скажет, что «мы подумаем… надо будет обсудить… в будущем мы примем решение…», а возьмет штурвал на себя, обозначив конкретные шаги в конкретные сроки. То есть перестанет быть «тефлоновым Путиным» — человеком, тринадцать лет владеющим всей полнотой власти, но не отвечающим ни за что.

Может, именно для этого Послание будет произнесено в День Конституции?

Ответа нет.

Есть лишь только слухи, что, мол, президенту меняют имидж — вместо спортивного «мачо» нас будут приучать к умудренному опытом отцу нации. Будут наступать на те же грабли — видимо, забыли, как лепили из него «национального лидера».

Но помимо этого «административного ботокса» все же существует реальный Путин — а это человек с огромным опытом административного управления сложнейшей страной. И этот человек сейчас вступил в свой седьмой десяток.

Может, в силу всего этого он увидел свою страну по-новому? Да и не только страну, но и себя в ней — ведь к концу двойного срока ему будет за семьдесят. И он увидел, как пройдет этот срок, если ничего не менять или хотя бы не попытаться.

Да, это его трудности — обществу несвойственно жалеть политиков. Но оно готово поддержать здравый смысл, который состоит сейчас именно в антикоррупционной борьбе. Если это действительно борьба государства.

Поэтому 12 декабря нас ожидает настоящий спектакль. И, точно как в театре, он может закончиться удачей или провалом.

Но в любом случае публика будет требовать одного: «Автора! Автора!».