В ответ на ПРО США в Европе Россия возрождает ядерные «поезда-убийцы»

453

Из-за скандального «закона Анти-Магнитского», ставшего центральной темой во время последнего общения Владимира Путина с журналистами, мало кто заметил, как жестко президент сформулировал свою позицию относительно американской ПРО.

В очередной раз он заявил, что их ПРО «обнуляет наш ракетно-ядерный потенциал», и фактически объявил, что нашим ответом будет «развитие ударных ракетно-ядерных комплексов».

На сегодня известно, что Россия создает два их типа: с тяжелой жидкостной ракетой — аналогом легендарной «Сатаны» и с более легкой твердотопливной ракетой, испытания которой уже успешно идут. Однако, как стало известно «МК», недавно на самом верху принято политическое решение о создании еще одного типа комплексов. Что это за комплекс — попытался выяснить «МК».

Рисунок Алексея Меринова
Как рассказал источник «МК» в ракетной отрасли, комплекс, о котором идет речь, — это БЖРК, боевой железнодорожный ракетный комплекс. И научно-исследовательские работы по его созданию уже ведутся.

БЖРК до 2005 года уже стоял на вооружении РВСН. Головным его разработчиком в СССР было КБ «Южное» (Украина). Единственным производителем ракет — Павлоградский механический завод.

Испытания БЖРК с ракетой РТ-23УТТХ «Молодец» (по классификации НАТО — SS-24 Scalpel) в железнодорожном варианте начались в феврале 1985 года и завершились к 1987-му, когда первый БЖРК поставили на боевое дежурство в Костроме. В 1988 году было развернуто уже пять полков (всего 15 пусковых установок), а к 1991 году — три ракетные дивизии: под Костромой, Пермью и Красноярском — каждая состояла из четырех ракетных полков (всего 12 составов БЖРК).

БЖРК выглядели как обычные железнодорожные составы из рефрижераторных, почтово-багажных и пассажирских вагонов. Внутри каждого состава находилось три пусковых установки с твердотопливными ракетами «Молодец», а также вся система их обеспечения с командным пунктом и боевыми расчетами.

Пуск ракет мог осуществляться с любой точки маршрута. Для этого состав останавливался, специальным устройством в стороны отводилась контактная подвеска электропроводов, пусковой контейнер ставился в вертикальное положение, и ракета стартовала.

Комплексы стояли на расстоянии около четырех километров друг от друга в стационарных укрытиях. В радиусе 1500 км от мест их базирования вместе с железнодорожниками были проведены работы по укреплению полотна: уложены более тяжелые рельсы, деревянные шпалы заменены на железобетонные, насыпи завалены более плотной щебенкой.

Отличить БЖРК от обычных товарных поездов, тысячами курсирующих по просторам России, было очень сложно — под силу лишь профессионалам (пусковые модули с ракетой имели по восемь колесных пар, остальные вагоны обеспечения — по четыре). За сутки состав мог пройти порядка 1200 км. Время его боевого патрулирования длилось 21 день (благодаря запасам на борту он мог автономно работать до 28 суток). БЖРК придавалось большое значение, даже офицеры, служившие на этих поездах, имели звания выше, чем их коллеги на аналогичных должностях шахтных комплексов.

■ ■ ■

Ракетчики рассказывают то ли легенду, то ли быль о том, что к созданию БЖРК наших конструкторов якобы подтолкнули сами же американцы. Говорят, однажды наша разведка получила информацию, что в США работают над созданием железнодорожного комплекса, который сможет передвигаться по подземным туннелям, и в случае необходимости появляться из-под земли в определенных точках, чтобы абсолютно неожиданно для нас пустить стратегическую ракету. К докладу разведчиков даже прилагались фотографии этого поезда.

Видимо, они произвели сильное впечатление на советское руководство, так как было сразу же решено создавать нечто подобное. Но наши инженеры подошли к вопросу, как бы сейчас сказали, более креативно. Они решили: зачем загонять поезда под землю? Можно пустить их по обычным железным дорогам, замаскировав под товарные составы. Это будет проще, дешевле и эффективней.

Позже, правда, выяснилось, что американцы провели специальные исследования, которые показали, что в их условиях БЖРК будут недостаточно эффективны. Нам же они просто подсунули дезу, чтобы в очередной раз тряхнуть советский бюджет, а фото сделали с небольшого натурного макета.

Но отрабатывать что-либо назад было поздно. К моменту, когда все это вскрылось, СССР уже создал новое ядерное оружие с ракетой разделяющегося типа индивидуального наведения дальностью 10 тыс. км с десятью боевыми блоками мощностью 0,43Мт и серьезным комплексом средств преодоления ПРО.

В Вашингтоне такая новость вызвала настоящий шок. Еще бы! Как определишь, какой из «товарняков» уничтожать в случае ядерного удара? Если же палить по всем сразу — никаких ядерных боеголовок не хватит. Поэтому, чтобы отслеживать перемещение этих поездов, которые с легкостью ускользали из поля зрения систем слежения, американцам приходилось чуть ли не постоянно держать над Россией группировку из 18 спутников-шпионов, что обходилось им весьма дорого. Особенно если учесть, что разведслужбам США так и не удалось ни разу идентифицировать БЖРК на маршруте патрулирования.

Поэтому, как только в начале 90-х политическая ситуация позволила, США тут же постарались избавиться от этой головной боли. Поначалу они добились от российских властей, чтобы БЖРК не катались по стране, а стояли на приколе. Это позволило им постоянно держать над Россией вместо 16—18 спутников-шпионов всего 3—4. А потом уговорили наших политиков окончательно уничтожить БЖРК.

И вот теперь, похоже, головную боль, но уже в виде новых БЖРК, Штаты снова могут поиметь.

■ ■ ■

Главный из недостатков, который отмечали противники БЖРК, — это ускоренный износ железнодорожных путей, по которым он передвигался. Их приходилось часто ремонтировать, по поводу чего у военных с железнодорожниками возникали вечные споры. Причиной тому были тяжелые ракеты — весом в 105 тонн. Они не умещались в одном вагоне — их требовалось размещать в двух, усиливая на них колесные пары, что, кстати, не улучшало маскировку поездов.

Сегодня, когда вопросы прибыли и коммерции вышли на первый план, в РЖД наверняка не готовы, как это было раньше, ради обороны страны ущемлять свои интересы, а также нести расходы по ремонту полотна в случае, если будет принято решение, что по их дорогам снова должны курсировать БЖРК. Именно коммерческая причина, по мнению некоторых специалистов, может сегодня стать препятствием для окончательного решения к принятию их на вооружение.

Однако, по словам источника «МК», данная проблема теперь неактуальна. Дело в том, что в новых БЖРК тяжелых ракет уже не будет. Их предполагается вооружить чем-то более легким, что умещается в один вагон, типа «Булавы», «Тополя-М», а лучше всего «Ярса», который несет несколько боезарядов (проектные работы, проведенные Московским институтом теплотехники, уже подтвердили такую возможность).

Нет никаких сомнений, что новая группировка БЖРК может стать куда более эффективным ответом на ПРО США, нежели обещанное ранее развертывание у границ Европы наших оперативно-тактических ракет «Искандер».

Также не вызывает сомнений и то, что американцам идея с БЖРК наверняка не понравится (хотя теоретически их создание не нарушит последних российско-американских договоренностей). БЖРК в свое время составляли в РВСН основу группировки ответного удара, поскольку обладали повышенной живучестью и с большой вероятностью могли уцелеть после нанесения противником первого удара. США боялись его ничуть не меньше легендарной «Сатаны», так как БЖРК был реальным фактором неминуемого возмездия.

И вот теперь, как стало известно «МК» из источника в ракетной отрасли, уже не просто начаты научно-исследовательские работы по созданию такого комплекса, но и определены источники финансирования для его создания. Деньги на это в программе вооружения до 2020 года не предусмотрены. Но, как сообщил наш источник, финансирование программы БЖРК должно быть обозначено отдельной строкой в закрытой части военного бюджета. Политическое решение на этот счет якобы уже состоялось, так как в российском руководстве считают, что БЖРК — самый сильный аргумент, фактически наш козырь в споре с американцами относительно целесообразности развертывания глобальной системы ПРО США.