Сенаторы одобрили антисиротский закон единогласно

13

Давненько не было такого, чтобы перед пленарным заседанием возле Совета Федерации дежурили ОМОН и автозаки.

Опасались массовых протестов в связи с принятием «закона анти-Магнитского». В решении сенаторов никто не сомневался — они у нас сговорчивые и законы, поддержанные Путиным, не заворачивают.

Протестующих в итоге оказалось не много. Стояли они в основном одиночными пикетами. Блюстители порядка изучали содержание плакатов и задерживали тех, кто обзывал законодателей людоедами. Были и пикетчики в поддержку закона. Их не трогали. Девушка с баннером «Детдомовцы за список Димы Яковлева» стояла перед центральным входом и охотно позировала камерам.

Вызвавший резонанс закон в повестке дня стоял 38-м. Пока до него добрались — сенаторы уже разогрелись и были возбуждены. Докладчик Адрей Клишас сообщил, что с 1 января американцы больше не смогут усыновлять российских сирот. Но его слушали не очень внимательно, больше хотели выступить сами. Воронежец Геннадий Макин жег глаголом: «Александр Невский говорил: «Кто к нам с мечом придет — тот от него и погибнет». Мы не сможем создать великую Россию если наши дети страдают в Америке. Мы должны их защитить».

«США — единственная страна в мире, где постоянно происходит насилие над детьми. До каких пор можно издеваться? Нужно положить этому конец», — подпевала Валентина Петренко, а подхватывал орловский сенатор Сергей Щеблыгин: «Закон несет высокую нравственную составляющую. США проводят бомбардировки, они оставляют детей сиротами по всему миру».

Дальше всех по части патриотизма продвинулся представитель Якутии Вячеслав Штыров: «Аморально отправлять наших детей в любую заграницу, а не только в США. Пора ставить точку. Я предлагаю в весеннюю сессию вообще запретить передачу наших детей в любые страны».

С рациональным предложением выступила представитель Мосгордумы Зинаида Драгункина: «В усыновлении нуждаются 119 700 российских сирот. Желающих их принять в семью в 10 раз меньше — есть 18 471 заявка от россиян. Причем усыновлять хотят только здоровых детей. Я предлагаю вместе с законом принять постановление о том, что нужно срочно принять комплекс мер, чтобы россияне захотели брать сирот в свои семьи».

«И тогда в России через 15 лет вообще не останется детских домов», — обрадовался Макин.

«За Россию — без сирот!» — проскандировал курянин Валерий Рязанский.

Когда подготовились голосовать, Валентина Матвиенко обратила внимание, что докладчик Клишас не покидает трибуну. «А вы что не присаживаетесь? Думаете на трибуне отстояться? Не получится. Садитесь и голосуйте, ваш голос важен».

В этот момент в фойе громыхнул оркестр, и заседание украсила песня: «И улыбка, без сомненья, вдруг коснется ваших глаз…» Музыканты решили отрепетировать новогодний концерт. Потом их попросили не шуметь, и они перестали.

За закон проголосовали 143 сенатора, противников и воздержавших не оказалось. И даже многие больные прислали телеграммы, что не могут присутствовать, но поддерживают закон всем сердцем.

На вопрос о том, как быть с теми десятками детей, которые уже почти обрели американскую семью, познакомились с будущими родителями, готовились уехать из детдома, строили счастливые планы, но теперь не уедут, Валентина Матвиенко затруднилась ответить.