Американцы и европейцы уверены: Южный Кипр — «прачечная русской мафии»

292

При упоминании родины Афродиты наши соотечественники со средним достатком вспоминают ласковое море, а те, кто побогаче и попредприимчивее, говорят о компаниях, налогах и анонимности.

И это происходит, несмотря на то, что официально Кипр не числится в черном списке FATF — организации, специально созданной «группой восьми» для борьбы с офшорным укрывательством от налогов. А «деофшоризация» — отнюдь не изобретение Владимира Путина, а мировой тренд. Так как же при этом Кипру удается быть убежищем капиталов — и чьих капиталов?

Кипр ждет помощи от ЕС и МВФ в размере 17 млрд евро. Но ключевая европейская держава — ФРГ — требует полного раскрытия банковских тайн «волшебного острова» в Средиземном море, который так любят наши соотечественники. Эта любовь пользуется взаимностью со стороны Кипра, но вызывает большие подозрения на Западе.

Кипр появился в американских публикациях на криминальные темы еще в далекие времена малиновых пиджаков и русской бензиновой мафии на Брайтон-Бич. Уже тогда, два десятилетия назад, американская Фемида занялась изысканиями на тему, которую совсем недавно озвучил министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле: «Возникает подозрение... Бросается в глаза, что российские инвестиции на Кипре очень велики, и в то же время кипрские инвестиции в России тоже велики. Как получается, что Кипр на втором месте по иностранным инвестициям в России? Нам нужны ясные ответы на эти вопросы».

Есть Кипр греческий, есть турецкий, но есть и российский

Поиск ответов на вопросы начнем издалека. Киприоты в своем большинстве не сеют и не пашут, несмотря на благодатный климат: сельское хозяйство составляет в структуре кипрской экономики лишь 2,3%, как указывает «Книга мировых фактов» ЦРУ (здесь и далее приводятся данные за 2011 год). Да и промышленность тоже не играет существенной роли — ее удельный вес составляет 16,4%. Все остальное (81,2%) — это сектор услуг, и преобладают в нем финансовые услуги. Диспропорциональное присутствие в экономике страны банковского сектора — уже само по себе фактор риска, как отметила в интервью радио Bloomberg директор-распорядитель Международного валютного фонда Кристин Лагард.

Представление о том, какого порядка доходы имеют кредитно-финансовые учреждения Кипра, дает публикация в немецком журнале Der Spiegel, с которой и начался нынешний сыр-бор: по данным журнала, россияне держат в кипрских банках 20 млрд евро, что превышает весь валовый внутренний продукт Кипра (18 млрд евро). Каждый второй евро, который лежит в кипрских банках, имеет российское происхождение. Но деньги на Кипре держат не только русские: 10-процентный корпоративный налог и другие офшорные налоговые радости привлекают деловых людей и темных личностей из самых разных стран.

И все-таки русские — вне конкуренции. Об этом писал в 2006 году американский журнал деловых кругов Forbes в статье, названной «Остров фантазии»: «В середине 90-х годов российская мафия контролировала от 70 до 80 процентов всей экономики России». Вывоз денег в прибежища типа Кипра помогал спасти их от налоговиков, коррумпированных бюрократов, кредиторов, конкурирующих гангстеров и шатких российских банков. Ныне отбывающий срок Михаил Ходорковский владел своим пакетом акций ЮКОСа через сложную сеть офшорных компаний на Кипре и в других местах». Добавим: и Ходорковский был совсем не один.

Русское царство

Forbes далее описывал то «русское царство», которое сложилось на острове в результате того, что вслед за деньгами туда стали в массовом порядке прибывать люди. Разборки, порой с убийствами; «расцветшая махровым цветом проституция привлекает женщин из бывших советских республик»; разгул коррупции среди кипрских чиновников. Журнал вспоминает, как в 2001 году начальник иммиграционной службы Кипра получил 20 месяцев тюрьмы: он за взятки оформлял разрешения на работу труженицам секс-индустрии. Forbes ссылается на доклад госдепартамента США и на исследование Университета Джонса Хопкинса (г. Балтимор, штат Мэриленд) о том, как женщин из бывшего СССР заманивают в рабство на Кипре.

Перечень кипрских прелестей, связанных с присутствием на острове «русской мафии», продолжает статистика импорта оружия «в количествах, которые далеко превосходят все разумные потребности населения и вооруженных сил Кипра». Крохотный остров (в его греческой части живет, если посчитать всех русских и прочих некоренных обитателей, порядка миллиона человек) по импорту оружия, как отмечал Forbes, стоит на уровне Великобритании, Германии и Франции. Почти все ввозимое оружие поступает из России. При этом «не ясно, выгружается ли оружие на берег или просто его импорт оформляется кипрскими подставными компаниями; куда потом идет это оружие, никто не знает».

Можно, конечно, и догадаться — хотя бы в общих чертах. Или спросить у Виктора Бута; правда, тот в американском заключении молчит как партизан и будет, видимо, молчать — чтобы жить, хотя бы за решеткой. Представление о том, в какие места идет оружие, дает один достоверно случившийся эпизод — вот как его описывала ровно год назад английская газета The Guardian:

«В этом месяце (речь идет о январе 2012 года. — И.Б.) в кипрский порт Лимассол зашло загадочное судно — российский грузовой корабль, которому пришлось искать укрытия от сильного шторма. На борту теплохода Chariot были спрятаны четыре контейнера, наполненные боеприпасами для AK-47 и реактивных гранатометов. Отправителем этого груза был Рособоронэкспорт, а получателем — не кто иной, как правительство Сирии».

Ракеты, шпионы и деньги

Этот груз оружия «грубо нарушал строгое эмбарго на военные поставки сирийскому режиму, введенное Евросоюзом», и Кипр, «член ЕС с 2004 года, должен был конфисковать этот груз», указывала английская газета. Однако этого не произошло: власти Кипра позволили судну покинуть порт, получив от капитана «туманные заверения, что он поменяет курс». Ну, а далее «капитан, пополнив запасы топлива, вышел в море и бодро взял курс на сирийский порт Тартус, где и сдал свой сомнительный груз». (Какой уж тут «сомнительный», коллеги!)

Далее газета вспоминает, как в 2010 году кипрский суд выпустил под залог и дал исчезнуть без следа Кристоферу Метсосу — разоблаченному в США «участнику российской шпионской сети», одному из «соратников Анны Чапман». Очень боятся кипрские власти прогневить своих «московских боссов», от которых в большой степени зависит благосостояние Кипра. Правда, как отмечает The Guardian, на самом Кипре есть немало критиков этого «пресмыкания» перед Москвой. Но заказывают московскую музыку не они, а куда более влиятельные и абсолютно промосковские люди — типа президента Кипра, коммуниста Димитриса Христофиаса, который в 1969—1974 годах учился в Москве и защитил там кандидатскую диссертацию по истории в Академии общественных наук. В Москве же он познакомился и со своей женой, учившейся в СССР киприоткой.

Выступая 15 января перед законодателями в бундестаге, глава минфина ФРГ Вольфганг Шойбле сообщил, что для спасения финансовой системы Кипра может понадобиться 17,5 млрд евро. Как сообщало агентство Bloomberg, министр высказал мнение, что в этом деле должна бы поучаствовать Россия. По словам Шойбле, он также попросил своего российского коллегу Антона Силуанова обсудить с президентом Путиным меры, способные содействовать пресечению незаконной деятельности по отмыванию денег.

Насчет «пресечения отмывания» могут быть сомнения. А вот насчет того, что России надо поучаствовать, — это подтвердил в конце декабря 2012 года лично президент Путин. За полгода до этого островное государство попросило у Москвы уже второй по счету кредит — на этот раз в сумме 5 млрд евро (первый, размером 2,5 млрд евро, Кипр получил в 2011 году). Губерт Фаустманн, адъюнкт-профессор Университета Никосии и специалист по европейским делам, объясняет эту щедрость без обиняков: «Речь идет об отмывании российских денег через Кипр. Русская мафия использует Кипр очень широко. Вот почему Россия не заинтересована в том, чтобы Кипр пошел ко дну экономически».

Остров в кругообороте капиталов

Мафия или легитимный бизнес — Кипр так или иначе притягивает к себе людей, имеющих дело с крупными деньгами. Как писал Forbes в своей публикации об «острове фантазии», учредить холдинг на Кипре можно с помощью адвоката или бухгалтера примерно за $4000 (с тех пор, наверное, подорожало, но вряд ли намного). Они помогут выбрать название компании, написать устав, назначить директоров и держателей акций. Этот процесс обычно занимает несколько недель. Есть на Кипре и специалисты по моментальному инкорпорированию: например, указывает Forbes, в Никосии работает маленькая фирма под названием Vishnu Enterprises, которая в своей рекламе обещает дать вам готовую компанию за 24 часа. При этом инвестору даже не надо приезжать на Кипр — за него все сделают.

Посетив сайт этой фирмы в Интернете, я увидел, о чем идет речь. Vishnu Enterprises предлагает зарубежному инвестору купить у нее готовую, уже зарегистрированную компанию — этот процесс «обычно занимает всего лишь 24 часа». Если же вы хотите создать и зарегистрировать свою компанию с нуля, это «занимает от одной до двух недель с момента утверждения названия компании». Сколько времени требуется, чтобы утвердить название, фирма не уточняет. Различные кипрские справочные службы называют сроки от одного-двух до пяти-семи дней. В любом случае — быстро. И без лишних вопросов типа «откуда деньги?».

В качестве отдельного серьезного преимущества, которое получает иностранный инвестор на Кипре, компания Vishnu Enterprises называет анонимность, которая «делает невозможным для третьей стороны выяснить реального владельца». Вы платите фирме ежегодную плату, и услуга анонимности будет в нее входить. Все включено!

Поэтому среди компаний, обосновавшихся на Кипре, — крупнейшие российские компании-экспортеры, которые хранят здесь свои деньги и акции. А потом эти деньги возвращаются обратно в Россию в качестве «иностранных капиталовложений». Объем накопленных инвестиций, поступивших в Россию с Кипра, превышает $40 млрд. Вот почему Россия будет и дальше спасать Кипр финансово, а Кипр будет подыгрывать России.

Кипрское продолжение «дела Магнитского»

В прошлом году в США ходили упорные слухи о том, что Никосия предложила Москве военно-морскую базу на острове в обмен на второй пакет финансовой помощи (это при том, что на Кипре с давних пор две военные базы имеют англичане). Однако, как сообщало прошлым летом агентство Bloomberg, министр иностранных дел Республики Кипр Эрато Козаку-Маркули опровергла эти слухи. А заодно заверила Москву, что использует свое председательство в Евросоюзе для налаживания стратегического партнерства между Еврокомиссией и Правительством России. (Кипрское председательство истекло в декабре минувшего года. Партнерства, да еще «стратегического», как-то не видно...)

Однако американо-европейский крестовый поход против отмывания грязных денег — дело серьезное, от него не отмахнешься, не скажешь: «Для московского дружка — хоть сережку из ушка!». Для начала властям Кипра пришлось открыть расследование по фактам отмывания через кипрские банки российских денег, связанных с «делом Магнитского». Речь идет о денежных средствах, которые отмывала т.н. группа Клюева, куда входили высокопоставленные чиновники ФСБ и МВД России. Дмитрий Клюев, бывший владелец Универсального банка сбережений (УБС), в 2006 году был осужден за попытку хищения 97% акций Михайловского горно-обогатительного комбината в Курской области. Через УБС проходил незаконный возврат налоговых платежей на сумму 3 млрд рублей. Доказательства отмывания украденных денег через кипрские офшоры представил кипрской генпрокуратуре именно инвестфонд Hermitage Capital, где работал юрист Сергей Магнитский. Власти Кипра еще совсем недавно отказывались расследовать это дело, но пришлось...

Так или иначе, Кипр продолжает свою проверенную временем (с 1960 года, когда остров получил независимость от Великобритании) политику «и нашим, и вашим»: он вроде как сам является частью Запада, но при этом уж очень тесно дружит, прямо-таки братается, с Россией.

Газ мимо «Газпрома»

Но и с Америкой у него тоже все в полном порядке: как сообщается на веб-сайте госдепартамента США, «Соединенные Штаты тесно сотрудничают с Кипром в продвижении наших общих трансатлантических приоритетов в рамках как двусторонних отношений, так и нашего стратегического партнерства с Европейским союзом... Наше двустороннее партнерство продолжает расти в сферах взаимных интересов, в том числе в таких, как обеспечение мира и безопасности в регионе, создание благоприятных условий для расширения торговли и инвестиций и охрана культурного наследия».

Далее госдеп упоминает наличие между США и Кипром соглашения о взаимной юридической помощи и участие Кипра в Инициативе по безопасности в борьбе с распространением оружия массового уничтожения. (Страны-участницы этой международной программы, инициированной США в 2003 году, обязуются следить, чтобы корабли под их флагами, а также под флагами других стран-участниц не использовались для перевозки оружия массового поражения и технологий, которые могут быть использованы для его создания. — И.Б.). США не признают самопровозглашенную в 1974 году «Турецкую Республику Северного Кипра» и призывают к сосуществованию обеих общин в рамках одного государства.

Остров, переживающий глубокий финансовый кризис, рассчитывает не только на помощь московских друзей и западных союзников. Судьба послала ему шикарный подарок — открытие крупного газового месторождения на шельфе (запасы составляют 250 млрд куб. м — примерно столько потребляет Германия за 2,5 года). Разведочное бурение вела американская компания Noble Energy. Только что кипрские власти объявили первого победителя тендера на добычу газа — им стал консорциум в составе итальянской ENI и южнокорейской Kogas.

19 декабря прошлого года власти Кипра остановили переговоры с другим консорциумом, который включает в себя российский «ООО Новатэк» и французскую компанию Total (он претендовал на другой блок, нежели тот, который достался ENI—Kogas). С точки зрения кипрского руководства, переговоры шли неудовлетворительно.

Но, как говорится, еще не вечер. Ласковый теленок двух маток сосет. А то и больше.

МЕЖДУ ТЕМ

Компания «Мечел» выиграла аукцион на приобретение 73,33% обыкновенных именных акций порта (55% уставного капитала). И, по данным СМИ, спустя 1,5 месяца продала практически всю свою долю трем кипрским офшорам: «Оперн Трейд Лимитед», «Седмино Инвестментс Лимитед» и «Травине Трейдинг Лимитед».